ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Которая хорошо подходила этому месту. В том смысле, что её одежда стоила несколько миллионов, а манеры выдавали хорошую подготовку. Она присела напротив меня, туда, где до этого был Кассиан.

Официантка вернулась раньше, чем разговор с посланницей закончился. Она удивилась, что здесь появилась женщина, и бросила на меня взгляд. Тоже показательный момент. Меня знали, а её — нет. Поэтому одно моё слово — и подойдёт охрана.

— Всё в порядке. Принесите счёт, пожалуйста, — сказал я девушке. — Чуть попозже как мы закончим разговор.

Официантка ушла, а посланница продолжила говорить.

— Дело не в обвинении, а в том, как нам сдержать обещания не лезть в ваши дела.

— В чём проблема?

— В том, что вы сами лезете в чужие интересы.

— И что же вы предлагаете? Спрятаться и не отсвечивать?

— Госпожа Исида хочет предложить другое. Организация не будет лезть к вам на территории этой страны. Но если ваша деятельность и интересы будут выходить за неё, то…

— То что? — заинтересовался я.

Мне и правда интересно, что же они предложат и скажут.

— То там взаимодействие будет происходить в рамках обычного общения аристократии.

— Это какого именно общения? Терроризм, измененные звери?

— Нет, что вы, — женщина сделала вид, что её оскорбляют эти слова. — Интриги, политический и экономический капитал. Обычное соперничество и отстаивание своих интересов. Госпожа надеется, что вас это уточнение договора не оскорбит.

— Могли бы не утруждать себя. Уточнение разумно.

Конечно, мне бы хотелось, чтобы организация в полном составе пошла и бросилась со скалы. Но они этого не сделают. То, что они временно отказались от России, говорило не о том, что я их напугал, а о том, что это направление им не настолько интересно, чтобы продолжать конфликт.

А вот другие направления… Слишком они тесно связаны с Европой, чтобы отступить. Но зачем об этом предупреждать? И понятно, что к чему.

— Исида рада вашей благоразумности. Также госпожа передаёт, что они не имеют никакого отношения к конфликту с Дюваль. Это недоразумение было следствием их неосторожных действий и доверчивости.

— Ясно. Это всё, что хотела сказать ваша госпожа?

— Она также надеется, что надежда на ваше с ней сотрудничество остаётся.

— Пусть приходит сама, обсудим с ней, чего она хочет.

— Может быть и придёт, — улыбнулась посланница. — Удачи, господин Эдгард.

Она поднялась и пошла на выход. Я дождался официантку и попросил ещё один торт. Ольге Владимировне тоже надо взять. Как же про тёщу забыть. Нельзя.

Глава 19. Череда событий

К Ольге Владимировне я заскочил сразу же после ресторана. Она в институте была и нашла свободную минутку.

— О, Эдгард, не стоило, — сказала она, забирая тортик.

В чём-то сестра князя простой человек. Чай вон сама заваривает. Тортики любит. Радуется им как ребенок, хоть и скрывает. Когда мы с ней познакомились, она предстала передо мной властной, уверенной и мало читаемой женщиной. Высшее существо, а не человек. Сейчас же, спустя годы знакомства, когда я сам вырос в силе и набрался жизненного опыта, она в моих глазах стала куда человечнее.

Я ей пересказал два разговора, постаравшись передать многочисленные детали и нюансы.

— Род Клавдиев… Пока они на тебя не вышли, я о таких и не слышала.

О планируемой встрече я рассказал заранее, так что теме Ольга Владимировна не удивилась. Скорее всего, и минутка на беседу не случайно нашлась.

— Удалось что-нибудь узнать? — поинтересовался я, какую информацию успели собрать.

— Нет.

— Подозрительно.

— Почему же? О Стародубовых кому-нибудь из другой страны тоже будет сложно узнать. Это надо понимать, где искать и у кого спрашивать.

— А что думаете насчёт всего этого?

— Пока нечего тут думать. Ты обрёл определенную популярность, тобой интересуется всё больше людей. Если кто-то увидел в этом возможность, то лично я удивляться не буду. То, что обратилось древнее семейство, делает это событие выделяющимся, но не более того. Хотя не стоит исключать, что за этим может скрываться что-то большее. Клавдий тебе сам сказал, что у него большой горизонт планирования. А что может быть проще, чем подружиться с перспективным одаренным через безопасную тему, которая этого одаренного интересует?

— То есть причина может быть банальной?

— Если считаешь, что тебя хотят использовать банально, то да. Так и есть.

— Это меня не удивляет.

— Растёшь, — усмехнулась Ольга Владимировна и, не удержавшись, взяла ещё кусочек торта.

Пока говорили, она половину торта съела, между прочим. Женщины Медведевых падки на сладкое.

— Вопрос в том, насколько грубо меня хотят использовать и во что это выльется в конечном счете.

— Ход мыслей верный. Эдгард, больше не приноси такие вкусные торты. Это сплошной соблазн. Ещё и ты почти ничего не съел, толкаешь меня на необдуманные поступки.

Я улыбнулся, прекрасно зная, что заглядывать с тортиком раз в пару месяцев вполне себе нормально.

— Возможно, это и дело рук организации, — вернулась Ольга Владимировна к теме разговора. — Это неприятно признавать, но мы мало что знаем о том, как реально устроены высшие европейские круги силы и власти.

— Это не оговорка? Не аристократии, а силы и власти?

— Организация — это ведь не аристократы, а скорее объединение… Непонятно кого. Но тот же Шестой не тянет на аристократа. Хотя… Мало ли какая у него история за плечами. Это не отменяет того, что я сказала. Есть кланы и роды, которые на виду. Для внешнего наблюдателя может показаться, что они и представляют собой главную силу. Но потом появляются какие-нибудь Клавдии, и оказывается, что нам известно далеко не всё.

— Ясно, что ничего не ясно.

— Давай пока закроем эту тему. Риски этих отношений ты понимаешь, будь аккуратнее.

— Так и сделаю.

— Куда интереснее поведение Исиды, — перешла Ольга Владимировна на вторую тему.

— Она смогла неприятно удивить.

— А чему тут удивляться? Было бы куда подозрительнее, если бы она легко попалась в твою ловушку.

— Тогда получается, она догадалась об охоте на неё.

— Вовсе не обязательно. Ты ведь уже разложил ситуацию. К каким вариантам пришёл?

— Если предыдущие действия были ошибкой, она могла спохватиться. Если это не было ошибкой, то… Могла проверять, разгадаю ли я её способности и смогу ли им что-то противопоставить. Место, кстати, было подобрано идеально. Несколько десятков человек не позволили мне определить, через кого она общалась. Не исключаю, что там была сложная цепочка. Наушник передавал сигнал на какое-нибудь устройство в ресторане, а оттуда уже к самой Исиде, которая сидела в безопасности.

— А камеры?

— Можно и без них обойтись. Она меня уже изучила, думаю, что и так способна определить большинство реакций. В крайнем случае на голос ориентировалась.

— Вполне возможно. Самое важное в этом всём то, что будет дальше. Расслабится Исида и вернётся к прежней, упрощенной схеме, или будет и дальше общаться с тобой так.

— Это проверим только на практике, — пожал я плечами.

***

Следующий день выдался относительно спокойным. Хотя кого я обманываю. Он выдался тем ещё испытанием, но вовсе не в том ключе, к которому я привык.

Совпало несколько событий, и произошло то, что произошло. На Гвоздеву навалилась работа. Сегодня она должна была провести финальную операцию с Одноногим и отрастить ему вторую ногу. При этом у неё в клинике появились новые целители, и женщина была загружена по самую макушку.

Также и с её мужем. Присутствие Сергея требовалось на тренировках. А мне пора было провести очередное занятие с Киром. Вот и вышло так, что ребенка скинули на меня. Ну, не прямо скинули, вежливо попросили, уточнив перед этим, не будет ли мне сложно. А я возьми и согласись, не совсем представляя, что такое полный день с пятилетним человеком. Так-то и у меня дела были, но я решил дать себе выходной после разборок с Дюваль и заодно потренироваться в «отцовстве».

52
{"b":"739377","o":1}