ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Ерунда, — отмахнулся Шимон. — Это и есть их дела. Делай добро и бросай его в воду. Им выгодно собирать вокруг себя людей, сколачивать общину… или как оно тут называется? Клан, что ли… Ну, ты меня понял.

— Не совсем. Ладно, допускаю, что это все совпадения. Но готов поспорить, что едва нам что-то понадобится, возникнет добрый дядя и если не даст нужную вещь, то поможет найти, — Тарвит хлопнул в ладоши перед лицом, погубив целый летучий эскадрон комаров. — Такое чувство, что все оно сделано исключительно для нас и под нас…

— Ну великолепно же. Всегда мечтал жить в государстве, которое заботится о своих гражданах…

Государство… граждане… Большие дома, много людей. Железо, бетон… Такие знакомые, но смутные понятия… И тут до Тарвита дошло, что Шимон прокололся! Вот момент, когда можно взять его за жабры и вытрясти правду.

— А что такое государство? — спросил он равнодушно, а сам боковым зрением следил за напарником, перестав обращать внимание даже на комаров.

Шимон сморщил брови, потер лоб пальцем, будто хотел им застрелиться, и аж покраснел от натуги. Тарвиту казалось, что он слышит, как в мозгу напарника скрипят шестеренки.

— Не знаю. Точнее, знаю, чувствую, а объяснить не могу.

Съехал! Догадался, что его на горячем поймали! Но ведь как врет, как врет! Надо у него потом взять несколько уроков вранья.

Вдалеке снова завыли, донесся рык. Шимон повернулся на звук, помолчал пару секунд и сказал:

— Еще я слышал, что если развиться до десятого уровня, тебе откроется некое особое умение, суперспособность. Меткость, умение бить без промаха… Не знаю, что еще. Ты реально станешь сильнее, так что нам надо валить всяких тварей, и чем они сильнее, тем больше опыта перепадает.

— Но некоторых лучше не встречать. Упырь один чего стоит, — проворчал Тарвит и замер, услышав хруст веток под чьими-то ногами.

Они с Шимоном встали спиной к спине: воин-латник и стрелок.

— Да, с некоторыми лучше не связываться, если забивать их, то — большой толпой, — прошептал Шимон, поглядывая по сторонам.

— Короче, так, у тебя доспехи, ты работаешь на ближней дистанции, я валю издали, — предложил стратегию Тарвит. — Если тварь мощная, лезем на дерево, и оттуда я ее расстреливаю. Надеюсь, стрел хватит.

— Если она выше 20 уровня, сразу на дерево. Не справимся…

В кустах заохали. Тарвит уже слышал такое оханье и предположил:

— Падальщик. Первый, кого я встретил в Ундервельте.

Не выпуская саблю, Шимон лег на спину, притворяясь мертвым, чтобы поймать тварь на живца. Тарвит отошел метров на пять — с такой дистанции он стрелял довольно метко — достал стрелу из колчана, прицелился.

Кусты качнулись, и оттуда, прихрамывая, показался падальщик, точнее:

Трупоед, 8 уровень.

Тарвит натянул тетиву, дожидаясь, когда трупоед полностью вылезет из кустов… И оторопел. У твари было три пары лап, формой похожих на паучьи, но с мышцами, перекошенная почти человеческая рожа. Передние лапы заканчивались двумя пальцами с мощными изогнутыми когтями, средние — пиками, на них трупоед едва опирался, из-за чего казалось, что он хромает.

Комок тошноты подкатил к горлу, сердце затарабанило. Захотелось бросить лук и бежать, бежать из этого бесконечного кошмара.

Но нет! Тарвит спустил тетиву. Стрела вонзилась не в глаз, как рассчитывал Тарвит, а в пасть трупоеда. Тварь издала душераздирающий рев, и тут вскочил Шимон, полоснул тварь по горлу, но она не издохла!

Из раны хлестала кровь, но трупоед нашел в себе силы для атаки, ударил Шимона передней лапой, встав на дыбы — когти скрежетнули о металл кирасы, Шимон упал, его сабля отлетела в сторону.

Вторая стрела отскочила от бронированной туши трупоеда, собравшегося прыгать на Шимона, а вот третья впилась в его бедро, но он даже не обернулся. Стоя на задних лапах, трупоед поднял среднюю, заканчивающую острой пикой, чтобы проткнуть Шимона. И тогда Тарвит, выхватив кинжалы, с диким ревом набросился на монстра сзади, запрыгнул ему на спину и замолотил кинжалами куда придется. Трупоед зарычал, завертелся, пытаясь его сбросить. Кровь из надреза на шее продолжала хлестать.

Двойной удар кинжалами прошел, но твари было хоть бы что. Ее аномальная живучесть парализовывала, вызывала желание опустить руки.

Трупоед отстал от Шимона и все усилия бросил на то, чтобы сбросить Тарвита, который распластался на его спине, обхватив ее ногами. Левой рукой он держался за роговую пластину, правой наносил удары кинжалом.

Что делал Шимон, видно не было, потому что монстр вертелся, и картинка смазывалась. Напарник кряхтел, матерился, доносились удары — судя по всему, время зря не терял.

Наконец трупоед в последний раз дернулся и упал. Поскольку он был почти вдвое сильнее, Тарвит взял пятый уровень. Шимон, с головы до пят забрызганный кровью, победно улыбнулся и воскликнул.

— У меня пятый!

— Вижу.

— Точно, я тоже вижу! — Довольный, как ребенок, Шимон сделал пару танцевальных па. — С тобой можно иметь дело.

Продвигаясь на юго-восток, к проклятому гномьему поселению, приманили облезлого волку-одиночку 7 уровня, стадо кабанов, из которых убить удалось лишь одного, падальщика и здоровенную змею на жабьих лапах. Молодого кабанчика разделали, мясо сложили в мешки, чтоб зажарить на ужин.

Поначалу Тарвит цепенел, видя местных уродов, но к концу дня привык. Вечерело, и надо было искать удобный ночлег, но пока не попалось ничего подходящего.

— Ночевать на дереве — не лучшая перспектива, — озвучил свои мысли Тарвит, ощутил вибрацию и замолчал, прислушался и принюхался.

Земля снова вздрогнула, еще и еще раз, и чуткий нос оборотня уловил запах сладковато-пряный запах смерти. Приближалось что-то огромное и опасное. Пока Шимон пытался понять, чего дрожит земля, Тарвит хлопнул его по спине и воскликнул, указывая на кряжистый дуб:

— Туда. Живо!

Видимо, он был настолько убедителен, что не последовало вопросов, и напарники со скоростью котов вскарабкались на самую верхушку и оторопели: тварь еще видно не было, но сосновые стволы она раздвигала, как былинки.

— Надеюсь, мы слишком мелки и не заинтересуем ее, — пробормотал Шимон и затих.

На поляну выскочило стадо кабанов и пустилось наутек, а следом за ними вылезло… нечто. Башка, как у слепленного из пластилина великана, который слегка растаял, а до того — обгорел, туша от тираннозавра, ручки вполне человеческие, а вот ноги — почти слоновьи.

Тварь называлась колоссом и передвигалась то бегом, то прыжками. Вот она примерилась, прыгнула на отставшего поросенка — бум! И раздавленный поросенок отправляется в пасть, а колосс продолжает преследование.

Подождав, пока твари скроются из вида, напарники слезли, и Шимон сказал:

— У кабанов один шанс выжить — разделиться.

Тарвит согласился. К тому моменту они оба взяли восьмой уровень, Тарвит вкинул по одному очку характеристик в выносливость, надеясь, что так бодрость будет снижаться медленнее, в ловкость и восприятие. Его характеристики выглядели так:

Сила — 1;

Выносливость — 2;

Ловкость — 4;

Восприятие — 5;

Интеллект — 3;

Харизма — 0.

— Пора искать убежище, — напомнил Тарвит, — а то нарвемся на такого монстра, и конец нам.

Его бодрость снизилась до 79 %, намекая на то, что неплохо бы поспать и подкрепиться. Напарники надеялись добраться до брошенного строения, забив по дороге еще пару волков. Если сначала уровень повышался, стоило им убить одного зверя вдвоем, то теперь дело шло медленнее. Напрашивался вывод, что с каждым шагом будет сложнее, и сотого уровня достигнуть можно лишь за пару лет, а то и вовсе никогда, учитывая мощь местных тварей, которые за это время точно убьют.

— На худой конец к гномам попросимся, — успокоил Шимон. — Они вроде как союзники.

А Тарвит задумался о том, что у гномов могут водиться маги, опознающие в нем оборотня.

Вечерело. В лесу стало сумеречно, активизировались комары. Но быстро передвигаться было нельзя из-за ловушек, которые кристалл не распознавал в движении.

18
{"b":"736734","o":1}