ЛитМир - Электронная Библиотека

Как бы ни была ударена головой Елена Владимировна, но здравый смысл она не потеряла и потому категорически отказалась расставаться с орками.

Во-первых, она не знала ценности денег. Во-вторых, она не была уверена, что живёт по тому адресу, что указан в её документах. Да и вообще в компании не так страшно, как одной.

Орки оправдали возложенное на них доверие сторицей: отчаянно торговались с водителем таксомобиля, проще говоря, с таксистом, потом у дверей, когда Елена Владимировна прикинулась полуобморочной, разобрались с магозамком, а потом на оставшиеся деньги от поездки купили огромное количество еды. Елене Владимировне не было жалко денег — “мальчики” ей помогли, они вместе “чалились” и еще она боялась, что если они уйдут, то она останется одна. Последнее отчего-то пугало сильнее всего, поскольку в шкурку Евы Кадр Елена Владимировна не вжилась, хотя та и по фасону, и по размеру подошла ей идеально. Да собственно она и была её изначально.

Рыжеухого Кыша оказывается звали Кышери, черноухого — Фишруни, молчаливого орка с серыми ушками — Нешкан. Пока Елена Владимировна отмокала в ванной, кайфуя от вновь обретённой молодости, три богатыря готовили праздничный ужин в честь освобождения из застенков полицейского участка. Понятное дело — на четверых.

Квартиры Елены Владимировны в том и этом Мирах были похожи, но всё же присутствовали некоторые различия. В этом Мире вроде как всё стало гораздо просторней. Но даже так три крупных мужских особи на кухне заняли всё пространство, при этом умудряясь друг другу не мешать. Готовили они слаженно, дружно, практически без лишних слов понимая друг друга. Елена Владимировна почувствовала себя лишней и с чистой совестью ушла в спальню — заново знакомиться с собственным жильём.

Никакого дивана в спальне не водилось, там стояла кровать, большая такая, на толстенных основательных ножках, в головах которой была красивая деревянная резная спинка. Елена Владимировна присела на матрас и осторожно попрыгала — голова еще ныла — матрас был жестким, всё так как она любит.

Шкаф был похож на её бабушкин шкаф из настоящего дерева, со звенящими наборными стёклышками в окошках створок. Вот только двери у него открывались без скрипа и внутри висели не строгие, почти одинаковые офисные костюмы, а кучей было свалено всякое цветное барахло. Елена Владимировна терпеть не могла подобного беспорядка. Вернее, жизнь её приучила к порядку, и следуя практически насильно привитой привычке она начала вывешивать на вешала замысловатые штанишки из ткани с кожаными вставками, жилеты и корсеты, блузки различных расцветок с кружевным жабо или чумовым воротником. В куче нашлась и юбка, правда странная, в оборках, не то коктейльная, не то канкан танцевать. Тряпки в общем и целом слишком яркие, слишком нестандартные, слишком необычные на взгляд Елены Владимировны, но Еве Кадр же немногим за двадцать, так когда носить кожаные штаны если не сейчас?! Согласившись с последним доводом, Елена Владимировна сама себе кивнула. Голова отозвалась болью.

Когда она почти закончила разбираться с одеждой, в дверь осторожно стукнул Нешкан:

Всё готово, госпожа Ева! Пойдём, пожрём!

Ужин удался. Орки оказались отменными поварами или Елена Владимировна просто есть очень хотела, во всяком случае, то, что состряпали три гиганта, было сытно и очень вкусно.

А ты нас сфотографируешь? — робко спросил Кышери.

В его исполнении игра ресничками выглядела несколько комично, но Елена Владимировна вдруг умилилась, не иначе как глоток вина подействовал таким образом. Она принесла из комнаты коммуникатор и настроила камеру на “самосъёмку”, как там было написано. Она понадеялась, что это аналог сэлфи и в общем угадала. Щелчок, вспышка, и четыре довольных рожи в кадре.

А в Галерею выложишь? — сунул нос в её коммуникатор Нешкан. — Угу… — промычала неопределённо Елена Владимировна, пытаясь сообразить, какой из многочисленных значков на экране коммуникатора и есть та самая Галерея. Нешкан, не догадываясь о её проблеме, с детской непосредственностью не утерпел и ткнул красно синий кружок. Дальше проще, всё знакомо: опубликовала снимок, написала какие классные ребята эти орки, нажелала им удачи и открытия собственного бизнеса — ресторанчика.

Все трое дружно ахнули, прочтя написанное ею.

Она уснула в собственной спальне как младенец, под тихие разговоры на кухне, со святой верой в то, что орки не обнесут её дом и не устроят пьяный дебош. Она лишь надеялась, что утром ей сварят кофе — местную кофеварку она еще не освоила.

______________________________

*волколак — скажем так: полный дегенерат среди оборотней. Без возможности обернуться полностью ни в человека, ни в животного. Обладает лишь отдельными животными инстинктами жрать и размножаться. Сбиваются в стаи и нападают скопом. Особо злыми оказываются волколаки из оборотней-псов. Подлежат уничтожению.

** чёрт — ничего общего с чёртом нет. Просто нечеловек с хвостом и повышенной волосатости везде, кроме лица. Хитрые и пронырливые по характеру. Как правило, устраиваются на вторых ролях у сильных личностей.

Как Еву на свадьбу пригласили

То, что Ева Кадр была местной знаменитостью, Елена Владимировна поняла сразу.

Её слава была не самой большой и не выходила за пределы местного масштаба. Так сказать “широко известна в узких кругах”.

Может у той, другой Евы Кадр и были планы по захвату “телеграфа и телефона”, но у Елены Владимировны подобные наполеоновские мысли вызывали изжогу и несварение — нет и еще раз нет!

Положа руку на сердце, Елена Владимировна только начала обживаться в мире Евы, сражалась с кофеваркой, крутилась у зеркала. Ходила в библиотеку, где, стараясь не привлекать излишнего внимания, тайком изучала в читальном зале детские книги по истории этого Мира. Короче, пока становилась сама собой — Евой Кадр.

Орки, оборотни, зверолюды, ящеролюды, даймоны, альфары, эльфы и ещё порядка пятидесяти малочисленных народов населяли этот Мир. У каждого народа был собственный неповторимый вид магии.

Люди тоже были неоднородны. Охримы — обладающие магией высшего порядка, сильные энергетически. Таких было очень мало, рождались редко, до совершеннолетия доживали не все, да и после выживали единицы. Лахримы — люди имеющие немножко магии, так, раз в пятилетку колдануть протекающий кран. Как правило лахримы и двигали прогресс. Чтобы компенсировать ущербность в магии они создавали механизмы вместе с неримами — людьми без магии, каких было большинство. А еще были знающие. Классическими магами их назвать нельзя, они извлекали силу извне, но получалось у них так себе. Знающие в основном занимались медициной, но похоже и это у них получалось не очень.

А еще была она, Ева Кадр.

Как работала система фото-пожелание-исполнение так никто и не понял. В принципе, разбираться особо некому было. В городе не было ни одного охрима. Лахримы сказали однозначно — не наша, знающие города тоже “открестились”. Какая-то журналистка-выскочка из “Городского вестника” решила прям расследование провести после того, как Ева ославила ресторацию в центре города, назвав местные котлеты говном. В общем, котлеты действительно превратились в говно. В смысле, в полное говно. В смысле, в реальное говно. Короче, делали котлеты, получались вроде котлеты, а как заказчику подавать — говно-говном, свежее и вонючее, даже мухи слетались.

Так вот, эта журналистка добралась даже до эльфов. Эльф, что повстречался журналистке, только у виска покрутил пальцем, мол их народ такой фигнёй не балуется. И где он таких неприличных жестов нахватался, а еще говорят, что самые культурные и высокоразвитые нелюди.

Целую неделю и еще пару дней Елена Владимировна официально “залечивала раны”, а потом ожил коммуникатор: засветилась зелёная лампочка, коммуникатор издал звук перезвона колокольчиков. Отжав тугую кнопку приёма соединения, Елена Владимировна услышала молодой мужской голос, который сбивчиво пригласил Еву Кадр на свадебное мероприятие. Видимо с юношей рядом находилась счастливая невеста, которая суфлировала будущему супругу: “Мы заплатим за публикацию!” — шептала она.

3
{"b":"739381","o":1}