ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Обещаю…

– И никогда, слышишь, никогда, – вдруг добавляет она дрогнувшим голосом, – не смей снимать мой подарок! – Я машинально прикасаюсь к кулону в виде сердца, который мама и папа подарили мне неделю назад на мое пятилетие.

– Хорошо, – соглашаюсь, не отрывая от мамы испуганного взгляда.

– Я люблю тебя, – шепчет она, на секунду прижав к себе. А после отпускает и уходит прочь, закрывая за собой дверь шкафа.

Дальше следует тишина. Несколько долгих секунд. Потом сильный грохот, топот ног и голос:

– Убить тварь!

– Марк найдет тебя… И ты ответишь за все! – сердито говорит мама. Затем разносится противный мужской смех, выстрелы и крик мамы…

– Я буду его ждать! – холодно. И все стихает.

Я прижимаю к себе Доджи и медленно на коленях подползаю к единственному источнику света – щели в шкафу. Смотрю наружу и вижу на полу маму в луже крови. Хотелось зарыдать, закричать, выбежать, прижаться к родному телу, но в этот момент рядом со шкафом мелькнула тень громадного человека, который своим видом заставил меня потерять дар речи.

– Ребенка не нашли! – отчитывается другой голос со стороны.

– Сжечь здесь все! – приказывает, и в поле моего зрения попадает его лицо... С черными, как смоль, глазами, огромным шрамом на лице и густой рыжей бородой. Его вид пугает меня, и я отползаю назад, быстро забираясь обратно за коробку. – Она слишком мелкая и не сможет выбраться. Но, на всякий случай, оставь возле дома человека. Если маленькая дрянь попробует сбежать, застрелили ее…»

Глава 37

- Я… Я вспомнила, – еле произношу, еще не отойдя от шока. Мою маму убили у меня на глазах. Убийца был жестоким и бессердечным ублюдком. Он так же хотел прикончить меня, тогда еще маленькую девочку, но… – Это был не Арн, – говорю. – Я видела убийцу… Это не Арн! – повторяю, вспоминая ужасного мужчину с рыжей бородой и шрамом на лице.

– Может быть, он и не стрелял… – переубеждает меня Адамов. – Но он был там, пока его отец убивал Миреллу! Доминантовы убили твою маму!

– Нет! – говорю с ужасом в голосе, с трудом удерживаясь на шатких ногах. Так много всего… Много информации, нового, болезненного! И вдруг я понимаю, что Арн ничего не отрицает. Его тело напряжено, а рука сильно сжимает мою талию. – Ты?.. – пытаюсь спросить, дергаясь в его руках, но он не отпускает меня.

– Меня не было там, – наконец-то, говорит он. – Я хотел поговорить с тобой, сказать…

– Значит это сделал твой отец? – уточняю дрожащим голосом.

– Мне очень жаль…

Подтверждает, чем бьет в самое сердце. В мыслях сразу возникает опасливое предположение, которое я выговариваю без замедления:

– Ты знал? Знал, кто я, и скрывал… Пользовался мною… – рыдая.

– Нет! – обрывает Арн. – Я узнал только сегодня! Хотел поговорить, но это похищение…

– Ты видел мой кулон…

– Мне были знакомы только инициалы. Они похожи на логотип фирмы, которой когда-то руководили наши отцы. Не больше. Я сомневался, не верил, поскольку такое совпадение было нереальным… – объясняет, но это ничего не меняет.

– Почему ты мне не высказал своих подозрений тогда, когда впервые увидел мое сердечко? Почему не поговорил со мной? – спрашиваю, вновь дергаясь в его руках, но он не отпускает меня.

– Мы не знали друг друга, и было не до этого… – выпаливает, прижимаясь носом к моей щеке. – Не закрывайся от меня, Ава, – просит он. – Я знаю, то, что сделал мой отец, непростительно, но не закрывайся от меня. Между нами может быть все по-другому! Эта наша жизнь, новая! Мы можем начать все сначала, сами… Без них.

– Нет! Нет! Нет! – кричу. – Думаешь, с этим так легко смириться?! У меня жизнь украли! Убили мою маму, и это сделал твой отец! Как мне теперь смотреть тебе в глаза? Как?.. – шепчу, пытаясь вырваться из его рук. – Отпусти меня!

– Нет! – сердится, прижимая к себе.

– Убери от нее руки, иначе получишь пулю в лоб! – вмешивается мой отец.

– Попробуй! – с вызовом бросает Арн, и в его голосе слышится звериное рычание. – Ты не получишь ее! – так самоуверенно.

– Это не тебе решать, – говорю, размахиваясь рукой, и наношу Арну удар локтем в живот, со всей силы, как он учил. Неожиданно и точно больно, потому что мужчина ослабляет свой захват, позволяя мне вырваться из его рук. – Это все! – говорю, отступая от него. – Я не могу больше быть с тобой…

– Ава, нет! – рычит Арн, дергаясь в мою сторону, но его останавливает охрана моего отца. Сначала только придержали за плечи, а, когда он начал раскидывать всех кулаками, они начали бить его в ответ.

Сердце разрывалось от этого зрелища, давило в груди, не хватало дыхания… Было по-адски больно. Словно живьем разрывают все изнутри, но я не вступилась за него, не смогла, поскольку была не в состоянии ничего предпринять. Мой отец взял меня за руку, потянул за собой, и я не успела ничего сообразить, как уже оказалась в его машине.

– Все хорошо, моя девочка, – прошептал он, прижав меня к себе. – Теперь ты в безопасности. Тебя никто никогда не обидит. Все кончено… Я так рад, что ты жива… Нам столько нужно друг другу рассказать… Столько наверстать.

Я ничего не отвечала. Чувствовала себя так, словно я выжатый лимон… Как будто разорвали на части. Невыносимо…

Как мне теперь принять все то, что я узнала, вспомнила и пережила?

Как мне избавиться от жгучей боли?

Как мне жить без Него?..

Глава 38

Ава

Я не знаю, куда мы ехали. Не смотрела по сторонам, но дорога была долгой и напряженной. Мой отец пытался разрядить обстановку: что-то говорил, пробовал шутить, но это мне не помогало. Я не могла успокоиться… Не могла перестать думать о том, что случилось, и о том, что с Арном.

– Вы убьете его? – спрашиваю пересохшими губами, обрывая захватывающую речь отца о его великолепном доме.

– Не нужно на «вы», – говорит мягко. – Ты моя дочь…

– Ты готов был меня убить, чтобы отомстить! – сержусь. – Мой отец был не таким! Я помню…

Адамов отводит взгляд в сторону, вижу, что мои слова причиняют ему боль, но я не могла так сразу все забыть и вновь полюбить его.

– Меня ожесточили обстоятельства… Трудно быть добрым и хорошим, когда у тебя живьем вырывают сердце. Ты и мама – единственное, что было у меня, самое дорогое и любимое, – говорит грустно.

– Что произошло? – интересуюсь, подавляя свою злость. Его тоже можно было понять. – Почему отец Арна убил маму?

Адамов тяжело вздыхает, нервно ерзая на сидении, но не скрывает, а начинает рассказывать:

– Тогда, тринадцать лет назад, мы с Доминантовыми были хорошими друзьями. Возглавили совместную фирму, дела шли вверх. Все предвещало успех, богатство, популярность. У нас была самая известная международная строительная компания…

– И что случилось? – обрываю в нетерпении. Что могло произойти, когда все так было отлично.

– Твоя мама… Она ехала ко мне. Мы всегда вместе обедали… Уже возле здания тормоза ее машины почему-то отказали, и она сбила Аишу, жену Доминантова…

– Она убила маму Арна? – уточняю с ужасом.

– Нет, Аиша осталась жива, но она была беременна и из-за этой аварии потеряла ребенка. Доминантов озверел…

– О Боже! – шепчу, теперь понимая, в чем причина. Но это ведь случайность, несчастный случай, а я помню, как безжалостно убили мою маму, и, без сомнения, убили бы меня! Что за зверь этот Доминантов!

– Я пытался поговорить с Ремом, но он не хотел меня слушать. В него словно Дьявол вселился…

– Конечно, ведь он потерял своего ребенка, – обрываю.

– Не стоит искать ему оправдания, Ава! Мирелла не была виновата! Это машина, понимаешь… – доказывает мне.

– Я не ищу оправданий! Он не имел права убивать маму и… Меня. Но все так… Сложно, – с трудом выговариваю. Почему это произошло именно с ними? Они ведь были друзьями. Все только начиналось… – И что потом? – спрашиваю, желая узнать, чем все завершилось.

23
{"b":"736740","o":1}