ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— А то, что это ведьма Чёрного ковена? — наклонив голову, уточнил ворон.

Я даже запнулась и чуть не полетела вниз по ступенькам, но удержалась на лестнице.

— Чёрный ковен? Ты уверен?

— Как в том, что меня зовут Корб, — кивнул ворон. — Будь осторожна.

Я задумчиво кивнула и подошла к гостиной, из которой доносился приглушённый закрытой дверью женский смех.

Глава 9

Когда я вошла в гостиную, смех и разговоры резко прекратились. Я ощутила на себе всю тяжесть скрестившихся на мне взглядов: синих глаз, уже мне хорошо знакомых, смеющихся светло-серых и ярко-голубых, придирчиво ощупывающих каждый миллиметр моего тела.

Я сразу почувствовала силу, исходящую от ведьмы, стоявшей рядом с Луи. Одета незнакомка была в тёмное платье, несомненно дорогое, отлично подчёркивающее её хрупкую фигуру. Волосы… мысленно я усмехнулась. Ведьму всегда выдают её волосы: пышные, здоровые и блестящие. У жены Луи они были иссиня-чёрными, как перья моего Корба в лунную ночь.

— Дорогая Береника, позволь представить тебе мою невесту, Сильвию…

— Тилль, — с улыбкой перебила «жениха» и стойко выдержала сканирующий взгляд ведьмы, а сама мысленно повторила «Береника»… смутно знакомое имя, вот только где я могла его слышать?

— Очень приятно, — ответила Береника, отвечая мне искренней улыбкой. Хотя, какая тут может быть искренность? Если дело касается ведьмы, сложно угадать её настоящие чувства. — Зови меня Береника. Расскажешь нам, каким чудом эта ледышка смогла покорить столь яркий огонь?

Я усмехнулась. Ледышка — не совсем то слово, каким я бы охарактеризовала Ренара, но насчёт меня ведьма угадала. Огонь был моей стихией, которую отчасти выдавала насыщенная медь моих волос.

Кинув на лорда вопрошающий взгляд, я дождалась его кивка и нервной улыбки. Хорошо, значит, продолжаем играть.

— Мы непременно всё расскажем, но пока предлагаю переместиться в малую столовую, — сказал мой фальшивый жених, подойдя ко мне, и уже знакомым собственническим жестом пометил мою талию своей ладонью.

— Я только за, — со смешком ответила Береника и, взяв своего мужа под руку, собралась идти следом за нами.

Я промолчала, хотя так и подмывало спросить: они только меня ждали, чтобы поесть? Но, прислушавшись к своему желудку, поняла — я и сама не прочь подкрепиться. Те бутерброды лишь раззадорили мой здоровый аппетит.

В столовой, куда нас привёл хозяин дома, всё было готово к приёму незваных, но важных гостей.

Я бы растерялась, не зная, куда садиться, если бы не Ренар, который мигом раскусил близость провала. Подведя меня к стулу, находившемуся по правую руку от места главы стола (ой, простите, главы дома), он безошибочно указал мне, куда опустить свою филейную часть.

— Благодарю, — ответила я, опуская взгляд в пол. Покорность, смирение, послушание, — так ведь, господин высокий лорд?

Когда я удобно устроилась на стуле и всё же осмелилась поднять голову, то встретилась с ничего не понимающим взглядом ведьмы. Он словно спрашивал: ты вообще в порядке? Может, он тебя силой держит?

Послала Беранике спокойную улыбку. У меня всё под контролем.

Но под контролем было не всё. Точнее, мы вообще, как оказалось, ничего не контролировали. Потому как стоило всем участникам спектакля рассесться по местам, как в столовую влетел забытый мною в гостиной Корб, на хвосте которого болталось нечто огромное, пушистое и неприлично рыжее.

— Корб!

— Альмонд!

Одновременно воскликнули мы с женой Луи и повскакивали со своих стульев. Очевидно рыжий кот был фамильяром Береники, потому как… ну кто ещё в здравом уме полезет к огромному ворону?

К сожалению, наши крики остались незамеченными. Корб летел прямо на стол, уставленный множеством тарелок разной степени наполненности. И, конечно, за ним тяжёлым кулем к нашему несостоявшемуся обеду приближался пушистый снаряд.

Бах! Трынь! Бамс! Дзынь!

Я прикрыла уши, чтобы не слышать грохота бьющейся посуды. Смотреть на идеально чистый всего минуту назад стол, превратившийся в поле кровавой битвы двух фамильяров, было страшно. И больно.

— Упс, — тихо проговорила я, но Ренар меня услышал. Кинув в мою сторону испепеляющий взгляд (а что сразу я? Ещё неизвестно, кто там первый начал!), вытянул руку в направлении беснующихся животных и произнёс:

— Застынь!

И… сделал только хуже. Если раньше Корб порхал над руинами салатов и рагу, то теперь с громким чавкающим звуком упал в чан с насыщенным красным соусом, обдав кровавыми брызгами дорогих гостей.

И только я хотела окончательно провалиться сквозь землю от стыда за всё происходящее, как следом за вороном в чашу с соусом упал и кот.

Новая волна окатила всех присутствующих ароматными брызгами.

— А что, очень вкусно, — сняв каплю с носа и попробовав её на вкус, флегматично сообщил во внезапно наступившей могильной тишине Луи.

Конечно, обратно за стол мы сели не скоро. Пока слуги молча убирали последствия внезапной войны двух ведьмовских фамильяров, внимание сумасшедшей супружеской парочки вновь перекочевало на скромную меня. А точнее, снова прозвучал вопрос о том, как ледяному лорду удалось покорить огненную ведьмочку.

Уф!

Посмотрела на Ренара, ища поддержки в этом заледеневшем принце. Он вздохнул, кивнул едва заметно, мол, всё под контролем (ага, видели мы этот контроль!), и повернулся к своим гостям.

— Я встретил Силь, когда объезжал свои земли с контролем. В небольшой деревеньке под названием Фэйм, — начал лорд, а я только и знала, что ресницами хлопала. Конечно все знают, что нет более правдоподобной лжи, чем та, которая приправлена реальными фактами. Ренар знал это и не стал изобретать велосипед, воспользовавшись древней наукой. — Стоило увидеть её на рыночной площади, как я сразу почувствовал, что эта девушка создана для меня.

— Врёшь, — хмыкнул Луи. — Твоё каменное сердце не способно опознать любовь, даже если та прямо перед твоим носом станцует джигу.

— Мне тоже верится с трудом, — поддакнула Береника. — Скорее поверю в то, что, не призвав в тебе лорда, Сильвия облегчила твои карманы какой-нибудь безвредной ведьминской шалостью.

Луи поперхнулся, а Ренар сверкнул своими синими глазищами в сторону ведьмы.

— Я законопослушная ведь… — начала было я, но осеклась под суровым взглядом своего недожениха. Ну да, ну да. А шантажировал он меня моими хорошими делами, ага.

— Хорошо, не хотите говорить о первой встрече, ваше право, — усмехнувшись, Луи поднял руки вверх. — Что с нашим обедом, Ренар?

— А что с фамильярами? — покосившись в сторону притихшего рыжего кота, спросил Ренар.

— Думаю, они решили свои разногласия, — взглянув на Альмонда строго, как учительница младших классов на только что поступивших юных ведьмочек.

Я повернулась, чтобы взглянуть в честные глаза Корба — тот сидел на карнизе для гардины, под самым потолком.

«Что это было?» — мысленно спросила фамильяра, зная, что он поймёт мой мысленный вопрос.

«Выясняли, чья ведьма сильнее,» — склонив голову к крылу, ответил Корб.

Я посмотрела на Беренику и улыбнулась, — готова поспорить, жена Луи в этот момент вела со своим рыжим котом схожий диалог. Дело в том, что когда ведьма общается со своим фамильяром посредством ментальной связи, это отражается в её глазах. У Береники голубые глаза зажглись магическим светом, — как и у её кота. Что же касается меня, мои становились ярко-бирюзовыми, — такими же, как и у Корба в момент слияния наших разумов.

Поэтому скрыть от знающего человека то, что ведьма общается со своим фамильяром, практически невозможно. Особенно в полумраке затемнённого помещения.

— И что он сказал? — спросил Луи у своей жены, демонстрируя превосходную осведомлённость в наших маленьких ведьминских секретах.

— Повздорили на ровном месте, — улыбнувшись мне, ответила Береника. Я кивнула, подтверждая слова ведьмы. Не признаваться же, что наши фамильяры просто решали, кто круче?

9
{"b":"736753","o":1}