ЛитМир - Электронная Библиотека
* * *

— Ты уверен, что это представление было лучшим выходом? — лениво уточнил Шин, глядя на ночное небо. Они уже как час назад покинули поместье Кодзуки, оставив последнего тупо смотреть в никуда в своем кабинете. — Не проще ли было бы убить или похитить его родственников? Тогда он бы точно знал, что мы предельно серьезны. А иллюзии… Как-то слабо.

— В таком случае наблюдатели от Мизуно могли заметить неладное. Лишние подозрения нам ни к чему. — покачал головой Ордынцев, не став говорить, что убийство всех родных на твоих же глазах, пускай и в иллюзии — это отнюдь не «слабо». Не стал же он этого делать просто потому, что его попросту не поймут.

Для данного мира подобная жестокость и впрямь была «слабоватой». Вот если бы он пытал и убивал детей на глазах у их отца, вот тогда Стас вошел бы в этот социум, как родной.

— Может, ты и прав. — пожал плечами Шин. — В любом случае бумага с его признанием у нас. Теперь он будет работать на нас, как миленький. Что ты планируешь делать дальше?

— Дальше мы обойдем еще несколько имен, — просто сказал Стас. — А потом я должен навестить Ио. Кто как не он способен лучше всего воспользоваться полученными нами сведениями?

— Подожди. — быстро попросил Шин.

— М-м-м? — Ордынцев с интересом взглянул на командира теневого камня.

— Можешь немного подождать? — Шин скромно улыбнулся. — Я бы хотел воспользоваться пару раз этой сетью сам.

— Хочешь заработать пару очков среди своих? — проницательно отметил Станислав.

— От тебя ничего не скроешь. — прищурился Шин.

— Будешь должен одну услугу. — был ему безразличный ответ.

— Согласен. — мужчины закрепили соглашение легкими поклонами.

— Э-э-х, — Шин потянулся. — До рассвета еще несколько часов. Можем успеть поспать. Что-то я подустал.

Ордынцев на это лишь кивнул. В данный момент мысли землянина были далеко.

Он размышлял на тему того, что, глядя на слезы и сопли того предателя он… Не чувствовал ничего.

Почему-то у него было смутное чувство, что это неправильно.

Глава 19

— Значит этот человек тебе нужен? — рассудительно уточнил Ио, выслушав отчет Стаса.

— Вы полностью правы, — Ордынцев положил на стол свиток со списком имен, который Ио принялся бегло просматривать.

Для удобства Стас создал таблицу, в которой в строках были указаны имена и фамилии, а в столбцах род деятельности и другие параметры.

Брови главы теневого камня немного поднялись, когда он со все возрастающим интересом разглядывал таблицу.

— Восхитительно, — наконец заключил он. — Как просто.

— Простите? — Ордынцев засомневался. Он уже смотрел список имен и не нашел среди них никого, кто мог вызвать такую реакцию у столь серьезного человека.

— Кто-то из указанных лиц настолько полезен или наоборот опасен?

— Нет, я сейчас не о людях, указанных в этом свитке, — Ио легонько помахал бумагой. — А о другом. Широ-кун, скажи мне, а откуда ты взял подобный способ… М-м-м, формирования сведений? Меня трудно удивить, но столь гениально простое решение меня лишь восхищает.

Ордынцев, сообразив, что наделал, очень захотел ударить себя по лицу.

— Привычная и очевидная для него вещь, как систематизация данных в виде таблицы, для местных могла быть чуть ли не откровением свыше.

— Я случайно придумал эту вещь для записи своих тренировок.

— Неужели? — Ио не стал показывать недоверия, но Стас понял, что лучше бы чем-то подкрепить свои слова.

— Могу продемонстрировать. Можно листик, кисть и чернила? — получив искомое Ордынцев привычно принялся чертить простейшую табличку, в которой начал вписывать даты в строки, а в столбцы сокращения упражнений, вроде отжиманий, приседаний и так далее. В квадратиках же были указаны цифры и подходы.

При этом он ничуть не врал, ведь и впрямь старательно вел статистику. В будущем, когда войны будут закончены и их план увенчается успехом, Ордынцев надеялся серьезно ее проанализировать, выведя уникальную систему тренировок, рассчитанную исключительно на воителей.

Более того, Станислав, ничуть не смущаясь, дал, как он решил, новому подвиду человека разумного имя: Homo sapiens bellator, или, человек воинствующий.

Все эти размышления Станислав записывал исключительно на русском и прятал глубоко в Убежище. Как он надеялся, если у него получится вернуться обратно на Землю, эти знания совершат настоящую революцию.

Правда, до этого момента стоило разобраться, как наделять обычных людей праной, так как на Земле наличие праны научно не было доказано.

— Таким образом я веду учет своих достижений и тренировок. — закончил он, перечислять плюсы Ио.

— Какая потеря, — после недолгого молчания печально заключил чиновник. — Мы раз за разом бросаемся в бой, теряя в войнах умнейших из нас. В то время, как они могли бы принести куда больше пользы, если бы пустили свои навыки на что-то, кроме этой самой войны.

Лицо Стаса все так же продолжало изображать почтительность, сам же он пытался понять, к чему ведет Ио.

— Думаешь, о чем говорит этот сбрендивший старик? — внезапно хмыкнул глава, прервав мысли Стаса.

— Почему старик? — продолжил он, словно читая мысли. — Потому что мне уже сорок пять лет. Для людей нашей профессии это уже очень много. Я бы даже сказал слишком. Люди такого возраста начинают задавать неудобные вопросы, вроде, из-за чего мы раз за разом сражаемся? Но к чему же я это вспомнил? Просто я много думал о тех твоих словах. О вашем желании прекратить войны. — таким Стас Ио еще не видел. Он был слишком задумчив.

Ордынцев внимательно слушал.

— Думаю, Джун тебе рассказывал, но мне никогда не нравились войны. Именно поэтому при первой возможности я сменил поле боя на этот кабинет. О чем ни капли не жалею. Если вы сможете дать другим воителям возможность сменить смерть в молодости на смерть в глубокой старости, то я поддержу вас всей душой.

— Я очень рад слышать это от вас. Уверен, мои товарищи тоже будут так думать.

— Но перед тем, как я тебя отпущу, скажу две вещи. Первая, — Ио поднял палец. — Канси ничего не грозит со стороны клана Сумада. О нем известно лишь нам четверым? Тебе, мне, Джишину и Шину?

Стас кивнул. Он был вынужден сказать Шину о Канси, чтобы тот его случайно не прикопал.

— Пусть так остается и дальше. Я позабочусь о том, чтобы сведения этого торговца не ударили по нему самому. Уверен, среди тех, кого он сдаст, найдутся те, кто невольно возьмет вину на себя в глазах Мизуно.

Ио разогнул второй палец.

— Второе, Широ-кун, до начала войны остались считанные месяцы. Как я уже говорил, я очень стар, поэтому мне довелось видеть одну войну своими собственными глазами и парочку из стен этого кабинета. Печальная же правда в том, что войны всегда начинаются неожиданно и первыми могут умереть даже лучшие из нас, — невольно стало понятно, что за этими словами скрывается какая-то история.

— Я знаю, что Джишин-кун отправил тебя разбираться с проблемами поставок. Но если ты поймешь, что война началась, то, несмотря ни на что, беги. Беги так быстро, как только можешь в сторону Цитадели, ведь война пережует тебя и выплюнет, даже не заметив.

— Благодарю за заботу. — Ордынцев кивнул на полном серьезе.

— Не за что, — краем губ улыбнулся Ио. — Мне импонирует твой жизненный уклад, Широ-кун. То, как ты подходишь и решаешь свои проблемы. Уверен, твоя звезда еще не разгорелась, но она всеми силами стремится это сделать. Потрать эти последние месяцы на то, чтобы стать сильнее. Я бы не хотел услышать о твоей смерти.

По молчаливому знаку рукой Стас, глубоко поклонившись, вышел.

На душе было сложно.

С одной стороны Ордынцев понимал, что любые слова такой личности, как Ио, стоит рассматривать исключительно с точки зрения выгоды. С другой же, как ему казалось, в своей заботе о нем, глава теневого камня был искренен.

Станислав выкинул эти мысли из головы. Ио был прав. Ему стоит как можно сильнее сконцентрироваться на наборе силы.

40
{"b":"739375","o":1}