ЛитМир - Электронная Библиотека

Однако в следующую секунду эти мысли исчезли из головы Канси, когда он почувствовал холодную сталь у себя на горле, а рядом с ним, словно из тени, проявилась молодая девушка в маске.

С другой стороны, тоже наметилось движение, когда просто возникла другая убийца, которая с каким-то странным удивлением рассматривала приготовившуюся к драке Кэтсую.

Глава 17

Комната застыла в неподвижности, когда ни один из присутствующих не рисковал сделать первый шаг.

Канси медленно сглотнул, почувствовав, как кадык неприятно царапнула острая сталь.

Ситуацию явно надо было спасать.

— Девушки, зачем же так сразу? К чему все эти крайности? Любую ситуацию можно решить миром. Давайте все дружно расслабимся и попробуем поговорить. Это же так просто, — Канси, приободрившись, что его никто не стал затыкать, да и глотку не вспорол, продолжил.

— Поверьте, я человек открытый к любому разговору. Возможно, я перешел дорогу какому-то важному человеку? Так я заглажу свою вину и исправлюсь. А если я сейчас сдохну, кому от этого будет польза?

— Не понимаю, — медленно обронила Каэда, смотря на Кэтсую растерянным взглядом.

— Что именно вы не понимаете, госпожа? — с готовностью подхватил Канси, поддерживая диалог.

— Почему ты… — начала Каэда, но была резко прервана пепельноволосой.

— Замолчи!

— Но…

— Ни слова больше или ты рискуешь умереть. — с яростью выплюнула слова Кэтсуя. Но опытный слух, мог услышать в ее голосе нотки паники.

— Хватит меня затыкать! — возмутилась кутисакэ-онна. — Сама творишь не пойми что, а мной командуешь. К чему тебе вообще этот человек, когда ты сама…

— Нет! — рыкнула девушка и сделала решительный шаг вперед, заставив пару новоприбывших приготовиться к бою.

— Стойте! — быстро закричал Канси, не желая, чтобы случилось непоправимое. — Кэтсуя, стой!

Пепельноволосая в сомнении остановилась, смотря на торговца странным взглядом.

Теперь все взгляды остановились на Ловком и тому срочно надо было что-то сказать.

Он тяжко вздохнул и посмотрел прямо в глаза своей подруге.

— Кэтсуя, нет смысла в этой битве, потому что… — он собрался с духом. — Потому что я и так все знаю.

На комнату опустилось безмолвие.

— О чем ты говоришь? — тихо спросила девушка, отведя взгляд.

— Я знаю, что ты, Кэтсуя, не человек, а ёкай.

Мари издала какой-то непонятный звук, а Каэда лишь кивнула. Хоть неизвестная и скрывала свой вид, но так близко любая маскировка была уже недействительна.

— Да, я это понял далеко не сразу, — продолжал исповедь Канси, чувствуя при этом себя дико неуютно. — Но понемногу я это начал чувствовать. К тому же, за все эти годы ты так ни капли и не изменилась. Твоя любовь к птицам и яйцам, опять же.

— И почему ты мне тогда не сказал? — горящие глаза ёкай уставились на растерянного торговца.

— Как я мог? — устало буркнул он. — Ты хранила этот секрет столько лет. Откуда мне было знать, как ты себя поведешь, если узнаешь, что я его знаю? К тому же, как я читал, кумо, паучихи-оборотни, редко относятся к людям благосклонно.

— То есть ты был со мной только из-за страха?! Боялся, что я тебя съём и поэтому терпел мое присутствие рядом с собой? — медленно проговорила Кэтсуя, но лучше бы она кричала.

В тот же момент на лбу у нее открылись четыре багровых глаза, да и человеческие глаза тоже покрылись красным сиянием. Если же, кто-нибудь взглянул на ее пальцы, то заметил бы, что ногти обрели черный цвет и подозрительно утончились.

— Нет, — слова Канси заставили паучиху вздрогнуть. Свечение чуть уменьшилось. — Я знаю, что ты, как и некоторые сильные ёкаи, умеешь чувствовать ложь. Поэтому внимательно слушай, что я тебе скажу. Да, я боялся твоей реакции, боялся, что ты меня съешь или бросишь, но…

Канси глубоко вздохнул.

— Но при этом я не хотел, чтобы ты уходила. И не только потому, что с тобой у меня все получалось и я стал успешным и богатым торговцем. Но и потому, что мне было хорошо с тобой. Мне нравилось разговаривать с тобой по вечерам. Я нахожу твои шутки милыми, а твою еду самой вкусной. Эти годы были одними из самых счастливых в моей сложной жизни. И я не жалею ни обо одном дне, проведенном с тобой. Вот поэтому я и боялся тебе сказать. Потому что я не желал, чтобы это все исчезло.

С каждым словом багровое свечение уменьшалось, пока и вовсе не пропало бесследно. Кэтсуя молча и неподвижно внимала словам человека, стараясь не пропустить ни слова.

— Прости меня за эту слабость, — Канси усмехнулся. — И, пожалуйста, не ешь меня, ладно? — последнее прозвучало довольно неуверенно, вызвав невольный смешок у кумо.

— Я клянусь тебе, что никогда так с тобой не поступлю. — решительно промолвила паучиха. — Как бы не сложились наши судьбы.

— Эх, милота, — довольно кивнула Каэда, которая, только из-за незнания, что такое попкорн, им не захрустела. — Вот только пока вы тут так мило общались пришел тот, из-за кого мы все здесь и собрались.

Хлоп-хлоп-хлоп.

Вошедший в комнату Стас несколько раз хлопнул в ладоши.

— Прекрасное зрелище, мирный союз человека и ёкая. Именно ради таких моментов и стоит жить. — на лице Ордынцева было умиротворенное выражение.

— Кто ты такой? — кумо развернулась в пол-оборота, чтобы одновременно следить за девушками и новоприбывшими.

За спиной у Широ наметилось движение и внутрь неторопливо вползла недовольная Левиафан. Так как постоялый двор был сделан из дерева, а встреча происходила на втором этаже, ей пришлось отказаться от своей любимой тактики плавания в камне и честно ползти по лестнице.

Невольно змейка поностальгировала по тем временам, когда хозяин носил ее на ручках.

Светлые были времена.

Широ улыбнулся и взглянул прямо на растерянного Канси.

— Не узнал? Богатым будешь, Канси!

— Я уже, как бы, — невольно буркнул мужчина, силясь вспомнить стоявшего перед ним незнакомца. Правда, все еще прижатое лезвие к шее, вернуло ему почтительность. — Извините, господин, я никак не могу вас вспомнить…

— Ну как же, — Стас, не чинясь, демонстративно присел на расположенные сбоку цветные подушечки и принялся размеренно перечислять.

— Четыре с половиной года назад. Страшное, кровавое сражение. Рухнувший самурай и двое асигару, что из последних сил с ним сражаются, затыкивая дрянными копьями, а потом делят честно награбленное добро.

Рот Канси принял форму четкой буквы «о».

— Это ты?! Как там… Широ?! — взгляд торговца чуть сдвинулся и пару секунд ничего не выражая смотрел на разваливавшуюся в комнате огромную белую змею. — Что? Это та маленькая змея, что спасла тебе жизнь?! Чем ты ее вообще кормил, чтобы она так вымахал?

Голос Ловкого сорвался, когда его заставила замолчать жажда крови от Левиафан, которая ме-е-едленно повернула голову в сторону Стаса, будто проверяя, услышал ли он.

— Ты прав, — согласно кивнул Ордынцев. — Я давно говорю, что в последнее время она сильно набрала вес.

Щелчок!

Напитанный природной энергией хвост пронесся на том месте, где до этого была голова землянина. Если бы тот вовремя немного не пригнулся, то лететь бы ему вперед и лететь.

— Я не это имел в виду. — быстро поправился Канси, переведшей на него пылающий негодованием взгляд Левиафан.

— Ладно, в этом больше нет смысла, девочки, отпустите моего друга. — с ленцой протянул Ордынцев.

Мари и Каэда дисциплинировано шагнули назад, оставив потирающего шею торговца.

Теперь Стас посмотрел на доселе молчавшую Кэтсую.

— Извините, что все произошло так грубо. Меня зовут Широ Змей, а как вас? И, как вы видите, одна из моих подчиненных, одна из вас. Поэтому можете быть уверены, я ничего не имею против вашего рода.

— Можете звать меня Серой вдовой, Широ-сан — кивнула она Стасу. — Я очень хотела бы узнать, чего вы от нас хотите?

Стас открыл было рот, но теперь уже его перебила Каэда.

36
{"b":"739375","o":1}