ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Вестермарк, южнее Черного Леса, утро, 12-й день месяца Урожая, 18-й год до второго восхождения Сасмиры на престол

Занета нагнулась, взяла горсть земли и растерла в ладонях. День будет жарким. И долгим. Она только что проверила, во всех ли повозках достаточно воды.

– Волнуешься? – Ее дядя Ян фон Таноу излучал спокойствие.

Сегодня он облачился в полный доспех. Ян был одним из самых хорошо экипированных воинов в ее небольшом войске: латные наручи и поножи, кольчуга и подогнанная точно по размеру кираса, на голове – шлем-хундсгугель, плотно прилегающий, с заостренным вытянутым забралом. Когда забрало было опущено, шлем немного напоминал псиную морду, поэтому его еще называли «собачьим капюшоном». Но сейчас забрало Яна было поднято. Лицо рыцаря раскраснелось от зноя – в этом многослойном доспехе он изнывал от жары.

Сама Занета носила бацинет, шлем без забрала. Ей не нравилось, что шлемы с забралом мешают обзору: что можно разглядеть в эти узкие прорези? Она командовала войском. Ей нужно было иметь полное представление о том, что происходит вокруг.

– Скорее бы уже все началось, – проворчала женщина. – Ненавижу ожидание.

Она выглянула в узкий проем между двумя фургонами, всматриваясь в лагерь Железной орды.

Все повозки стояли вплотную друг к другу, с поднятыми оглоблями. Между спицами колес вились тяжелые железные цепи, соединявшие повозки и не позволявшие вытащить фургон из заграждения.

С внутренней стороны укрепления на повозки вели широкие сходни, по которым легко было подняться внутрь.

Занета увидела, как перед лагерем орды выстроились три подразделения.

– Они пойдут пешим строем, – раздраженно пробормотала она.

– Сян Юй не глупец, – отметил ее дядя. – Он знает, что конным это укрепление не взять.

– Вижу! – Занета обвела взглядом повозки. – Приготовить арбалеты! – громко приказала она. – Стрелять только по моему приказу. Всадники во внутреннем круге, приготовиться!

– Может, пора прекращать маскарад и убрать с повозок парусину?

Женщина посмотрела на дядю.

– Занета, они должны видеть, что это за повозки, – настаивал Ян.

Она и сама все понимала.

– Ткань защищает наших солдат от солнца. Мы перетащим ее на тыльную сторону повозок. – Бросив взгляд на лагерь противника, она увидела, что за пехотой, выделенной для этого боя, двинулись лучники. – Иди к конным. Ты поведешь кавалерию в атаку, когда я отдам приказ.

– Быть может, нам…

– На этот раз мне не нужен твой совет, дядя. – Сковывавшая ее тревога отступила. Ожидание завершилось. Занета махнула рукой солдатам, стоявшим наготове между двумя рядами повозок. – Принесите павезы. Нам нужно закрыть наших воинов щитами от этого проклятого града стрел. Если вы не задействованы внутри повозок и не причислены к контратакующему отряду, укройтесь под телегами второго ряда укрепления.

– Занета… – снова начал дядя.

– Ян фон Таноу, ты получил приказ! Заступай на пост!

Выругавшись, дядя опустил забрало шлема.

Ей было неловко вот так грубить Яну, но следовало продемонстрировать решительность перед остальными.

Занета направилась по деревянным сходням в боевую повозку.

– Еще никогда не видел, чтобы кто-то так говорил с победителем имперского турнира. – Стоявший неподалеку воин в потрепанном зеленом стеганом доспехе широко улыбнулся. Волосы у него уже начали редеть, а по левой щеке тянулся уродливый красный рубец. – Он, конечно, невысокий, но с мечом управляется лучше всех. Я бы не решился дерзить ему.

– Я командую этим войском, потому что могу решиться на то, чего опасаются другие, – ухмыльнулась Занета, входя внутрь фургона.

Тут пахло потом и соленой рыбой. В повозке было тесно: всего два шага в ширину и чуть больше восьми шагов в длину. Деревянные стенки снаружи закрывала вощеная ткань, и казалось, что это просто крытые парусиной купеческие повозки. В прочной деревянной стене, повернутой в сторону врага, зияли четыре треугольные бойницы, каждая с ладонь величиной.

Внутри стояло шестеро арбалетчиков. Еще шесть солдат ожидали снаружи – им предстояло перезаряжать арбалеты для стрелков. На деревянном полу лежали боевые косы и молотила. И три пики: острое трехгранное лезвие в полшага длиной крепилось на деревянной рукояти длиной в шаг. В полу повозки были проделаны равномерно расположенные отверстия, каждое с серебряную монету. На первый взгляд казалось, что это просто проломы в толстых дубовых досках, но на самом деле они предназначались для пик, на тот случай, если противник попытается проползти под повозкой.

– Подкрепитесь перед боем? – Один из арбалетчиков протянул ей плоскую деревянную тарелку с засоленной сельдью.

– Голод во мне просыпается уже после боя, – пожав плечами, ответила Занета. – До этого кусок в горло не лезет, зато потом аппетит просто зверский.

– Вот и у меня так же, – энергично кивнул солдат со шрамом на щеке. – Прямо как…

И тут протрубили к бою. Воздух наполнился криками из сотен глоток.

– Сдернуть парусину! – громовым голосом отдала приказ Занета.

Два воина в повозке потянули за ткань, обнажая деревянную стену с бойницами. Теперь Занета видела три отряда, выступивших на ее укрепление.

– Присоединитесь? – Солдат со шрамом протянул ей взведенный арбалет.

Занета отмахнулась.

– Я и в дверь сарая не попаду, даже если буду стоять прямо перед ней. Лучше вы займитесь стрельбой. – Она опустила ладонь на рукоять меча. – А я помогу, когда они подойдут на расстояние ближнего боя. Фехтовать меня учил дядя, и могу поспорить, в этой орде с ним никто не сравнится.

Она отошла от бойницы, и солдат со шрамом встал на ее место. Заложив арбалетный болт, он вскинул оружие на плечо и спокойно прицелился. Стрелы врага с треском впивались в толстую древесину стен боевой повозки.

Занета подхватила павезу и подняла над головой: этот широкий и длинный щит мог защитить от стрел и ее саму, и людей рядом.

– Открыть стрельбу! – приказала она.

Защелкали тетивы, и боевой клич врагов сменился криками умирающих.

Вестермарк, южнее Черного Леса, Час Дракона, 12-й день месяца Урожая, 18-й год до второго восхождения Сасмиры на престол

Габбар жадно ловил губами воздух. При подъеме на холм воины обогнали его. Военачальник выругался. Каргасы – народ наездников. Они несутся на врага, сидя на спине верного коня. А это проклятое пешее наступление – просто позор какой-то.

Арбалетные болты выкашивали первые ряды его воинов. Габбар был рад, что не оказался на их месте. Он не был трусом, но ценил жизнь.

– Может, помочь? – Тан Ю протянул ему руку.

Этот молодой парень был отличным воином! Мускулистый, необычно высокий для каргаса. И ко всему еще и красивый.

– Может, мне тебя пнуть, наглец? Я твой военачальник, и мне не нужно хвататься за чью-то руку! И клюка мне не нужна!

Пот заливал Габбару глаза. Проклятый холм! Воин переступил через стонущего раненого, стараясь не смотреть на несчастного: руки умирающего цеплялись за болт, вошедший в грудь до оперения.

Над головами свистели стрелы, стучали по прочной древесине боевых повозок. Проклятые бойницы в стенах не больше ладони, туда даже из ста стрел едва ли одна попадет! Эти стрелы не навредят противнику в повозке.

Отступление было бы мудрым решением. Нужно взять с собой что-то, чем они смогут поджечь эти проклятые повозки. И никакой добычи на холме нет! В повозках вовсе не сокровища, там засели проклятые арбалетчики!

Габбар посмотрел налево, в сторону Чани и его отряда. Те воины уже почти добрались до повозок. Если он сейчас отдаст приказ об отступлении, эти бесовы скотоложцы до скончания века будут насмехаться над ним за проявленную трусость!

– Вперед! – задыхаясь, выкрикнул он. – Мы первыми прорвем заграждение!

Тан Ю удивленно оглянулся на него. Топор, взятый из лагеря, юноша закрепил на спине.

– Нечего на меня таращиться, будто теленок несмышленый! Давай сюда руку и тяни меня на холм. Как предводитель отряда, я должен быть в первых рядах.

8
{"b":"736707","o":1}