ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Поэтому на «господина» мне было плевать, а вот то, как они пройдут тест на сообразительность и заинтересованы ли в дальнейшей работе на меня, очень даже интересовало. Более того, если они сами предложат какое-то исследование или проект на основе того, что увидят, я их поддержу и профинансирую. Но об этом позже им скажу. Сначала посмотрим, как справятся с простыми задачами.

— Отсюда сейчас ведет четыре прохода. Три для общего пользования, один на мои родовые земли, где находится второй узел. Третье место — это переход для транспорта, в конце переброшу вас туда и покажу, что там и как.

— Что нам нужно будет делать? — спросил Степан, когда мы подошли к порталам.

Не было смысла показывать все данные рядом с самими переходами. Это как минимум помешает трафику пешеходов. Поэтому я вывел весь поток информации в отдельную комнату. В которую мы чуть позже зайдём, после того как ребята насмотрятся на «чудо чудное».

Легко забыть о том, что что-то является чудом, когда ты им пользуешься каждый день. Для обычного же человека портальная арка — это самое настоящее чудо. Особенно для тех, кто изучал физику. До сих пор нет нормальной модели, описывающей этот феномен.

Степан ещё более-менее лицо держал, а два других его товарища… Ну, им ещё нужно поработать над мимикой. Рты не открыли, слюна не потекла, но глаза распахнуты, зрачки расширились от перевозбуждения, а ручки подрагивают, хотят потрогать.

— Сюда вы будете редко заходить, основная работа происходит в другом месте. Сейчас обратите внимание на цвет портальной арки. Он не имеет отношения к самому переходу, лишь маркирует, в каком состоянии тот находится.

Элегантное решение, которое мне Катя подсказала. Случайно, когда заглянула ко мне в кабинет, уселась на колени и хотела обсудить планы на вечер, намекая, что надо бы куда-то выбраться. Я в тот момент арки рисовал, она спросила, над чем думаю, озвучил ей, а она возьми и предложи.

— Белый — это всё в порядке? — догадался Степан.

— Да. Белый — переход полностью стабилен. Желтый — есть проблемы с подачей энергии, стоит быть аккуратным. Красный — какая-то ошибка, портал нестабилен. Если же портал схлопнулся, значит, что-то пошло не так.

— А бить тревогу в каком случае?

— Во всех, кроме белого. Но об этом мне и так сообщают, тут понятный интерфейс. У вас же задачка посложнее будет, но не сильно. Собирать данные, сводить их в таблицы и предоставлять мне раз в неделю отчёты.

— Как это вообще работает? — спросил Артём и почесал макушку.

— Магия, — ответил я ему и повёл в другую комнату.

Там система посложнее была. В первую очередь тем, что я не знал, какие именно параметры нужно снимать. Что, если порталы искажают пространство вокруг? Или как-то влияют на сам мир? Никто и никогда в истории этого человечества не проводил подобных исследований, поэтому было неизвестно, какие риски влечет за собой технология. Я прикинул, что может пойти не так, и сделал десяток тестов, согласно которым будут снимать мерки три раза в сутки.

— На внешний вид не обращайте внимания, — сказал я, когда мы вошли. — Систему допиливал вчера буквально на коленке. Она работает, но… Сами видите, — обвёл я рукой ряд экранов, куда данные и выводились.

— Можем поправить, — предложил Степан.

— Что именно?

— Да что скажешь, то и поправим. Надо только разобраться, откуда и как сигнал подаётся.

Технари разбрелись по комнате и заглянули «внутрь». Для этого даже ничего откручивать не понадобилось. Большая часть и так была видна. Не успел я как надо сделать, что тут скажешь.

— Тогда давайте разбираться.

Разбирательство затянулось на пару часов, за которые я узнал много нового. Всё же классическая техника не моя специализация, и кое-где я допустил ошибки. Удивительно, как это всё работало. Дошло и до жарких споров и откровенного неверия, когда я заявил, что могу сгенерировать любой тип сигнала.

— Это же имба какая-то, — возмущался Артём.

К этому моменту всё официальное общение ушло куда-то за дверь, а осталась лишь любовь к искусству. В смысле к технарству.

— Имба — это что? — уточнил я хмуро.

Хмурился в основном потому, что не алхимикам было трудно объяснить, как это всё работает. Они смотрели на мои действия совсем из другой системы координат, отчего почти на каждом шаге возникала путаница.

— Это слишком большое преимущество, — ответил за парня Степан.

— Искажение информации, её похищение, — начал перечислять задумавшийся Кирилл. — Да любое производство навернуть можно.

— Тебе лишь бы навернуть, — непонятно к чему осадил его Степан.

А я понял, что дурак. Умный, но иногда дурак. Генерация любых типов сигналов подразумевала, что их так же считывать можно. Если создать систему для перевода в понятный вид, то… Можно, к примеру, переговоры подслушивать. Причем так, что никто не догадается, потому что система будет работать на алхимии.

Стоп-стоп-стоп. Идея перспективная, но я как представлю, сколько времени займут расчёты, так плохо становится. Прости, Родион, но пока обойдёшься без новых игрушек. Может, года через два займусь, сейчас без вариантов.

— Это вы ещё трансформацию материи не видели, — ответил я, сам не зная зачем, задумавшись о перспективах. — Так, отошли от темы. Как вы предлагаете перестроить систему и что ещё осталось непонятным?

Обсуждения продолжились, и, когда мы закончили, я почувствовал себя выжатым. Одно в этом радовало. Парни с энтузиазмом подошли к вопросу.

***

Решая мелкие сложности, я готовился к большой стройке, но не это стало главным событием года.

Мы с Катей всё же пришли к взаимопониманию и даже поговорили. Обсудили то, что и так происходило. Работы по развитию её потенциала прекратили. Он и так до девяноста дорос, выведя её в список сильнейших бесов страны. Не на самый верх, там своих монстров хватало, но около того, элита среди высших. Можно было бы и дальше продолжить эксперимент, но такое количество изменений за столь короткое время могло привести к неизвестным последствиям. Я уж не говорю про то, что супруга банально устала истязать себя.

Был и ещё один важный момент. Чем выше разница в силе между двумя бесами, тем сложнее им общаться. Скорости восприятия разные, а Катя так ускакала, что проблемы грозили нас накрыть, откуда не ждали.

На самом деле, как по мне, решающую роль сыграла весна. Почки распускаются, деревья зеленью оплетаются, теплый ветерок на фривольные мысли наталкивает.

Как-то так и вышло, что в конце зимы прекратили опыты, жена пару недель отдохнула, настраиваясь на благостные мысли и переставая загонять организм в лютый стресс, а дальше начали вполне осознанно пробовать то, что пробуют все супруги, которые хотят обзавестись детьми. Мы и до того пробовали, но это скорее просто любовью занимались.

Тут-то я и узнал, что дело это не самое простое. Любовью-то легко заняться. Если эта любовь есть. А вот ловить овуляцию и тайно надеяться, что повезёт с первого раза — это куда тяжелее. Особенно если в первый месяц не повезло, и вы оба расстроились, стараясь не подавать виду. И плевать, что так бывает. Рассудок и здравый смысл здесь не помощники. По крайней мере, в нашем случае.

Не повезло в первый месяц, зато повезло во второй. Я так этого ждал, что, не доверяя всяким тестам, поставил прямо в доме систему отслеживания здоровья супруги, и в один прекрасный день раздался звон.

Катя в это время спала, было раннее утро. Звон её разбудил, она заворочалась, но я очнулся куда раньше и сразу же запустил сканирование.

Это не было случайной ошибкой. Моя любимая жена забеременела. А значит, через девять месяцев случится то, о чём я давно мечтал.

Я стану отцом.

Эпилог

Исида переместилась, огляделась и заметила Основателя, стоящего возле окна. С последнего её появления здесь ничего не изменилось. Та же обстановка, что и раньше. Единственное, что отличалось, — погода за окном.

55
{"b":"739377","o":1}