ЛитМир - Электронная Библиотека

Ордынцеву не надо было суетиться, так как средние воители уже отдавали команды своим подчиненным. Раненных быстро грузили и относили подальше от поля боя. Все же некоторые техники имели отложенное срабатывание и могли бахнуть и спустя пять-десять минут.

Да и месиво из воды, кусков камня и перемешанной земли было сомнительным местом для госпиталя.

Раненных и выживших Мизуно тоже уносили, правда перед этим заковывая в кандалы, вытягивающих прану.

Конечно, они не были столь продвинуты, как те, что носил Джишин, но пленные в отличие от принца должны были всю дорогу находиться без сознания.

Стас спокойно шел, пока окружающие воители с напряженными взглядами провожали его взглядами.

С тех пор, как принц отправил их и Змея на борьбу против диверсантов Мизуно прошло пять быстро пролетевших месяцев. Их распорядок жизни в это время выглядел, как тренировки и очень редкие выходы «на дело».

И за этот период воители Сумада могли вдоволь убедиться, что с другом принца явно что-то не так.

Взять хотя бы то, что никто не знал настоящий объем праны этого человека.

Конечно, сенсоры говорили те или иные значения, но в реальном бою Змей мог применять прану куда больше, чем было заявлено. Некоторые поговаривали, что на самом деле он скрывает свою истинную силу и в том бою с высшим воителем, именно он все и сделал.

Другие же шептались, что слухи о его битве с драконом чистая правда. И победителем в той битве был именно он, но, чтобы скрыть столь сильный козырь, руководство клана решило соврать.

Словно этого было мало, после каждого боя всех вражеских воителей, что не могли предоставить ценную информацию, он забирал себе для каких-то жутких исследований и экспериментов.

И если первое время такое отношение возмущало Сумада, то затем они кардинально сменили свою точу зрения, хоть и продолжали с напряжением относиться к личности Змея.

Ордынцев остановился перед шестью раненными Сумада. Лишь пара из них была в сознании.

— Коро, Тетсу, подойдите сюда. — средние воители, тяжело вздохнув, протянули ладони к Стасу, на которые тот и положил левую руку.

Землянин принялся осторожно зачерпывать из окружающего пространства природную энергию, смешивая ту с вытягиваемой праной своих подчиненных, попутно спустив на получающуюся смесь жадный эфир.

За прошедшие месяцы он пообтесал открытую ранее технологию, повысив ее КПД и снизив затраты на концентрацию.

Также он потратил много времени, чтобы оснастить самые эффективные земляные техники эфиром. Все эти светящиеся фиолетовым светом скалы и стены были как раз из этой категории.

Таким образом, теперь любая техника Ордынцева представляла куда большую опасность.

Но вернемся к ритуалу.

Дождавшись, когда эфир породит достаточно жизненной силы, Ордынцев взмахом правой руки направил шесть почти невидимых эфирных нитей прямо в тела раненных, по которым он и пустил жизненную силу.

В ту же секунду прямо на глазах у зрителей раны у лежачих воителей принялись медленно закрываться. Бойцы, что были в сознании, стиснули от боли зубы, но смогли удержаться от крика.

Когда закончилась прана у средних воителей, вперед друг за дружкой шагнули их подчинённые.

Полностью всю прану они, конечно, не сдавали, но отдавали ее значительную часть.

Тем не менее, сил все равно не хватило, поэтому пришлось использовать еще один десяток низших воителей.

Однако, когда лечение закончилось, раненные уже могли встать и двигаться своими силами.

Ради одного лишь этого лечения окружающие его бойцы были готовы простить своему командиру все его странности и безумства.

Даже если бы вскрылось, как многие подозревали, что на самом деле Широ Змей мучает, а потом поедает пленников, то никого бы это особо не взволновало.

В конце концов, жрет же он врагов?

Да, он больше походил на змею, чем на человека, да, обладал страшноватым характером и привычками. Но зато, если тебя даже смертельно ранят, то всегда есть шанс выжить и выкарабкаться.

Это дорогого стоило.

А уж благодаря пойманным и убитым диверсантам каждый из них уже был на хорошем счету в клане.

В это же время, пока Широ Змей развеивал технику и подчищал организм от остатков эфира и природной энергии, на границе Чинэтсу, страны где проживали воители огня, наметилось движение огромных масс людей.

Стоявшие последние месяцы на границах армии самураев, асигару и отряды воителей Хизору сдвинулись с места, начиная пересечение границ, соседствующих с Хогоро, мелких стран.

На данный момент им было обещано, что их не тронут, так как огневики желают сразиться лишь с воздушниками. Поэтому «буферу» ничего не оставалось, как предоставить право свободного прохода. Но все прекрасно знали, что, когда бьются великие страны, щепки летят от мелких.

В это же время в фортах и крепостях Хогоро экстренно били тревогу, а воины спешно одевали броню и строились в подразделения.

И хоть другие страны еще не вступили в эту грандиознейшую мясорубку, но до это момента оставались считанные дни.

Торговцы, агенты или курьеры — все, кто мог бежать, несли эту страшную новость дальше до городов и сел, чтобы уже в тех, словно вирус, распространялось потрясение и паника.

Матери хватали детей и спешно несли их в дома. Они не знали зачем они это делают, ведь их страна еще даже не вступила в войну, но некий глубинный инстинкт гнал их вперед. Спрятаться, прикинуться мертвыми, стать бесполезными — истерия стремительно набирала обороты.

Вот, что чувствовали обычные люди.

Но совсем другие мысли были у самураев и воителей. Их глаза вспыхивали мрачным огнем, а покрытые мозолями от оружия руки лишь крепче стискивали орудия убийств.

Их жаждущие славы, подвигов и богатств взоры были жадно направлены в сторону других стран.

Но лишь немногие из них понимали, что вместо всего вышеперечисленного они получат лишь грязь, кровь и смерть.

В основном этими людьми были опытные самураи и воители, которым было от тридцати пяти-сорока лет.

Ветераны с кривой усмешкой смотрели на оживление молодежи, видя в них не более, чем мясо. Ужасные картины поднимались в их памяти, но самое пугающее было то, что они готовы были еще раз спуститься в этот ад.

«Почему?» — кто-то спросит.

Все просто. В прошлых войнах эти ветераны были такими же молодыми, сопливыми и ничего не понимающими низшими. Их война была напитана страхом и непониманием. Они выживали лишь чудом, каждую секунду боясь и борясь за свою жизнь.

Но теперь многие из них уже давно были средними воителями, а некоторые сумели стать высшими.

Теперь уже они были готовы обрушить кошмар на своих врагов и показать им всю глубину ада.

И это приводило их в безудержный восторг. Превратиться из жертв в хищников — их мечта скоро должна была стать явью.

Очередная мировая бойня грозила развернуться, но мир лишь с жадностью ее приветствовал.

Глава 20

Стоило новости о начале войны между Хогоро и Чинэтсу достигнуть города, в котором расположились отдыхающие бойцы Стаса вместе с ним самим, как весь отдых был тут же отменен.

Сборы прошли в лихорадочной спешке. Молодые воители фонтанировали эмоциями и чуть ли не подпрыгивали от нетерпения.

И если бы у них спросить, чего они так ждут, то они бы ни за что не смогли ответить.

Их более старшие товарищи были немного более насторожены, но тоже лучились от предвкушения.

Единственный, кто из них всех был мрачен — это сам Ордынцев.

Его бойцы на него недоуменно косились, но ничего не говорили. Просто списали это поведение на очередную странность Змея.

В конце концов сколько их было и сколько будет? Главное, он отлично дерется, прекрасный командир, да еще и целитель.

А что у него там в душе никого особо не интересовало.

Стоило же всем собрать вещи, как колонна из шести десятков воителей спешно понеслась в сторону Цитадели.

Нервы у бегущих то и дело встряхивались, от чего некоторые из воителей нарушали строй, выбегая немного вперед.

42
{"b":"739375","o":1}