ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Чтобы возвести здание, пришлось закупить много камня. Доставил его с помощью порталов и грузовиков, которые его сюда и привезли, а я их потом вернул обратно. А дальше с помощью трансформации создал коробку и, как было готово, запустил туда бригаду, чтобы ремонт сделали. Работали по принципу: чтобы с виду было красиво. Ориентируясь, в первую очередь, на скорость. Так что это здание полноценным назвать пока тяжело. Свет запитывался от генератора. Линию передач пока только начали тянуть от города, с чем пришлось отдельно разбираться. Что-то мэр города не сильно воспылал энтузиазмом, и пришлось тупо заплатить, чтобы его ведомства сделали, что надо.

— Ну, вроде работает, — протянул Август, стоя в центральной комнате.

— Вроде да, — ответил я.

Последний проход был запущен, на других концах люди уже работали. Пока всё идёт по плану, если не считать одной сложности. Проходы требовали подпитки, а в этом месте с энергией плохо. Того, что я наскреб, едва хватало на поддержание системы. Но ничего, придумаю что-нибудь.

— Если не выходить на улицу, тут симпатично, — огляделся парень.

— Свежий ремонт. А на улицу выйти нельзя, потому что улицы ещё нет.

— И взвалил же ты на свою шею ношу.

— Трудности закаляют мужчину. Как станешь князем — узнаешь.

— Ой ладно тебе, — отмахнулся он. — Мне и с этим проектом тоже повозиться пришлось. Страшно представить, через что отец каждый день проходит, чтобы государством управлять.

— Ничего, взрослая жизнь совсем рядом. Крепись.

— Эд, хватит этих шуток, — закатил он глаза. — Я печенкой чую, что отец подумывает, как бы меня женить.

— Так это же хорошо.

— Давай, пошути опять на эту тему. Лучше скажи, через сколько следующую партию проходов здесь откроем?

— Через полгода.

— Небыстро, — нахмурился он.

— А ты что думал. Если навернется несколько порталов, это не так страшно, как если навернётся сотня.

— Тоже верно. А ты проверял? Ничего не рванет? А то нам только жертв не хватало. Сейчас на этот проект много чего завязано.

— Вроде не должно, но… Сам знаешь, как оно бывает.

— Это ты знаешь. Ты у нас опытный, жизнью тертый калач. А я чистый и невинный.

— Тогда тебе точно жениться надо. Чтобы перестать быть невинным.

— Отвали.

Как-то поумерилось у Августа желания колкостями обмениваться. Я это связывал с тем, что ему и правда с утра до вечера работать приходится. Устаёт, сил на шуточки не остаётся. У меня тоже особо сил нет, но ничего не могу поделать, так и тянет парня подколоть. Вот они, маленькие радости жизни.

Глава 8. Гвардеец

Пока я возился с одними делами, другие отошли на задний план, но при этом не были забыты. Неожиданно позвонила Нино и сказала, что нашла человека. Я тогда совсем о другом думал и не сразу понял, о чём речь. Девушка объяснила, что нашла подходящего на роль гвардейца мужчину, но имеется ряд сложностей.

— Каких же?

— У него есть опыт командования. Раньше он служил Рысевым. Потом из-за серьезной травмы был уволен в запас.

— О как, — я завис, обдумывая то, что услышал. — Какая травма?

— У него нет ноги.

— Как ему тогда гвардейцем быть?

— Я подумала, вдруг ты что-нибудь придумаешь.

Такая простодушная вера в меня удивила и где-то в глубине души польстила.

Отчего во всех смыслах сомнительное предложение лучше не стало. Даже без учёта травмированности. С ней-то как раз, если подумать, и правда можно что-нибудь сделать. Навскидку вижу два варианта. Первый — отправить к Гвоздевой и узнать, сможет ли она помочь отрастить конечность человеку. Наверняка он бес, пусть и слабый. На самый крайний случай можно подстегнуть его потенциал, чтобы усилить регенеративные способности. Второй вариант — это протез. Немного броню доработать, и как минимум в ней мужик сможет ходить, перемещаться и действовать как обычный человек.

В общем, варианты есть.

А вот то, что он раньше служил Рысевым… Это могущественный клан. Когда-то был. Пока не проиграл войну Медведевым. Сейчас от Рысевых ничего не осталось. Коршуновы тоже в их клане состояли. То есть получается, что этот человек служил врагам князя, ну и почти что моим собственным. Щекотливый момент. В первую очередь встаёт вопрос доверия и лояльности. Ладно князь, с ним, думаю, я договорюсь. Скорее всего, Анастас в этом проблемы не увидит, скажет, что оно того не стоит, хех, но препятствовать не будет, если решу взять. Но как быть с собой и своей подозрительностью?

— Нино, а кем он служил? — спросил я больше для проформы, не веря в тот момент, что возьму этого человека на службу.

— Капитаном гвардии. Боевой опыт есть, — сказала девушка осторожно, понимая всю щекотливость и сложность ситуации. — Прости, вариантов лучше я не нашла. Но мужик что надо. Несмотря на всё, не унывает и продолжает заниматься. Представляешь, он молодым парням в секции жару задаёт. Без ноги! Кремень, а не человек.

— Я рад, что тебе понравились его личностные качества, — ответил я с некоторой иронией, продолжая думать над дилеммой.

На словах у всех аристократов служба строилась на беспрекословной верности. На деле… Она тоже так строилась. По крайней мере, это логичный шаг, воспитывать в своих людях верность и преданность, делать так, чтобы они сами были заинтересованы в службе. Это идеал, к которому все стремились. Или не все, но тогда сами дураки.

Идеал потому так и называется, что редко когда достижим. На практике служба могла сводиться чисто к работе, не всегда любимой. Могли быть личные конфликты и неприязнь к конкретным членам рода. Могла быть и верность, в той или иной степени. Начиная с «Буду хорошо выполнять работу» и заканчивая «Жизнь отдам за господина». В последнем случае это чревато ударом в спину. Мало ли что у человека в голове. Смирился давным-давно с отставкой, живет обычной жизнью, а тут бац, предложение поработать на некоего Соколова, у которого жена Медведева. Один этот момент перечеркивает желание хотя бы посмотреть на этого человека.

— Рысевы с ним жестоко обошлись. — Нино явно подготовилась к диалогу и понимала, какие сомнения у меня возникнут. — Грубо говоря, когда стало понятно, что он больше не солдат, его турнули. Оставили без содержания, пенсии и всего прочего, что обычно получают гвардейцы. Тогда шла война, но… Сам понимаешь.

А вот это меняет дело. Если он обижен на Рысевых, то стоит меньше опасаться мести за них. Меньше не означает совсем не опасаться. Это в любом случае будет слабая точка, куда враги могут надавить. Не факт, что человек сам решится отомстить. Его и обработать могут. Пара мотивационных речей, угрозы близким, круглая сумма наличкой — и заточенный кинжал готов.

Есть и другой момент. Этот человек может быть обижен в целом на аристократов и разочарован в службе. Это ещё одна слабая точка и минус к мотивации. Тут ведь не только меня убедить надо, но ещё и самого человека заинтересовать.

С другой стороны, если отбросить эмоции, то сколько после войны прошло? Лет шесть. А после его увольнения и того больше. Он сто раз поменяться мог. Или нет.

— Скажи, как его зовут и где с ним познакомилась.

— Фамилия у него смешная. Калач. Сергей Калач. Познакомились на стрельбище. Он там на полставки работает, присматривает за полигоном и сам стреляет. Только о последнем я тебе, если что, не говорила. Так-то он не на службе, а значит, к оружию ему подходить нельзя.

— Но он тренируется?

— Регулярно. Ну как… Не так, как тот, для кого это жизненная необходимость и вопрос выживания. А как… Для души тренируется, в общем. Видно, что не хочет терять форму, но действует без огонька.

— Это скорее минус, чем плюс.

— Я уверена, что, если дать ему смысл, это изменится, и огонёк появится. И, кстати, он с такой мотивацией стреляет лучше большинства тех, кто туда ходит. Так что…

— Я тебя понял. А других вариантов совсем нет?

— Если бы было что-то интересное и подходящее, я бы тебе сказала.

21
{"b":"739377","o":1}