ЛитМир - Электронная Библиотека

Особо же он отметил, что если Каэда «случайно» умрет, то виноватой в любом случае будет признана именно Ринако.

В тот момент Стас не заметил иронию ситуации, ведь когда-то что-то подобное говорили и ему.

В это же время Минору исправно учила его не только атакующим техникам, но и тому, как модифицировать и улучшать зомби.

Как оказалось, специальная обработка эфиром была способна придать плоти мертвецов большую прочность и проводимость, увеличив их боевые качества.

Кроме этого, наподобие техник Киатто, с помощью эфирной нити можно было передавать эфир, усиливая те или иные показатели зомби.

Правда, хоть Стаса и очень интересовало это направление, им он занимался скорее, как хобби. Все же появление его в одной компании с поднятыми запретной магией мертвецами было нежелательно.

Шел десятый месяц его «отпуска».

* * *

— Минору, скажи, ты не знаешь где можно достать артефакты хаоса? — вопрос Ордынцева заставил ламию подозрительно медленно поставить стакан на стол.

— Позволь, спросить, безумец, зачем тебе понадобились смертельно опасные артефакты хаоса? Может ты не в курсе, но их опасность такова, что можешь сам не заметить, как начнешь молиться каким-нибудь темным хозяевам и устраивать гекатомбы жертв! И это в лучшем случае.

— Ты излишне драматизируешь. — хмыкнул Стас, но ёкай и не думала принимать шутку.

— Широ, — она чуть опустилась, чтобы их глаза были на одном уровне. — Я знаю, что ты очень смелый человек. Возможно даже слишком. Но артефакты хаоса — это совсем-совсем не шутка. Эфир по сравнению с хаосом не так уж и страшен, понимаешь? Артефакты впитывают в себя волю своих создателей. И поверь, там скрыты такие ужасы, что я не в состоянии даже описать.

— Эх, видимо, мне придется объяснить несколько подробнее, — смирился Стас, видя насколько нервной стала водный дух. — Тебе и мне совершенно точно потребуется что-то, на чем мы сможем отработать технологию уничтожения хаоса. Поэтому я и предложил артефакты, как то, что можно уничтожить.

— Фух, — чуть успокоилась Минору. — А то я уж подумала, что ты решил попробовать их исследовать. А это было бы самой настоящей катастрофой. Хм-м, дай подумать. Знаешь, а на первых порах мы можем обойтись и чем-то не столь радикальным.

Стас поднял бровь.

— Я говорю о костях и черепах демонов. Конечно, их старались уничтожать, но какая-то часть все же расползлась по коллекционерам. В них куда меньше хаоса и они намного безопаснее.

— Решено, — согласился Стас. — Значит, первое время ищем кости демонов. У тебя случайно нет идей, где их искать? Я потому что уж точно не знаю.

— Надо подумать, — Минору похлопала пальцем по губам. — Чуть позже я дам ответ.

— Это связано с тем, что ты начала набирать себе вассалов? — проницательно заметил Стас.

Он случайно увидел Минору в компании кутающейся в глубокий плащ женщины, которая всячески скрывала свою внешность.

Духовное же зрение сразу подметило, что это вполне себе материализованный ёкай. Уровень сил определить не получилось, так как она маскировалась, впрочем, все же сбросив часть маскировки, раз Стас сумел понять ее природу.

Сложно было сказать, к какой расе он относится, так как Минору с гостьей быстро ушли, но это заставляло задуматься.

— И поэтому тоже. — расплывчато ответила водный дух.

Стас не стал настаивать. Пока Минору будет работать на общий результат, ему в некоторой степени все равно на ее посторонние проекты.

Так или иначе, процесс пошел.

Глава 15

На данный момент Стас мог с уверенностью сказать, что этот период его жизни был одним из самых приятных.

Отсутствие угроз и стоявших над душой воителей здорово расслабляло, давая мозгу возможность переключиться на нечто иное.

А что уж говорить про ту уйму знаний, которую он умудрился изучить благодаря Минору?

Каждый день словно день рождения, в котором гости несут подарок за подарком.

На Земле частенько люди слабо понимают ценность знаний. Особенно печально это можно наблюдать в тех же институтах.

Студенты, кое-как сдавая тесты и экзамены, весело гуляют, а даже если они учатся и хорошо, то через время знания мгновенно вымываются чем-то «более важным».

В итоге к последнему курсу обучения очень немногие из «бакалавров» или «специалистов» помнят то, чему их учили на первом.

А причина подобного довольно банальна — учащиеся не видят, где они могут эти знания проявить. Нет привязки теории к практике.

Конечно, учебный план пытается проводить лабораторные работы, где, теоретически, этот процесс должен происходить.

Но опять же все сводится к механическому выполнению поставленных заданий, без особых попыток вникнуть в сам процесс.

Лишь единицы умудряются выбраться из этого отупляющего конвейера обрушивающихся на их голову знаний.

В изучении же магии все было намного проще и вместе с тем сложнее.

В ней каждый новый факт или крупицу знаний можно было как-то немедленно применить. Вот только проблема была в том, что легкость применимости магии представлялась серьезную угрозу.

Даже низший воитель в теории мог попытаться заигрывать с созданием плетений, но при этом он рисковал попросту спалить себе часть праноканалов.

Стас вдоволь наслушался страшных рассказов Кизаши о тех воителях, что лишались праноканалов в ладонях и больше никогда не могли пользоваться большинством техник.

Именно поэтому Станислав так много времени потратил на сбор всей возможной информации перед тем, как, собственно, подошел к экспериментам.

Как результат у Ордынцева было сформировано вполне себе крепкое «древо знаний», в котором ствол выполнял роль нерушимого и неизменного базиса. Ветки — новые направления и идеи. Листья — неподтвержденные теории и пути развития.

Корни же представляли собой его понимание того, как на практике применять все вышеописанное «дерево».

Примечательно, что многие люди живут лишь за счет корней, без дерева и листьев. И те вполне себе способны так существовать. Но стоит понимать, что эти люди никогда не смогут подняться ввысь и увидеть всю красоту и раскрыть тайны нашего причудливого мира, пока не попробуют что-то изменить.

На данный же момент Ордынцев пребывал в очень взбудораженном состоянии.

С момента его прошлого грандиозного открытия, а именно использование шарика-природо-эфира, для уничтожения остатков эфира в теле, прошло четыре месяца, которые пролетели, словно четыре дня.

Теперь же Станислав дошел до новой идеи, которая по его расчетам, если должна не вознести его на вершину пищевой цепочки этого мира, то, как минимум, приблизить.

От распирающих его эмоций Станислав принялся ходить туда-сюда по кабинету под ленивым взглядом отдыхающей Левиафан.

Так как Стас работал во множестве мест, Леви обзавелась сразу несколькими спальными пуфиками для неусыпного наблюдения за своим неуемным господином.

Наконец Ордынцев замер и облизнулся. Длинный язык проворно попробовал воздух и передал своему хозяину целую палитру запахов и ощущений.

Это могло показаться странным, но Стас, находясь в добром здравии, осмысленно позволил природной энергии Левиафан целенаправленно коснуться и изменить его язык.

Причиной этому было то, что за прошедшее время он немного разобрался в том, как именно работает его направленная мутация.

Судя по расчетам, он должен был сохранить человеческий облик, пускай и с некоторыми неприятными дополнениями в виде чешуи. При этом строение костей, черепа и расположение внутренних органов не должно было сколько-то заметно измениться.

Более того, у его финальной формы должны были быть вполне ощутимые плюсы, вроде куда большей силы, проводимости праны и очень сильно уменьшившееся влияние природной энергии.

В конце концов получившийся гибрид был в некотором роде магической змеей, что защищало его от губительной для любого чистого человека природной энергии.

31
{"b":"739375","o":1}