ЛитМир - Электронная Библиотека

– Нужно проверить карту. Обойдем плато и выйдем с той стороны. Я хочу убедиться, что нас там не ждет очередная ловушка. – Тулий махнул рукой помощнику.

Фил разложил карту, и они с Тулием несколько минут что-то бурно обсуждали.

В таком виде я не хотел приближаться к отцу. Хоть и успел переодеться и попытался снегом смыть с себя сажу, но вид у меня тот еще. И это только подтверждали взгляды воинов, то и дело косо на меня поглядывающих.

Перебравшись через узкую расщелину в горах, по которой пройти можно было лишь поодиночке и то с трудом, обогнули самую узкую часть скалистых гор, выбравшись на другую сторону, когда последние лучи солнца, спешили скрыться за горизонтом, погружая открывшуюся нам заснеженную равнину с редкими низкорослыми деревьями в темноту.

– Остановимся здесь! – крикнул Тулий и первым бросил свою сумку на снег, поднимая в воздух белые комья.

Никто не стал спорить. Все были вымотаны и измучены проклятым лесом, даже привычные ругательства отошли на второй план. Сейчас для каждого главное, нормальный отдых.

Разобрав все первым вызвался дежурить, чтобы избежать лишних споров.

– Фил после полуночи. – приказал Тулий и скрылся в шатре.

– Разведя костер, смотрел на горы и глубоко дышал, понимая, что опасность миновала. Хоть физически я был вымотан, но уверен, что не смог бы уснуть, поэтому одиночество, прерываемое лишь трещанием веток в костре, успокаивало, заставляя хоть на несколько часов отвлечься от обязанностей, возложенных на меня, как наследника главнокомандующего. Отец не простит, если я займу должность ниже, но и просто так меня к себе не подпускает, предпочитая, чтобы я пришел к этому сам, своим упорством и силой воли.

– Да чтоб все сгорело к демонам! – выругался, подбрасывая веток в костер. – Плевать я хотел на эту должность!

– Я тоже. – знакомый голос пробрал до мурашек, и я обернулся, увидев отца.

Он одарил меня уставшим взглядом и присел напротив. Мое тело против воли напряглось, ожидая худшего, но Тулий удивил, что вызвало еще больше подозрений.

– У меня мало времени, сын. – устало произнес Тулий. – Слишком мало для того, чтобы воплотить свои мечты, но ты должен кое-что узнать.

В прошлый раз отец говорил со мной в таком тоне, когда дед с бабкой умерли, но в его глазах не было той печали, что явно читалась сейчас. Неужели все настолько плохо?

– С самого начала я был не прав. – не дождавшись от меня ответа, продолжил, глядя на костер. – Думал, что поступаю правильно, когда перенимал советы по вашему воспитанию от своих родителей. К счастью, далеко не все я опробовал на вас.

Тулий потер переносицу, собираясь с мыслями и взглянул на меня. Когда-то янтарные глаза потемнели, а в отблесках костра больше не переливались багряными отблесками волосы. Они стали чуть темнее, едва заметно, но ни одна прядь не блестела, волосы, казалось, поглощали свет. Неужели брат прав?

Тулий опустил голову и начал щелкать пальцами, пуская искры в снег под ногами.

– Агний, чего ты хочешь?

Вопрос застал меня врасплох. Я хотел многого: свободы от отца, вернуться домой, быть подмастерьем у мастера меча, чтобы потом самому обучать юных воинов, обрести семью и не начинать ненужные сражения, заключить мир с водниками, потом что всем уже поперек горла бессмысленная борьба. Да много чего хотел, но разве это имеет значение для безумца? Поэтому я отрицательно покачал головой и спросил то, что действительно меня волновало.

– Зачем ты это сделал? – мой голос был тверд, а взгляд полон решительности.

– Потому что думал, что так смогу добиться расположения отца.

– Дед же был шахтером? Разве ты был недостаточно хорош для того, кто выбрался из низов?

– Недостаточно. – Тулий вздохнул и поджал губы. – Мои родители хотели видеть меня во главе поселения.

– Но этот пост передается наследнику! – возразил, вскакивая и осознав то, что только что услышал.

В голове возникли картины раннего детства. Строгий взгляд бабушки и наставления деда, которые до этого момента были забыты. Их слова были слишком жестоки для трехлетнего ребенка, который и понять ничего не смог бы. Я помню вторую встречу, когда они с отцом разругались, а после костры, где догорали остатки искореженных тел. Они погибли, но как, отец никогда не рассказывал, один грозный взгляд и все вопросы пресекались, а мысли путались.

– Не мне им говорить об этом. Я стал разочарованием и еще больше, когда полюбил вашу мать. Она была довольно сильным магом, но ее нашли в лесу, неподалеку от Водного королевства. И для моих родителей она всегда была бракованной, хоть магия пробудилась в ней еще в раннем детстве.

– Мама. – заскрипел зубами, вспоминая легкую улыбку и понимающий взгляд. – Как она могла?

– Не знаю, сын. Я уже ни в чем не уверен. Мои мысли мне больше не принадлежат. Не знаю сколько еще смогу себя контролировать. События последних дней подкосили меня, а еще тот ветер, он почувствовал в нем что-то родное.

– Зачем тебе Рената? – подошел к главной проблеме, пока Тулий в таком состоянии.

– Сначала хотел ее убить. – признался отец, но у позже нашел в вещах жены одну странную вещь и записку с единственным именем.

– Рената. – хмыкнул, догадавшись.

– Да. Рената. – протянул Тулий. – и эта вещь определенно принадлежала снежным магам, до того, как вы сказали о ее силе я не мог понять, как это связано.

– Думаешь родители матери были из снежных?

– Для нас это так и останется загадкой. – Тулий передернул плечами и помотал головой. – Уже поздно, я сам прослежу за спокойствием.

– Но тебе же…

– Мне нужно! – твердо произнес Тулий. – А теперь иди.

Заметив тонкие полосы тьмы, приближающиеся к костру, спешно развернулся и быстрым шагом направился к палатке.

Стоило мне одернуть плотную ткань, как меня грубо одернули за плечо. В другой ситуации я бы среагировал мгновенно, но сейчас успел рассмотреть лицо Серафима, подсвеченное слабым огоньком. Щеки слегка опухли, но уже пожелтели, а глаз наполовину залит кровью.

– Ты отказался от помощи целителя? – поднял брови в притворном удивлении.

– Незачем. – огрызнулся Серафим. – Убедился, что отец под властью демона?

Кивнул и решил уточнить:

– Ты знаешь, который?

– Видно слабый, раз Тулий столько лет сопротивляется. Там либо парк, либо миден*

– Второй вряд ли. – покачал головой. – Те слишком искусны, и коварны.

– Я тоже так считаю, но мы можем еще много не знать. Парки хоть и слабы, но они нашептывают, и обычно вскоре маг сходит с ума и его сознание полностью подчиняет демон.

– Видимо отец немного сильнее, но он сказал, что времени мало.

– Я слышал. – кивнул Серафим и сразу ответил на мой вопросительный взгляд. – Время от времени слежу за Тулием. Не ожидал, что он придет к тебе. – Серафим задумался и посмотрел в сторону костра. Несколько палаток загораживали обзор, а потому нас никто не видел.

– По его поведению видно, что он и сам этого не ожидал. – хмыкнул и поднял голову, чтобы размять затекшую шею. – Мы можем поговорить позже, все же теперь восстанавливающее зелье для меня недоступно.

Серафим порылся в карманах и дал мне в руки знакомый пузырек.

– Это твой выбор, брат. – Серафим посмотрел мне в глаза. – Надеюсь, ты сделаешь правильный.

Кивнул, принимая флакон и вошел в палатку, чтобы в следующую минуту забыться сном.

_________________________

Миден – демон, нашептывающий желания.

Глава 11. Горная тропа

Рената

Ноги ныли от долгой ходьбы. когда в тебе бурлит сила и негодует, от такого к ней отношения, а магией пользоваться запрещено, любое путешествие может показаться адом, особенно в горах, где нет ничего живого, а только ухабы и крутые склоны.

Вэй сказал, что всплески магии могут привлечь древние чары, а по мне, так ему нравится над нами издеваться. Второй день шагаем, лишь с короткими передышками, а до предполагаемой долины – части старого тракта, еще далеко. В глазах двоится от высоты и вида одних и тех же гор.

36
{"b":"739368","o":1}