ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Но тут же совсем другое дело! – простонал песоед. – Она мертва. Нельзя вырезать дитя из мертвого тела. Оно родится без души и навлечет страшную беду на весь мир.

Дернув голову лекаря, Гамрат отрезал ему второе ухо.

– Ты извлечешь дитя из ее чрева. Я буду отрезать тебе части тела одну за другой, пока ты не покоришься мне.

– Дитя… Оно будет исполнено скверны…

– Ты уже солгал мне раз. Не думай, что я поверю тебе теперь! – Великий магистр приставил острие кинжала к носу Бао Ли.

– Я… Я все сделаю… – пролепетал лекарь. Встав, он с ужасом посмотрел на кинжал. – Я все сделаю… – Его голос звучал уже спокойнее. – Так будет правильно. – Ли шагнул к Гамрату. И вдруг бросился вперед. Лезвие кинжала вошло ему между ребер. Лекарь охнул. Улыбнулся. – Пусть и меня ждет путь во тьму…

Гамрат, ругнувшись, выдернул кинжал из его тела. Он не раз видел подобные раны. Смерть песоеда будет не из легких, он будет умирать долго и мучительно. Но теперь он уже не мог помочь им.

Великий магистр в ярости оттолкнул раненого, и тот упал рядом с постелью, где лежало тело убитого телохранителя принцессы. Мертвых в шатре становилось все больше.

– Дай мне кинжал! – потребовала Занета. – Нужно хотя бы попытаться. Если ничего не делать, ребенок умрет. Если у меня не получится его извлечь, ребенок умрет. Но если нам повезет…

Она была права. Гамрат протянул ей оружие.

– Да направит Создатель твою руку…

Вестермарк, южнее Черного Леса, далеко за полдень, 13-й день месяца Урожая, 18-й год до второго восхождения Сасмиры на престол

Рыцарь осторожно коснулась разреза в форме полумесяца на животе покойницы. Руки Занеты дрожали. Она мысленно твердила себе, что это их единственная надежда на спасение ребенка. К тому же, в конце концов, сколько раз она потрошила кабанов после охоты? По сути, тут нужно сделать то же самое.

Ее пальцы что-то нащупали. Ножка?

Занета осторожно потянула. В зияющем разрезе показались крохотные пальчики, и рыцарь извлекла из тела принцессы дитя, перепачканное кровью и слизью. Оно казалось невероятно бледным. Не ребенок, а статуя из белоснежного мрамора.

И дитя не шевелилось. Не издавало ни звука. Глаза его были закрыты.

«Девочка…» – подумала Занета, отирая маленькое личико роскошным шелковым поясом с тела мертвой матери.

– Ребенок мертвый? – спросил Великий магистр.

Занета еще никогда не присутствовала при родах. Повитухи не терпели присутствия таких женщин, как она, в комнате, где дитя впервые видит свет мира.

Девочка была такой маленькой, такой хрупкой. Занета растерялась.

– Нужно ее шлепнуть… – неуверенно предложил Великий магистр.

Встав на колени рядом с Занетой, он взял у нее ребенка, опустил головкой вниз. Занете подумалось, что вот так, головой вниз, подвешивают убитого на охоте зверя, чтобы из тела вытекла кровь. Затем Гамрат шлепнул ребенка по ягодицам.

Малышка распахнула глаза. Голубые, как летнее небо. А потом открыла рот. С маленьких губ сорвался истошный крик.

– По-моему, не стоит долго держать ее головой вниз… – нерешительно произнесла Занета. – И, наверное, нужно перерезать пуповину.

– Ты в этом точно лучше разбираешься, чем я. – Великий магистр передал ей ребенка.

Занета развязала тонкую кожаную ленту, которой подбирала волосы, перетянула пуповину и перерезала кинжалом, а потом робко прижала малышку к груди, погладив ее по слипшимся золотистым волосикам.

Девочка вопила не переставая. Может, нельзя ее прижимать к себе? Или дело в холодном металле нагрудника кирасы? Занета чуть отстранилась. Погладила малышку по щеке, провела кончиком мозолистого пальца по крошечному рту.

И тут малышка с удивительной силой начала сосать ее палец, тихо причмокивая.

– Умница… – с явным облегчением пробормотал Великий магистр. – Все-таки женщины от природы умеют обращаться с детьми.

Занета не могла с ним согласиться. Ей не казалось, что она что-то делает правильно. И что будет, когда малышка поймет, что из пальца молоко не высосешь?

– Нам нужно найти ей кормилицу.

– Это точно! – согласился Великий магистр. – Нам и самим выпить не помешает, мы заслужили. – На полу он заметил украшенную черным орнаментом амфору. – Камаринское красное. Лучшее вино, какое только можно купить. – В серых глазах блеснул триумф. – Мы победили. И у нас вновь есть императрица.

Достав нож, он срезал восковую печать с амфоры и разлил вино по кубкам.

Вестермарк, южнее Черного Леса, далеко за полдень, 13-й день месяца Урожая, 18-й год до второго восхождения Сасмиры на престол

Гамрат принюхался, вдыхая роскошный аромат. В вине чувствовались нотки лесных ягод. В горле у Великого магистра пересохло. Прошло немало часов с тех пор, как он что-то пил.

Он радостно посмотрел на Занету. Сегодня на рассвете Гамрат думал, что ведет цвет своего рыцарства на верную смерть. Теперь же он одержал полную победу.

Впрочем, им стоит уходить отсюда, и поскорее. Шум боя затих, только слышались стоны раненых и умирающих, а еще хриплые голоса выживших. И треск пламени. Они слишком близко к объятому пламенем Черному Лесу. Нельзя тут оставаться!

Из-под полога юрты шел голубовато-серый дым, разъедал и без того сухое горло. Гамрат потянулся к кубку. Поразительно, что у этого дикаря в шатре такое вино. Быть может, подарок Марсиа? Великий магистр вздохнул. Его терзали угрызения совести за то, что он не поверил принцессе.

Он поднес алый каменный кубок к губам.

– Нет! – Занета вдруг резким ударом выбила кубок у Великого магистра из рук. Дорогое вино пролилось на овечью шерсть.

– Что… – Гамрат осекся.

– Смотри! – Рыцарь указала на нефрит.

В месте, где кубка коснулось вино, алый нефрит покрылся темными прожилками.

Малышка, которой больше не давали сосать палец, жалобно захныкала.

– Я такого еще никогда не видел… – выдавил Гамрат.

– Я слышала о драгоценных камнях, изменяющих цвет от прикосновения яда. Но кубок… Это чудо! – Занета посмотрела на девочку. – Малышка не проклята. Напротив, она принесла нам удачу! – Рыцарь погладила ребенка по голове, и дитя довольно пискнуло. – Сегодня случилось два чуда. Мертвая родила дитя, а Отец Небесный даровал нам знак, чтобы мы распознали ложь коварного лекаря. Этот алый кубок – символ того, что мы узрели истину и поступили правильно. Отныне этот кубок станет моим гербом. И я клянусь, что не успокоюсь, пока не будет восстановлен былой порядок. Пока законная императрица не взойдет на престол!

Гамрат удрученно посмотрел на мертвую дочь императора. Нельзя оставлять ее тело здесь, нельзя снова подвести ее!

Встав рядом с ней на колени, он поднял ее тело. И удивился тому, насколько оно легкое. Одной из овечьих шкур на полу, лежавших на полу, Великий магистр попытался прикрыть ее рану, но голова принцессы соскользнула с его локтя и повисла под неестественным углом, а глубокая рана разошлась, зияя на шее вторым ртом.

Подложив ладонь под ее золотистые волосы, Гамрат осторожно прижал голову к своей груди.

– Тебя лишили жизни императорской дочери. Но в смерти мы воздадим тебе честь. Ты будешь похоронена так, как и надлежит дочери императора. – Он посмотрел на Занету, прячущую кубок. – Возьми с собой и голову генерала.

– Пусть его голова сгорит здесь! – возмутилась рыцарь. – Он жестоко казнил моего дядю. Я не собираюсь воздавать ему почести!

– И все же генерал был единственным, кто дарил счастье дочери нашего императора. Похоже, в последние минуты жизни он думал только о ней. Иначе зачем ему было пытаться пройти в шатер, вместо того чтобы спастись? Как еще ты можешь отомстить мертвецу? Возьми его голову! Мы похороним генерала вместе с принцессой.

– Ты не знаешь, что он сделал с моим дядей… – горько прошептала Занета.

Гамрат с сочувствием посмотрел на нее.

– Его поступки не будут мерилом моих поступков. – Он помолчал. – А теперь бери голову! – не терпящим возражений тоном приказал Великий магистр.

26
{"b":"736707","o":1}