ЛитМир - Электронная Библиотека

С другой стороны, вылезла испуганная мордашка Каэды.

— Ну как? Получилось? — одновременно спросил они, прожигая Ордынцева напряженными взглядами.

— Да, — прохрипел Стас. — Это успех.

Лица девушек тут же озарились улыбками и их совершенно не портили слишком длинные клыки у одной и очень широкая улыбка у другой.

Все остатки природной энергии были уничтожены, а под конец Стас просто себе перепроверял.

Теперь ему оставалось отработать технологию и довести свое видение праны до нового уровня, чтобы так больше не надрываться.

Заодно он планировал отпустить удачливого волка. Тот честно заслужил свою свободу.

После же этого, можно было идти лечить Левиафан.

Стасу некогда было об этом думать, но прямо сейчас он владел уже аж тремя с половиной типами энергий — праной, эфиром, природной энергией и немного духовной. Подобными достижениями могли похвастаться считанные единицы ныне живущих.

На тот момент шел третий месяц его тренировок.

Глава 9

— Господин, — представитель группы торговцев мялся и никак не мог выразить свою мысль.

Сидящий перед ним Джишин смотрел на него с абсолютным безразличием.

— Господин, поймите, — вновь попытался переубедить принца торговец. — Если мы перестанем продавать свои товары основным семьям, которые подчиняются вашему брату, Идзуне-саме, то это поставит нас в очень неловкое положение.

— И что? — безжалостно уточнил Джишин, вынуждая стоявшего перед ним торговца потеть еще сильнее.

— Понимаете… То есть… Я хочу сказать, что господин Идзуна может очень огорчиться. А мы ведь не хотим злить вашего брата… — под конец речь мужчины становилась все тише и тише, пока и вовсе не превратилась в полузадушенный писк.

Распространяющаяся от Джишина жажда крови была не тем, что мог выдержать обычный человек.

— Давайте кое-кто проясним Тэмотсу-сан, — голос младшего принца заставил торговца испуганно сглотнуть и вытереть дрожащей рукой пот со лба. — Мне совершенно все равно, будет ли Идзуна разочарован, разгневан или обижен. И если вы считаете, что гнев моего брата страшнее моего собственного, что же, тогда не обижайтесь на то, что последует следом.

— Джишин-сама! — вот теперь по-настоящему в панике воскликнул Тэмотсу. — Вы меня не так поняли…

— У тебя было время говорить, — отрезал Джишин. — А теперь моя очередь. Поэтому молчи и слушай, что я тебе скажу. Я прекрасно знаю, что пока казначеем была старейшина Ютака, то ее семья получала большую часть выгоды от сотрудничества с вами. А так как Ютака была сторонницей моего брата, то он был полностью доволен этим фактом.

Джишин неприятно улыбнулся.

— Но те времена в прошлом. Теперь я казначей великого клана Сумада. И если вы хотите сохранить те льготы, которые вам выдала старейшина Ютака, то вы будете работать не с ее семьей, а со мной. Если же вы с чем-то не согласны, то у вас есть множество конкурентов, которые только ждут и видят, как вы потеряете благоволение Сумада.

— Мы… Мы согласны. — сдался торговец, опустив голову. Если бы под его управлением льготы будут упущены, то клан ему это не простит.

— Отлично! — тон Джишина мгновенно изменился, став намного более дружелюбным. — Тэмотсу-сан, что же вы стоите? Садитесь, нам требуется еще многое обсудить.

Торговца чуть было не вырвало кровью от того, насколько бесстыдно младший принц менял свою линию поведения в зависимости от собственной выгоды.

— Благодарю вас, Джишин-сама. — все же сумел выдавить он.

— Пустое. И должен вам сказать, что не все люди понимают, что если мир меняется, то надо меняться вместе с ним, иначе запросто можно оказаться на обочине истории. Я надеюсь вы передадите мои слова вашим коллегам.

На это торговец лишь молча поклонился.

Джишин уже не был той грушей для битья, которой его по старой привычке видел Идзуна. Знакомство с Широ Змеем и годы войны сильно изменили его.

Так что он был полон решимости помериться клыками со своим старшим братцем.

* * *

— Вот значит, как? Эй, Аой! Представляешь, а Джишин оказывается умудрился стать казначеем. — наследник водяных Мизуно отложил свиток с донесениями шпионов клана. — А ты говорил, что из него не будет толку. И кто теперь прав, а кто нет?

— Кейташи будь серьезнее, — поморщился, будто у него заболели все зубы дядя принца. — Сколько раз я тебе говорил, хватит вести себя так, как будто ты напрочь забыл весь этикет.

— Дядя, иногда ты бываешь таким нудным, что мне порой кажется, что твое прозвище «Душитель» было получено за твои нравоучения, которыми можно кого-то задушить!

— Дерзкий мальчишка. Давно не получал на спарринге? Так я тебе устрою усиленную тренировку.

— Это только пока, — ухмыльнулся Кейташи. — Скоро я буду сильнее тебя и тогда посмотрим, кто будет смеяться последним.

Племянник и дядя замолчали. Ни один из них не имел в своих словах никакого злого умысла.

— Насчет же назначения, — продолжил после паузы Аой. — Нет ничего удивительного. Горо Сумада должен был наградить своего сына за то, что тот умудрился грохнуть этого старика, Джиробу Санса.

— Мне казалось, что отец Джишина до последнего будет тянуть. — удивился Кейташи.

— Значит ты плохо понял его характер, — поправил племянника дядя. — Горо не имеет ничего против своего младшего сына. Но так как ему приходится обращать внимание на то, что думают главные семьи и его старший сын, ему приходилось быть осторожным в заботе о младшем. Теперь же он с чистым сердцем может выдать ему заслуженную награду.

— Вот как, — Кейташи вновь улыбнулся, когда кое о чем вспомнил. — А помнишь того целителя, который спас твою ногу? Быть тебе одноногим, если бы не он.

— Все было не настолько серьезно, — буркнул Аой. — Что с ним? Ты же не просто так о нем вспомнил?

— Как будто ты сам не знаешь. Он ведь тоже участвовал в той битве. Проклятье, хоть большую часть славы получил Джишин, но там были еще трое его подчиненных! И все они были лишь среднего уровня.

Кейташи демонстративно погрозил небесам кулаком.

— Где справедливость? Почему пока я дохну тут от скуки, такие же, как и я, средние уровни убивают высших воителей?! Я тоже так хочу! — под конец молодой мужчина почти заскулил.

Аой в поражении покачал головой. Для него было огромным секретом, как его племянник умудряется быть одновременно таким безалаберным и жизнерадостным, а чуть погодя взрывать врагов своими водяными техниками, будто так и надо.

Такая же ситуация была и с его нелюбовью к насилию. Кейташи Добродушный и впрямь старался решать дела миром, но, если у него это не получалось, он без всяких сомнений мог запятнать свои руки кровью.

Ну а любовь к некой театральности была далеко не самой плохой привычкой.

— Будет тебе еще слава, — мрачно посулил Аой. — Скоро будет война. Еще устанешь славу зарабатывать.

Кейташи подал плечами и о чем-то задумался.

В ту секунду принц Мизуно размышлял о нескольких небольших, но мощных кланах восточнее Сумада и Мизуно.

Если все пройдет так, как они с Джишином задумали, то у этих кланов будут важные роли в намечающемся представлении.

Постепенно мысли принца перекинулись на будущую Мировую войну.

Все эти годы Кейташи думал, как лучше всего приучить мир к отсутствию войны. И чем больше он видел, тем сильнее в нем крепло одно единственное чувство — разочарование.

Люди не хотели жить мирно. Каждый из планов, который Кейташи придумывал, разбивался о суровую действительность.

Жадность, злоба, обман и лицемерие — список грехов людей можно было продолжать и продолжать.

И в какой-то момент число допустимых жертв начало расти. Если изначально Кейташи планировал принести в жертву мира лишь самый минимум, то теперь эта цифра планомерно росла.

В настоящий момент принц водяного клана видел, что люди обязаны получить то, что так жаждут.

Они должны испить горькую чашу войны до дна.

18
{"b":"739375","o":1}