ЛитМир - Электронная Библиотека

Сражавшиеся в стороне высшие воители вскочили на выращенные ими камни или вовсе взлетели в воздух. Стоявшим чуть дальше средним воителя было труднее. К счастью, так как они стояли дальше, у них было больше времени на подготовку.

Авасаки издевательски поднялись над кислотой, продолжая атаки скачущих внизу Сумада.

Если Сумада не любили за их уникальное умение создавать неприступные крепости и линии обороны, то вот Авасаки пользовались дурной славой за умение отступить даже из самой безвыходной ситуации.

Довольно сложно преследовать тех, кто умеет летать.

Благо, подобными умениями владели лишь высшие воители их клана. И то, далеко не все.

«Вот дерьмо». — выругался Кенсей, смотря на надвигающуюся стену кислоты.

— Внимание! Мы к этому готовились. По моей команде! — крикнул Джишин, после чего резко сузил глаза и воткнул руки в землю. — Техника земли! Каменный Мир!

В ту же секунду Шин, Широ и Кенсей, напитав тела праной на максимум, рванули прямо в приближающуюся стену яда.

Вот только, когда им оставалась до столкновения пара метров, земля, скрытая под зеленой жидкостью, с угрожающим гулом вырвалась из плена и сокрушающим ледоколом прорезала препятствие, продолжая движение в сторону готовящего следующую технику Джиробу, заставляя того нахмуриться и отпрыгнуть, поменяв местоположение.

Кислота под его ногами зашипела и образовала твердую корку, на которую и приземлился старик.

Однако это было лишь началом грандиозных изменений.

Выпущенная на волю Джишином техника земли расширялась, захватывая новые и новые площади, чтобы в следующее мгновение перед молодыми воителями начали вырываться на поверхность каменные колонны, стены или даже целые скалы.

И этот процесс происходил повсюду.

Кислота, словно по движению руки одного пророка, расходилась в стороны, выпуская сотни каменных изваяний.

Десятки открывшихся трещин в земле издавали булькающие звуки, когда кислота утекала глубоко под землю.

От масштаба творящихся вокруг тектонических трансформаций захватывало дух.

Вот только техника кислотного озера тоже продолжала работать, распространяя по окрестностям десятки тысяч галлонов яда и не думая останавливаться.

Благодаря же технике Джишина противники Санса могли с ним сражаться, так как появились покрытые стекающей кислотой скалы, на которые они могли стать.

Молча активировав какую-то технику, Кенсей расплылся в воздухе и, возникнув возле Джиробу, рубанул того наискосок, вынуждая спешно выпустить готовящуюся технику в сторону ближайшего противника. Тонкий луч кислоты прочертил полосу в земле, когда ронин лишь чудом успел увернуться.

В следующую секунду, в том месте где луч коснулся земли, кислота взлетела на десяток метров вверх от подводного «взрыва», когда сжатая жидкость потеряла сдерживающий фактор и резко стала расширяться.

С шумом поднявшаяся кислотно-земляная смесь упала вниз, вызывая новые волны.

Мелькнувший в стороне Шин устроил целый смерч из ударов двумя клинками, заставляя Джиробу вновь отвлечься и отогнать его взмахом тяжелого топора.

Лезвие оружия старика было покрыто очень нехорошей пленкой, намекая, что под удар лучше не попадаться.

Но стоило Джиробу ударить в сторону Шина, как с другой стороны ввинтился Кенсей, орудуя двуручным мечом, будто ничего не весящей палочкой.

Мало того, внезапно волны яда разошлись в стороны, вынуждая Джиробу взорвать выстрелом кислоты, лезущих снизу нехорошо выглядящих каменных змей. Горящие очень ярким фиолетовым светом, они явно представляли опасность.

Стоявший чуть в стороне Стас, скрывшись от случайного взгляда и приложив руки к одной из скал, заставил призванных змей спуститься по скале под землю, после чего атаковать Санса снизу.

Ради этой атаки Ордынцев напитал змей таким количеством эфира, что те светились, почти как новогодние елки.

О чем говорить, если змейки умудрились даже поглотить часть праны вложенной в их уничтожение, от чего разрушились лишь первые змеи, позволив последующим продолжить нападение и заставить Джиробу обороняться, круша их сверхбыстрыми ударами топора.

Вот только своими действиями Стас заставил высшего обратить внимание уже на себя.

Немедля ни секунды, землянин сразу же нырнул в скалу, на которой стоял, уйдя по ней, как можно глубже в землю, попутно миновав колышущийся за стенками камня яд.

И судя по вибрации и чувству земли, сделал он это очень даже не зря, так как удар Джиробу просто «дезинтегрировал» площадку, за которой Стас ранее скрывался.

Чудовищно быстрый обмен ударами и меч Кенсея от огромной силы удара отлетел в сторону, заставив широко распахнувшего глаза ронина, открыться.

Джиробу воспользовался ошибкой своего оппонента, обрушив на него топорище, но каменный шип и последующие за этим атаки каменными техниками, позволили Кенсею восстановить равновесие.

В бой ворвался Джишин и тут же взял на себя основную роль по давлению на нынешнего главу Санса, более-менее сравняв шансы. Как оказалось, принц отлично умел покрывать свою катану праной от чего при столкновении напитанного ядом и праной топора и катаны распространялись самые настоящие порывы ветра.

Любое другое оружие уже давно бы взорвалось от силы ударов, но укрепленные энергией воителей они преодолевали один рекорд прочности за другим.

Все прекрасно понимали ситуацию, поэтому не давали Джиробу и секунды отдыха или возможности разорвать дистанцию, чтобы скастовать еще одну подавляющую воображение технику.

В стороне же сражались высшие Сумада и Авасаки. Учитывая же то, что последние могли спокойно улететь, это значило, что они ждут итога сражения. Так же, как и Джиробу решил проверить, кто достоин жить, так и посол Авасаки проверял своих возможных слуг.

Да и не хотели они рисковать, помогая главе Санса, пока на них нападали высшие Сумада.

Но несмотря на всю ярость нападавших и их молодость, Джиробу продолжал держаться.

Мощные и стремительные удары Джишина блокировались или отводились в сторону скупыми движениями Санса.

Лицо старика ничего не выражало, пока он отбивался сразу от трех кружащихся в бешеном темпе вокруг него бойцов.

Его броня была пробита в нескольких местах и была покрыта его собственной кровью. Но это были несущественные раны. Ведь он мог просто не позволять своему организму терять драгоценную жидкость. Да и нападавшие тоже пару раз схлопотали не смертельные ранения.

То и дело, из-под кислоты вылетали техники земли, под завязку напитанные эфиром. Это могло быть, что угодно, начиная с нескольких каменных копий, и заканчивая россыпью каменной шрапнели. Стас концентрировался не столько на скорости, сколько на покрытии большего объема, ведь даже одной дробинки хватало чтобы поглотить какую-то часть праны Санса.

Откуда он узнал эти техники, если Джун его им не учил? Все просто, он выучил их у одного из тех мертвых средних воителей, что освобождали Минору. Он удачно специализировался на земле, поэтому, «поделившись» знаниями, оказался очень полезен.

А произвести напитку эфиром было в разы легче, чем при создании тех же каменных змей. Главное было понять принцип. Поэтому связь простейших каменных техник с эфиром оказалась достаточно простой задачей.

Вот только даже так Джиробу отказывался проигрывать. Он напоминал огромного медведя, который отбивается от пары десятков злобных гончих, пытающихся разодрать его на куски.

Псы вцепились в лапы и ноги медведя, повисли на его шкуре и прокусили кожу и шерсть в десятках мест. Великий зверь был покрыт кровью из мелких ран, но, и не думая умирать, продолжал откидывать тяжелыми ударами собак.

А время шло. Там, всего лишь в нескольких километрах находились позиции Санса, Киатто и войск самураев Хюго. И они обязательно заинтересуются, что же здесь происходит. Более того, скорее всего они уже спешат сюда и лишь дело времени, когда они прибудут.

«Где же эта чертова Каэда?!» — мысленно выругался Стас, стискивая зубы от головной боли. Те объемы праны, что он перекачивал в техники, были довольно велики от чего его организм был не очень рад. Да еще и необходимость контролировать эфир и его объемы тоже сказывалось.

2
{"b":"739375","o":1}