ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— А насчёт условий…

— Для своих одна цена, для чужих — в два раза выше. Иногда в три.

— От чего это зависит? — заинтересовался Артур.

— Некоторые аристократы умеют раздражать с первых минут общения.

— А, понимаю, — покивал он. — Тогда…

— Так вышло, что отдыхаю я со своими людьми. У них можно узнать все подробности. Единственная проблема — это сроки.

— Очередь?

Мысленно я забавлялся тем, что Артур знает куда больше, чем озвучивает, но нет, всё равно пришёл, хотя это было необязательно. Если рассматривать с точки зрения цели купить броню, конечно же. А если цель — пообщаться со мной лично и установить контакт, пусть и за счёт сделки, то всё правильно делает.

— Она самая. Впрочем, если вашему клану нужно очень срочно, я могу сделать один костюм быстрее. Если заказ большой, то, — развёл я руками, — придётся подождать.

Артур кивнул, принимая ответ. Скрытый смысл он понял. Для своих я делаю чуть больше, и так как он муж Софии, готов пойти на уступки. Скромные, ну так и не София заказывает, а клан, что несколько другое.

— Мы готовы заказать, — ну вот, он всё понял верно, раз говорит «мы». — Наши дальнейшие шаги?

— Загляните в офис в Москве в любое удобное время, я своих предупрежу.

— Договорились. Всё же удивительно, что один человек способен создавать настолько разные вещи. Броня меняет подход к военным конфликтам, а стационарные порталы — отношение к логистике, путешествиям и торговле.

Под торговлей он подразумевал то, ради чего с немцами князь сейчас проект и обсуждает. Поставку газа для обеспечения нужд страны.

— Скажи, Эдгард, тебе нужна какая-то помощь в связи с этим? Любого характера.

— Да вроде справляюсь, — ответил я.

К чему он это? Броня была не основным поводом для разговоров?

— Сейчас наша страна зависит от поставок электричества. Мягко говоря, из-за этого есть ряд больших проблем.

— У вас нет своей энергетики?

— В примитивном состоянии. Как и в ряде других европейских стран, которые полностью зависят от Франции. А те — от других стран, в свою очередь, не обладая некоторыми необходимым производствами.

— Любопытная у вас там ситуация сложилась, — сказал я аккуратно, начиная подозревать, к чему он клонит.

— Ты прав. Не у одних вас имеются проблемы с внешним вмешательством.

— Если так, не приведет ли наш проект к новым проблемам?

— Может. Французы уже насторожились. Если наша в них потребность существенно снизится, и они лишатся на этом рынке монополии, то…

— В силу их зависимости они не могут этого допустить.

— Да. Мы все между собой связаны, и внесение изменений неизбежно приведет к конфликтам.

— Которые можно было бы решить, если бы не внешние обстоятельства.

— Именно. Но события последних дней заставили взглянуть на ситуацию иначе. Остаётся вопрос, куда это всё заведет и какие препятствия возникнут на пути.

Как интересно повернулся разговор. Организация не только в далеких странах чудит, но и в Европе всех контролирует. Ну да я это и так знал, просто деталей не представлял.

Хороший вопрос, как дальше ситуация будет развиваться. Официально с организацией перемирие. При этом Родион продолжает собирать на них всю возможную информацию. Князь, я уверен, тоже в любых планах учитывает возможность их влияния. Что касается меня — никаких активных действия я не предпринимаю, но это не означает бездействия. Я готовлюсь, как могу. Закладываю фундамент для того, чтобы не допустить прошлых ошибок и в случае нового конфликта неприятно удивить врагов.

Перечисленное касается локального конфликта на территории России. А в случае проекта между двумя странами, как отреагирует организация? К нам лезть не будет, а сработает на территории Европы? Или и там в стороне останется и позволит ситуации развиваться свободно? Я в глобальную политику никогда не лез, поэтому слабо представлял текущие расклады. Артур сказал, что Германия зависит от Франции, и я этим своим проектом зависимость снижу. Соответственно, и без всякой организации французы затаят на меня обиду. А ведь во Франции мои родственники живут. Хм… Что-то нехорошая перспектива вырисовывается, надо запросить расклад, кто там сейчас у французов самый сильный, и чьи интересы я задену.

— Спасибо за познавательную беседу, — сказал я, переварив сказанное.

Артур ведь не просто так здесь переживаниями делился. Намекал на возможные риски. Уверен, мне бы об этом князь или кто-то из его людей сообщил, так что информация не такая уж и ценная, но сам жест я оценил. Добавлю мысленно пару очков мужу Софии.

Глава 11. Разговоры

Закончив разговор с Артуром, мы отправились искать наших жён, а там они с Софией попрощались с нами и отчалили.

— Как прошло? — спросила Катя.

— Мило пообщались. Броню хотят заказать. А у вас как?

— София много интересного поведала. В частности то, кто в сделке участвует. Рассказать?

Я кивнул, и Катя выдала расклады, что и как.

— Ты знаешь, каков их политический строй?

— Вместо князя канцлер, но фамилию правящей семьи, хоть убей, не помню.

Катя поджала губки, выдавая своё отношение к моей беспечности, но ничего по этому поводу не сказала. А что поделать. Меня больше новые проекты волнуют, чем кто там правит.

— Холтейн. Если воспринимать аристократический строй как пирамиду, то канцлер сидит на самом верху, на втором уровне находятся могущественные кланы, которые держат основные направления в стране, а на третьем уровне будут крепкие середнячки.

— Так… — протянул я, представляя этот образ.

— Клан Варин, в который входят Хофманы, находится на втором уровне. Они славятся как хорошие дипломаты и в основном занимаются внешней политикой. Внутри страны тоже много в чем принимают участие, но это скорее обычный бизнес, чем что-то по-настоящему масштабное.

Я кивнул, принимая ответ. Когда какой-то род существует несколько сотен лет, неудивительно, что в его активах накапливаются различные предприятия и бизнесы. Скромные по меркам страны, поэтому их обычно в раскладах не учитывают. Так, например, клан Варин воспринимают как дипломатов, но при этом какая-нибудь пятая дочь третьего сына главы может открыть сеть успешных ресторанов. В общем, не особо-то это и важно.

— То, что Медведевы с ними породнились, можно сказать, стандартная практика.

— А вот сейчас не понял, — честно признался я.

— Не перестаю удивляться тому, насколько ты гениален в артефактах и в то же время черств к тому, что происходит вокруг.

— Это ты у нас на дипломата училась, — парировал я. — А я скромный управленец.

Который особо-то пока ничем и не управляет.

— Пояснишь мысль? — я взял супругу под локоток и повёл на второй этаж.

— Они как прослойка между другими странами. Плодовитое семейство. Часто заключают браки с иностранными семьями. С правящей тоже в родстве. Вот и получается, что они, как пауки, которые за тысячу лет наплели много паутины и связали государство с соседями. Хотя нет, эта метафора не очень красивая.

— Идею я уловил. А Рюрех с Майер на каком уровне находятся?

— Рюрех на втором, Майер на третьем. Если дела не поправят, то скатятся ниже, — Катя посмурнела при упоминании родни. — Ещё десяток лет назад они планировали выйти на второй уровень. Но череда неприятностей, неверных решений, и, как итог, они скатились.

— Понял. Так что там по раскладам?

— Если бы не перебивал меня, то давно бы узнал.

— Молчу-молчу, — мы поднялись наверх и вышли на балкончик, откуда открывался вид на океан. Я рефлекторно активировал глушилку, чтобы нас никто не подслушал.

— Варин — связующее звено в назревающем проекте. Ещё участвуют две семьи. Леманн, которые занимаются энергетикой, и Ланге, которые главные логисты. Все поезда, перевозки грузов, прокладка дорог — это всё они.

— Монополисты?

— Да, у немцев это распространено. Между прочим, их сильное качество. Обычно монополия ведет к краху, но они не делают себе поблажек и держат марку вот уже который век.

31
{"b":"739377","o":1}