ЛитМир - Электронная Библиотека

Повисла напряженная тишина. Мы стояли и смотрели друг на друга. Каждый думал о своем, но всем и так было понятно, что никакие слова, никакие действия не смогут вернуть Ирена. Хоть он и пытается сражаться, но этот бой с самого начала был обречен на провал. И все же крохи надежды теплились внутри, что еще не все потеряно, что можно что-то сделать.

Первой не выдержала Эмма. Ее взгляд потускнел, а губы сжались в тонкую полоску, обесцвечивая и без того поблекшие губы. Она развернулась и направилась к костру с опущенной головой, не проронив ни слова.

– Что скажешь Высший? – издевательски спросил Ирен.

Вэй покачал головой и обернулся, взглянув на Эмму.

– Нужно идти. – устало произнес Вэй. – Север ждет.

– И это все? – Ирен поднял брови и отступил от меня, приближаясь к Вэю.

– Да, парень, это все. – Высший улыбнулся уголками губ и отступил.

Ирен хотел подойти к Вэю, но я остановила, вцепившись в руку и потянула на себя.

– Постой. – прошептала. – Это сейчас никому не нужно.

– Мне нужно! – прорычал Ирен.

– Зачем?

– Я теперь такой, привыкай Рената. – процедил Ирен и вырвал руку из моего захвата, чтобы скрыться под куполом.

Не прошло и минуты, как мой мешок упал мне под ноги, а купол рассыпался, с треском опадая под ноги.

– Идем! – рыкнул Ирен, и пошел к нашим, даже не взглянув в мою сторону.

Тучи затянули небо, нагнетая и без того скверное настроение, а монотонная ходьба с редкими разговорами навевала скуку. Только Ирен шел с бодростью, не забывая поддерживать разговор и непринужденно шутя.

 Остальные еще не замечали изменений во внешности и вели себя спокойно. Незачем раньше времени порождать панику. Эмма так и шла с опущенной головой, а Вэй следил за нашими спинами, поэтому его реакцию я не видела.

Путь к следующей стоянке прошел спокойно. С угасающим светом мы расположились около редкого подлеска, в надежде добыть хоть немного еды. Собственных запасов едва хватит на два дня и то, если готовить похлебку.

– Что будешь делать? – весело спросил Ирен.

– Хочу сходить в лес.

– Эмма прочесала зрением это подобие леса. Там есть живность, так что вперед. – Ирен кинул свою сумку и сложил руки на груди.

– А ты?

– Я почти труп, а мертвецам еда не нужна. – с нотками веселья проговорил Ирен и провел рукой по волосам.

– Не говори так! – я выкрикнула и ткнула пальцем в крепкую грудь. – Мы что-нибудь придумаем!

– Мы? – рассмеялся Ирен. – Ты серьезно? Ты видела лицо моей бабки? Она меня уже похоронила. А ты что? Думаешь умнее всех? Я знаю, что меня ждет и принял это. Теперь мне остается только ждать пока кто-то из вас меня не убьет.

– Зачем ты так говоришь? – мой голос задрожал, и я сжала зубы, сдерживая слезы.

– Чтобы ты перестала выдумывать то, чего нет. – зло прошептал Ирен и скрылся, прыгнув снежной подушкой.

– Он прав. – хриплый голос разорвал тишину и заставил подпрыгнуть на месте.

– Так не честно! – сжала кулаки и топнула ногой, обращая в лед снег под ногами. – Почему он?

– В нашем мире честно – это большая роскошь. – устало улыбнулась Эмма.

– За что они так с нами? – села на лед и схватилась обеими руками за голову, покачиваясь из стороны в сторону.

– Нам не с кого спросить. Теперь только принять это и жить дальше.

– Как?

Эмма покачала головой и села напротив, протягивая руки.

– Ты сможешь. – по-доброму улыбнулась старушка. – Все мы сможем.

Эмма потеряла мужа, похоронила детей, а теперь ей приходится смотреть, как ее последняя надежда угасает с каждым днем.

– Почему жизнь заставляет нас страдать?

– В этом и есть смысл жизни, Рената. Ты не найдешь себя, если не познаешь всех сторон жизни.

– Я не хочу знать, Эмма. Не хочу. – слезы все же скатились по щекам, прокладывая дорожки и капая на колени, оставляя на светлой ткани темные следы. Такие же, какой стала моя жизнь.

– Придется. – прошептала Эмма и обняла меня.

Глава 12. Перемирие

Агний

Проснулся как от толчка. Что-то внутри вызвало тревогу, но, прислушавшись, услышал лишь мерный шум ветра, который качал плотную ткань походных палаток, облитых жженой смолой.

Солнце еще не вышло из-за горизонта и лагерь спал. Только Фил бил палкой по догорающему костру.

– Эй! Угли нужны для готовки! – крикнул, подходя к широкой спине палача.

– Знаю. – проворчал Фил. – Только не эти.

– А что с ними не так? – нахмурил брови и взглянул на костер. Из углей шел смоляной дым. – Кто додумался ель подобрать?

– Выбор невелик. – Фил хмуро взглянул на меня из-подо лба. – Я откинул немного дубовых веток, не совсем то, но, если смешать, на таких углях можно будет готовить.

Кивнул и огляделся. Вокруг тишина, даже птицы не залетают в эти горы. Мороз не успевал охлаждать разгоряченную магией кожу, но от белых пейзажей было уже тошно.

 Скорей бы домой, в родные земли, без бредовых противостояний, которые лишены смысла и несут за собой боль и смерть ради жалкого клочка земли, отвоеванного кровью. Такой жалкий трофей победителю, для упоения мнимой славы.

– Сколько осталось еды? – к нам подошел Грог и потер руки.

– До завтрашнего утра, если повезет. – ответил Фил.

– Значит нужно добыть еду. – Грог плюхнулся на снег рядом с Филом и скривился, увидев сизый дым. – Других щеп не нашли?

– Где мы будем искать еду? –развел руки, указывая на голые скалы. – На камнях уже давно нет ничего живого.

– Сегодня, мой друг, мы попадем в горячие источники, а там, где горячая вода, есть и живность, жаждущая пропитания. – улыбнулся Грог.

– С каких пор ты стал таким жизнерадостным? – присел на бревно и сложил руки в замок.

– А ты не знаешь? – удивился Грог. – Я видел карту, от нашего лагеря неделя пути к первой деревушке водников, а там хоть как, да лучше.

– Надеешься свалить? – сурово спросил Фил, не отводя взгляда с костра.

– Да кто ж позволит? Но без разведчиков на север нам путь заказан, даже ты это понимаешь. Меня одного маловато будет для прочесывания местности.

– Сомневаешься в своих способностях?

– Фил, я свою силу знаю, а еще я осознаю последствия, которые неминуемо дадут о себе знать, как только я упущу важную деталь. Вчерашние события тебя ничему не научили.

– Не тебе решать, когда сворачивать поход.

– Да пошел ты! Дай помечтать о тепле. Скажи еще, что жить в снегах, твоя давняя мечта?

 Фил ничего не ответил, но скосил взгляд и глаза палача опасно сверкнули.

– Да ладно тебе! – Грог поднял руки в примирительном жесте. – Вот почему у тебя нет друзей. – отпрыгнул от пущенного Филом хлыста огня. – Я пошел.

Короткая взбучка наделала шуму и лагерь начал оживать.

Опустил голову и подперев рукой лоб, унимая головокружение. Флакон с зельем лежал в моем кармане, но я не спешил. Брат знал, что делал, когда отдавал его мне. Он надеялся, что я справлюсь. Несмотря на жгучее желание, я смогу выдержать подступающую жажду.

Все собрались, как только почуяли аромат вареных овощей и специй. Наскоро перекусив похлебкой с парой сухарей, отряд отправился в путь.

Тулий вел себя, словно ночного разговора не было. Все так же отстраненно и высокомерно.

Серафим то и дело косил на меня взглядом, но не подходил, по одному ему понятным причинам, либо не желал моей компании. Грог не унимался, поджимая губы и бормоча о близости родных земель, хотя близостью тут и не пахнет. К нашим землям идти по меньшей мере две недели, и то, если удастся купить лошадей.

Не верилось, что Тулий отвернет отряд из-за нехватки разведчиков. Однако, Грог поселил во мне надежду на возвращение. Остальные начали перешептываться. Плохо. Тулий один, но его силы достаточно, чтобы сжечь нас всех, даже не шелохнувшись. Еще странное чувство преследования. Если бы это оказалась паранойя после ночного случая, но я давно не верю в случайности, а нутро кричит об опасности, то и дело заставляя руку лезть в карман с мутной склянкой.

40
{"b":"739368","o":1}