ЛитМир - Электронная Библиотека

Эмма объясняла мне основы расщепления. Магия льда создает лед, но также может его преобразовывать. Мне подвластен и лед, и снег, хоть и в меньшей доле, но Эмма говорит, что можно обратить стража в снег и тогда можно будет без последствий вытащить тело.

Ирен поднялся наверх и сел на последнюю ступеньку, с недовольством за нами наблюдая.

Я попробовала сначала создать и преобразовать лед. У меня получилось с третьего раза, и Эмма указала на стража. Я дотронулась, но не могла решиться.

– Он уже не страж. – Эмма положила руку мне на плечо.

– Но я видела…

– Это отголосок, Рената. Часть силы, что спала и встретив мага, отдала последние силы взамен на твои, показывая некую часть воспоминаний.

Кивнула, понимая, что она права. Уничтожать что-то настолько безупречное было жаль, но выбор стоит за возможностью спасти жизнь. Если там есть что спасать.

Закрыла глаза, полностью сосредотачиваясь на льдине и приложила к ней обе руки. Под пальцами начал осыпаться снег, и чтобы не упасть, сделала шаг вперед, потом еще и еще. Снег осыпался быстро и каждый шаг давался мне с трудом, а когда, в попытке сделать шаг моя нога зацепилась за что-то твердое я споткнулась и рухнула вперед, поднимая в воздух волну снега.

Не успела я встать, как вокруг меня закружил снег и его сдуло в сторону, оставляя меня на голой земле. Поднявшись, услышала, как что-то упало и резко развернулась.

В двух шагах от меня лежал тот самый маг из чужих воспоминаний. Стоило мне сделать шаг к нему, как вытянутая рука мага сжалась, собирая в кулак ком земли.

Глава 6. Древние

Тулий

Агний упал. Прямо к моим ногам.

Первой мыслью было ранение, но снег остался чист. Агний не шевелился. Пришлось присесть, чтобы проверить причину обморока.

– Да чтоб тебя! – выругался, не сдержавшись. – Грог! Сюда, живо!

Грог был лекарем еще при моем отце, но несмотря на возраст, дело свое знал и лечил моих людей чуть ли не по щелчку пальцев.

– Где раненый? – на подходе спросил худощавый старик, с прозрачными глазами и коротким ежиком волос.

Увидев Агния, Грог бесцеремонно отодвинул меня и принялся осматривать, по ходу проводя руками по телу, магией проверяя, нет ли внутренних повреждений. Черный плащ был кое где латан, но материал был слишком дорогим, чтобы просто так выбросить.

Плащ лекаря соткан из аморфной лозы. Материал притягивает магию и очищает ее. Если таким плащом укрыть проклятого, то, в зависимости от силы проклятия, через день или неделю, пострадавший будет жив и здоров. А уж другие болезни помогает лечить куда быстрее.

– Ну что? – я стоял над стариком начиная злится, а он все водил по сыну и с каждым просмотренным местом становился мрачнее.

– Если я прав, то дело плохо. – выдохнул Грог.

– Ну и чего ты тянешь? Говори уже! – сжал кулаки, пытаясь сдержаться и не выбить информацию силой. Эти растягивания бесили и раньше, но сейчас на кону жизнь сына, а он медлит.

– Истощение восстанавливающим зельем.

Кто-нибудь, принесите мне стул!

– Как такое вообще возможно? – не поверил в слова старика.

– А давно твой сын в последний раз спал? – спокойно спросил Грог.

Давно? Да откуда ж мне знать! Ему двадцать восемь, своя голова имеется. Не проверять же мне взрослого сына ночами, хорошо ли спит?!

– Это безумие какое-то! – не выдержал и пнул ногой снег. Такое поведение не подобает мне, но кто же осмелится судить?

– Боюсь, в этом случае мои способности бесполезны. – Горг с грустью посмотрел на Агния.

Я зол. Не так. Я очень зол. И вмиг оказался перед стариком, взяв его за шкирки.

– Что значит бесполезен? Ты никогда не подводил! Да ты должен знать!

Грог трясся как тряпичная кукла в руках ребенка и не двигался. Понимал, что не выстоит против меня, только сочувственно на меня смотрел, что выводило меня из себя еще больше.

Резко разжав пальцы, выпустил старика, и он осел на землю, хватаясь за голову. Мне бы тоже так сесть и пошло оно все, но я не мог.

Чертова Гинерость и воспитание. Я должен быть лучше других. Да только как быть лучше, когда собственный первенец лежит без движения и умирает. А то, что он умирает я знал точно. Истощение после восстановительного зелья смертельно. Есть шептуны, которые могут помочь, но где ж их взять среди стариков, да детей с младенцами на руках?

Чертовы людишки, без капли магии, что они забыли у разлома?

– Это ваш сын? – спросил белобрысый старик все еще сидя возле убитого мной.

Я злобно на него посмотрел, но старик и не думал отступать. В его взгляде не было и намека на страх. Безумец!

– Тебе какое дело, снежный? – фыркнул и уже было развернулся, как старый безумец ответил:

– Мне никакого. – произнес и встал, отряхивая штаны от снега. – Только так вышло, что я знаю, что с твоим воином.

– Я и сам знаю, да толку? – сжал кулаки, чтобы не сжечь здесь все до тла.

Разговариваю с жалким старикашкой на глазах у всех. Скажи мне кто вчера, поднял бы на смех. Неужели я настолько в отчаянии?

– Я могу помочь.

– Помочь умереть я и сам могу. – зло фыркнул и сплюнул на снег.

Надоело! Зачем мне эта девка, когда я не замечаю, что творится с моими детьми?

Противный внутренний голос шептал: “Так надо. Ты должен найти ее.”

Смысл от этих поисков, когда я уже не разбирая дороги и не замечая ничего вокруг иду к своей бессмысленной цели? Только вот ответа мне ждать не от кого.

Люди ждут моего приказа, но я стою перед стариком с какой-то призрачной надеждой, заглушая демонов внутри себя, которые шепчут: “Убей! Он лжет. Такие жалкие люди тебе не помогут”.

– Поверь огненный, я бы не стал с тобой говорить, если бы не жизни моих людей. – серьезно ответил старик. – Только вот я могу вылечить твоего воина, если его судьба тебе не безразлична.

– И как ты это сделаешь, старик? – отозвался, в надежде услышать невозможное.

– Я владею силой слова, и еще есть два человека, которых я обучил. Они не так искусны в заклинаниях, но вместе у нас больше шансов.

– Сила слова? В наше время никто уже не пользуется устаревшими заклинаниями! Это пережиток прошлого. – поджал губы, начиная распаляться.

– Хорошо ли вам помогла ваша хваленая чистая сила? – с усмешкой спросил старик. – Может знание и старое, но от того не хуже ваших магических потоков. Ваши шептуны по тому же пути лечат.

Нахмурился от прозвучавшего сравнения и спросил:

– Откуда тебе известно о шептунах?

– Я может и стар, но не глуп. И от того, что живу на границе, доступ к знаниям не становится ограниченным.

– Я не подпущу тебя к сыну одного. – согласился, но не доверяя этому старику.

О силе слова я знал из страшных сказок, где колдуны были высшим злом, но впервые слышу, что древние заклинания способны лечить.

– Только попробуй что-нибудь провернуть, и я выжгу здесь все до тла.

– Огненный, ты бы сжег здесь все, как только сердце сына остановилось бы. Так что я, пожалуй, рискну. – и старик пошел в противоположном от Агния направлении. – Нужно позвать семью. – объяснил безумец свои действия и скрылся в одном из крохотных домов.

Когда старик вернулся со своей молодой копией и трясущейся явно не от холода девкой, я понял, кого он учил колдовству. Окажись такой на территории Юга, в нашем королевстве, по закону его бы убить без лишних слов. Но на Севере свои законы и колдуны, по всей видимости, неплохо здесь живут.

Старик, только подойдя к моему сыну, начал командовать и расчищать местность. Первым делом сбросил плащ, накинутый нашим целителем и собственноручно осмотрел Агния.

Что-то шепнув молодому парню, начал снимать с Агния одежду, но передумал и посмотрел на девку, и та поспешила в дом.

Через минуту перед стариком стояла девка с кучей простыней и пышным одеялом, а парень принес лопату и начал расчищать снег.

Когда все было расчищено до черной земли, туда легло одеяло и парень начал перетаскивать тело моего сына и там уже начал его раздевать, а старик подошел в мою сторону и с приличного расстояния попросил:

16
{"b":"739368","o":1}