ЛитМир - Электронная Библиотека

Но вот командующим ими самураям было плевать. От карательных взмахов мечом разлетались кровавые брызги и отрубленные конечности тех, кто первыми попались под руку.

— Вперед! Трусов ждет лишь смерть! Вперед! В бой! Сме-е-ерть!

Подпираемые со спины теми, кто еще не видел творившегося ужаса, упирающиеся жертвы этой войны попадали под действие тумана и словно колосья падали под взмахами серпа жнеца.

Стас не получал от них энергию. Праны в телах обычных людей, даже несмотря на их количество, было немного, поэтому украденные крохи праны лишь усиливали беснующийся проклятый туман.

И в тот момент, когда воители посчитали, что жуткий извергатель тумана опасен лишь для обычных людей, Ордынцев нанес свой второй удар.

— А-а-а, моя нога-хлюп-буль-буль! — один из бегущих воителей с криком рухнул в грязь, чтобы в ту же секунду быть утянутым под землю.

Тут и там среди фиолетового и серого начали мелькать гибкие тела стального цвета. По ним было невероятно сложно попасть, ведь проклятый туман усложнял использование техник водяной локации, а сами земляные тела в грязи были почти неразличимы.

Прочная чешуя, темный огонь в глазницах, острые клыки, и, конечно же, умение высасывать прану — змеи-пожиратели пришли на кровавую вечеринку.

Теперь уже и воители не чувствовали себя в безопасности. Беспощадные змеи атаковали их при любой возможности, а если атака проваливалась, то они тут же скрывались, чтобы зайти на новый заход в другом месте.

Водяные техники отлично рвали змей на куски, но тех было много, а во-вторых, они вполне успешно уворачивались от опасности.

Не стоит забывать и о других Сумада, которые впечатленные эффективностью тактики Змея, с удвоенной решимость присоединились к веселью, обрушивая на наступающих все, что только можно.

Это время выбрала и Левиафан, чтобы тоже вступить в бой.

И здесь стоит остановиться поподробнее.

Стас тщательно обдумал, как повысить пользу Леви, как бойца, но при этом не сильно рисковать ее жизнью.

Решение было найдено, а именно, сделать из нее бойца дальнего боя.

Сказано, сделано.

Теперь любой взглянувший на змейку, мог захотеть протереть глаза.

Вдоль гибкого змеиного тела были закреплены несколько темных подсумков, в которые были помещены десятки прочных стальных дротиков.

У каждого из дротиков, имелась специальная выемка для яда.

Леви внимательно оглядела поле боя, после чего, повинуясь ее телекинезу, одна из стрелок зависла прямо перед ее пастью.

Плевок!

Едкий змеиный яд шлепнулся в выемку дротика и заскворчал на воздухе.

Секунду ничего не происходило, а затем дротик исчез, голова же одного из бегущих Мизуно взорвалась, расплескав мозги на пару метров позади него. Тело умудрилось сделать еще пару шагов, а затем, споткнувшись, повалилось на землю.

Там, где дротик пролетел через туман, образовался закручивающийся водоворот.

Ордынцев с гордостью кивнул. Как-то глядя на тренировки Левиафан, он случайно вспомнил о том, что в современном дальнобойном оружии пули зачем-то закручиваются.

Совет, что удивительно, и впрямь помог, позволив Леви еще сильнее увеличить скорость и точность своих «выстрелов».

А чего стоили круглые глаза ближайших Сумада, которые не могли поверить, что стреляющая стальными стрелами, одетая, почти как Рэмбо, змея — это не плод их воспаленного сознания.

Единственный минус, подсумки постоянного норовили сползти и цеплялись за землю, но Левиафан спокойно могла их поправить или удержать телекинезом.

Техники, взрывы, стрелы, ветер, дождь и молнии — все смешалось в этом безумии, норовя утащить всех своих участников прямиком в ад.

Тем не менее, хоть урон и был отличным, стоявший на стене Стас себя не обманывал.

Да, среди его жертв частенько встречались и средние воители, но большинство из погибших были именно низшими.

А зная в каком возрасте обычно выдавалось это звание…

«Могу себя поздравить. Теперь я могу шутить несмешные шутки про то, как утопил десятки детей. Почему несмешные? Потому что они лежат на поверхности…»

Ордынцев встряхнул руками, прерывая технику и ускоряя прану по всему телу до максимума. Мир в мгновении ока замедлился.

Падающие капли дождя неторопливо летели к земле, чтобы создать очередные бурунчики, а молнии плавно текли по черным облакам, дабы породить очередную серию ударов грома.

Однако в этом замедлившемся мире были те, на кого ускорение не действовало.

Воители и самураи, оскалив в злых криках лица, находились уже буквально под стенами крепости.

Покрытые грязью от взрывов и ранами от попавших техник, единственное, что они хотели больше всего в этой жизни — это вырезать всех Сумада от мала до велико.

Надо ли говорить, что Ордынцев был решительно против такой постановки вопроса?

Глава 24

Мизуно не собирались глупо бежать по стенам, рискуя выхватить какой-нибудь земляной техникой от Сумада.

Нет, они поступали куда проще и намного разнообразнее.

Часть из них, сформировав в руках водяную плеть, цеплялись теми за бойницы и подтягивали себя, отправляя прямо в воздух.

Другие использовали водяные взрывы, толкающие их четко вверх, подобно тому, как в бутылки заливают шипучую смесь, а потом приделывают к получившимся емкостям крылья.

Третьи и вовсе извращались, делая что-то вроде ажурных водяных конструкций, позволяющим пробежать не только им самим, но и спешащим следом самураям или другим воителям.

И, что логично, в последнем случае они оказались самыми успешными, ведь те, кто летели по воздуху имели меньше всего шансов увернуться от контратаки Сумада.

Да, они могли сформировывать водяные щиты или бить на опережение. Но если они терпели неудачу, то каменные техники земляных воителей разрывали их на куски.

Те же, кто создавал водяные конструкции, могли в случае чего отшагнуть в бок и маневрировать в пространстве.

Не прошло и пары секунд, как первые Мизуно ступили на вершину стены и на них тут же обрушилось все то, что так тщательно готовили защитники.

Так как ширина стены хоть и была довольно большой, но все же ограниченной, то воителям приходилось себя сдерживать в массовых техниках.

Напитанные праной клинки сталкивались в клинче, водяные копья сходились против таких же, но уже земляных. Все те техники, которые воители выучили использовать без слов и на чистом контроле, прямо сейчас шли в ход.

Скорость этого сражения была запредельной. Любой, кто имел несчастье выйти из ускорения праны был бы растерзан за считанные секунды.

Там, где между воителями случайно оказывались асигару, их участь была незавидной. Зачастую, они даже не успевали понять, что их убило. Самое же ужасное, что те же Сумада, если видели удачную возможность ударить, то не особо задумывались о стоявших между целью и ими обычных людях.

Перед Стасом разом появились трое Мизуно. По связи от Левиафан пришло сообщение, что двое из них средние воители, а один низший. Хуже было то, что вырвавшийся у него из руки клубок змей смог убить лишь низшего.

Его бьющееся тело улетело вместе с вцепившейся ему в шею змеей куда-то вниз к прочим штурмующим.

А вот средние воители вполне умело рассекли змеек странными водяными дисками. А учитывая, выросшие из лезвий их катан подозрительные лезвия, в ближний бой лезть не хотелось.

— Каэда! — отдал приказ Стас.

И ёкай не подвела. Те часы, что они потратили на отработку совместных действий не прошли даром.

Средние воители схватились за голову и дружно взвыли от ужаса. Конечно, они почти сразу пришли в себя от концентрированного удара духовной энергией по их сознанию, но вот впечатанные кулаки с техникой высасывания праны, как нож сквозь масло прошли сначала сквозь их броню из праны, потом доспехи, и наконец взорвали грудные клетки.

И если первое тело было отброшено в сторону, то вот умирающего второго Стас подхватил за ногу, после чего со всей силы начал бить первых асигару, которые с огромными от ужаса глаза начали лезть через стену.

51
{"b":"739375","o":1}