ЛитМир - Электронная Библиотека

И хоть Минору бурчала по этому поводу, но все же стала пользоваться новыми оборотами, находя их пользу.

— Принцип тот же, что я уже делал для очистки себя от природной энергии. Мы берем эфир и смешиваем его с природной силой, схлопывая обе силы в взаимном уничтожении. Ну или заставляя эфир куда-то отправить всю природную энергию. Вот только я подумал, почему бы не ограничить этот процесс некой областью, и не уничтожать обе энергии полностью? Ведь в таком случае у нас будет сразу два типа энергии, которые станут взаимоогранивать друг друга, никак не влияя на сам организм.

— Подожди, — Минору пригляделась к схемам и тихо выругалась. — Ты безумец! Зачем ты поместил эту сферу возле сердца?! Если она вдруг потеряет стабильность, ты даже пикнуть не успеешь, как умрешь.

— Все рассчитано. — отмахнулся Стас, сдвигая листы и доставая из-под них небольшой лист с расчетами. Они были сделаны примерно, так как средств измерения праны пока сделать не получалось, но на них можно было ориентироваться. — Нахождение рядом с сердцем и очагом праны позволит сделать поток духовной энергии и праны невероятно стабильным, что стабилизирует поток эфира.

— Хорошо. Ладно. Это чистое безумие, но теоретически оно должно сработать, но где и как ты возьмешь природную энергию? — Минору ткнула пальцем прямо в слабое место его плана.

— Да, я пока не могу ее втягивать должным образом самостоятельно, — согласился Стас. — Вот только мне и не надо.

Когда чуть ранее Стас сам ломал голову над этим вопросом, его случайно отвлекла Левиафан.

Змейка как раз закончила свою собственную тренировку, поэтому решила поделиться с хозяином картинами своих успехов.

И тут Ордынцева осенило — их связь с Левиафан была чем — то невероятным. И он уже определил, что по ней вполне себе передавалась природная энергия, которая меняла его тело.

Так почему бы не увеличить этот поток, взяв его под контроль?

Сказано, сделано.

Да, во время усиленной передачи Левиафан теряла небольшую часть сил, но зато могущество Ордынцева по расчетам возносилось сразу на порядок.

— Ты уже пробовал эту технику? — строго уточнила ёкай, подозрительно глядя на Широ.

— Конечно, нет. Хотел, чтобы ты тоже посмотрела.

— Я рада, что ты, человек, понимаешь, что без моего чуткого пригляда, ты в любую секунду рискуешь умереть. — красуясь протянула Минору, хитро усмехнувшись.

Стас и не думал обижаться на ее слова, лишь ухмыльнувшись.

На самом деле Минору была тронута тем, что Ордынцев позвал ее на проверку и испытания его новой техники. В этом случае она тоже входила в проект, если не как создательница, то уж точно, как та, кто участвовал в процессе создания.

Зная же любовь ёкай к эфиру и изучению нового, сложно было оценить ее благодарность.

Глава 14

«Любопытно» — природная энергия стекало в тело бессознательного бандита с протянутой руки Ордынцева и принялась стремительно распространяться по его венам, захватывая все новые и новые области.

Сам же Стас другой рукой держал технику целительской длани, контролируя и наблюдая за происходящими изменениями.

Небольшое количество природной энергии оказывало очень медленный мутационный процесс. Тем не менее он все же происходил.

Затем Стас специально простимулировал регенерацию клеток в пораженном участке, чтобы произвести контролируемое и локальное ускорение мутаций.

Клетки под его пристальным взглядом быстро принялись делиться, но с каждой последующей итерацией можно было заметить, что они отличаются от тех, что были изначально. И чем дольше шел процесс, тем лавинообразней нарастали необратимые изменения в их структуре.

С руки Стаса, с которой он до этого испускал природную энергию, теперь выстрелил эфир, уничтожив большую часть мутагена. Конечно, Ордынцев не стал заморачиваться полностью, вылечивая бандита, лишь убрал основную угрозу.

Через полгода мутации окончательно убьют этого человека. Другое дело, что он не доживет до этого срока, ведь на завтра у Стаса уже запланирована пара рискованных экспериментов.

Ордынцев покинул мерцающую красным комнату и задумчиво двинулся в свой кабинет.

В очередной раз Стас подтвердил то, о чем думал уже давно.

Природная энергия влияет на него далеко не так, как должна.

У обычных людей контакт с этой силой вызывает неконтролируемые мутации, которые могут зайти так далеко, что объект теряет всякую возможность дальше функционировать. Как-либо это контролировать почти невозможно. Человеческое тело, в отличие от животных, не предназначено для данного типа энергии.

Но вот тело самого Стаса перестраивалось отнюдь не случайно. Больше это походило на некий заранее существующий план перестройки, который медленно выполнялся сам по себе. Но его можно было и ускорить, бахнув сверху сырой природной энергии, что он и проделал со своей правой рукой.

Ордынцев, дойдя до кабинета, поудобнее устроился на «ложе». Так он назвал дикую помесь камня, дерева, подушек и покрывал, позволявшее ему при желании откидываться назад, но не ложиться.

Спинку же можно было регулировать техниками земли, приращивая или наоборот убавляя толщину камня.

Станиславу откровенно надоела привычка местных вечно сидеть без каких-либо спинок.

Ордынцев снял перчатку с правой руки и пару раз сжал кулак.

Рука чувствовалась превосходно и это при том, что ее исследование с помощью целительской руки показало, что она как будто не принадлежит этому телу.

Перестройка прошла на самом глубоком уровне.

Вопросов было много, но главный звучал как: «Чего добивался Великий Змей, когда мало того, что перенес в свой мир человека, так еще и предпринял ряд шагов, чтобы тот постепенно превратился в гибрид человека и змеи?»

Разумными выглядели две теории. В первой, Змей не мог провести в Стасе нужные ему изменения, вроде наделения праной, не вмешавшись в его геном.

Во-втором же случае, Змей сделал это специально, чтобы получить целителя нужного ему характера, чтобы увеличить его шансы преуспеть. В конце концов, Стас намного спокойнее воспринимал те беды, которые валились на него в разные периоды времени. Мог ли он быть столь же непреклонным, если бы был чистым человеком?

Правда, пока что все эти размышления не имели смысла. Вот, когда он станет достаточно сильным, тогда он и задаст Змею свои вопросы.

Шел восьмой месяц.

* * *

— Очень надеюсь, что ты сейчас не сдохнешь, — напряженно буркнула Минору, хмуро осматривая выбранный ими для тренировки подлесок. — Я не для того тебя столько времени учила, чтобы самолично убивать, когда ты превратишься в ванпайи.

— Все давно рассчитано и перепроверено, — хмуро ответил Ордынцев, получив послание от Левиафан, что на ближайшие километры никого нет.

Ради этой демонстрации они знатно отошли от Убежища. Минору же пришлось обвешаться специальными побрякушками, защищающими ее, как от поиска собратьев ёкай, так и оммёдо.

Несмотря на то, что Стас демонстрировал уверенность, его тоже немного потряхивало.

Тем не менее, пути назад не было.

Обе руки легли на грудь, прямо напротив сердца.

За прошедшие месяцы Стас уже достаточно много призывал, как природную энергию, так и эфир, чтобы представлять, что он делает, тем не менее подводить обе этих энергий к своему сердцу было страшно даже для него.

Тем не менее, непокорные стихии послушно двигались туда, куда их вела воля человека.

И когда они достигли места назначения, Стас принялся связывать их в единую технику, способную удерживать друг друга в равновесии.

Все это время Минору, затаив дыхание следила за Стасом какой-то продвинутой версией духовного зрения доступного лишь ёкаем. Ей было видно не все, но даже того, что было, хватало, чтобы оценить ювелирность проделываемой работы.

— Все. — тихо выдохнул Ордынцев, расслабляя сведенные судорогой пальцы.

29
{"b":"739375","o":1}