ЛитМир - Электронная Библиотека

Роман Прокофьев

Стеллар. Эфемер

…ДОСТУП РАЗРЕШЕН

…АВТОРИЗАЦИЯ ПРОЙДЕНА.

СИСТЕМА СТЕЛЛАРА ПРИВЕТСТВУЕТ ВАС, ИНКАРНАТОР!

7.1. Программа обучения в системе Стеллара классифицируется как секретная директива "Перековка".

В связи с тем, что новые рекруты – обнуленные заключенные Куба, обучение и подготовку необходимо проводить в обстановке строгой секретности и повышенных мер безопасности. Требуется организовать тщательную проверку и отбраковку необратимо измененных Азур-сущностей на первом этапе обучения. В дальнейшем необходимо внимательно следить за анимафикацией рекрутов, уделить большое внимание воспитанию лояльности к системе Стеллара, а также полностью контролировать связь с внешним миром во избежание утечки информации.

Цель программы "Перековка" – создание оперативного резерва Инкарнаторов Первого Легиона для повторной высадки на Черную Луну.

Срок обучения – один год.

Ответственные лица:

Общая организация и руководство – легат-стратег Агни

Практическое обучение – легат Белый Ворон, легат Каннибал, легат Корвин

Теоретическое обучение – гранд-трибун Цирцея, легат Гелиос, гранд-трибун Арахна

Обеспечение безопасности – гранд-трибун Цирцея, легат-стратег Гнозис, легат Грэй

Примечание: также необходимо быть готовыми в любой момент принять следующую партию Инкарнаторов-рекрутов.

Глава 1

Первый нож просвистел в дюйме от моего виска.

Летящий прямо в лицо второй я отбил ребром ладони, метнулся в сторону, используя все возможности тренированного тела, выхватил из воздуха еще один клинок, отбросил, упал в перекат, но снова немного опоздал – резкая злая боль обожгла плечо.

Лезвие задело по касательной, глубоко вспоров кожу. Даже с помощью «Нейронной Рецепции» не получалось двигаться достаточно быстро, чтобы увернуться от трех-четырех метательных ножей, брошенных почти одновременно. Отключенная Мико не могла помочь, прогнозируя траектории, уходы и перехваты, – и разница оказалась весьма ощутима.

Я прыгнул за одну из скал, образующих причудливый лабиринт укрытий на огромной арене, но темный стремительный силуэт противника метнулся с совершенно неожиданной стороны, и следующий нож глубоко вонзился в мякоть бедра. Я нырнул вправо, щекой ощутив грубую шкуру песка, попытался вскочить и мгновенно захромал, оставляя кровавый след.

– Достаточно. Что и требовалось доказать.

Ворон балансировал на острой вершине скалы, глядя на меня сверху вниз и небрежно жонглируя несколькими ножами. Палящее фиолетовое солнце обнимало хищную фигуру ослепительным нимбом. Он спрыгнул и протянул мне руку, помогая подняться на ноги:

– Твой лучший результат – сорок пять секунд. Оценка «посредственно». Ты труп, Грэй. Без своих азурических способностей и поддержки когитора ты просто ходячий и говорящий мертвец.

Плачевный конец очередного раунда в одной из экстрамерностей Полигона. Лабиринт – так ее называли, и арена действительно представляла собой огромный песчаный круг, перегороженный несколькими каменными баррикадами. Место, где Инки проверяли навыки рукопашного боя, сходясь в групповых и парных поединках. С оружием и без него. Пятна и брызги крови покрывали песок так густо, будто здесь круглые сутки забивали и разделывали туши. Впрочем, отчасти так оно и было, мой наставник никого не жалел – да и зачем такие привилегии бессмертным?

Я с невольным стоном выдернул заостренную полоску металла из бедра. Выключил L-поле и активировал «Исцеление Светом», заживляя полученные раны. Каждая клеточка тела молила о пощаде. Часовая тренировка с Вороном обернулась полным фиаско. Убийца Одержимых, а ныне – мастер Боя в новом Тимусе, безжалостно и жестко протестировал мои слабости, навевая на мысли о том, что все предыдущие победы были заслугой мощного снаряжения, А-способностей и некоего стечения обстоятельств, именуемого «везением».

– По мнению Ши, мы все такие, – сказал я. – Я не ожидал, что ты будешь кидать все ножи сразу.

– А иначе в чем смысл? – пожал плечами убийца Одержимых. – В бою нет правил. А я и не начинал действовать серьезно, ведь пуля еще быстрее, ее ты уже не отобьешь голой рукой и не поймаешь.

– Все так плохо? – мрачно спросил я.

– Ты гораздо быстрее любого человека. Но для Инкарнатора это посредственный уровень. Несмотря на то, что ты Заклинатель. Помнишь Инея? Он разложил нас троих и даже не вспотел. Если бы не Ведьма…

Энея и кошмарную схватку возле Куба вспоминать совсем не тянуло, хотя с тех пор прошло меньше двух недель. Ворон, к сожалению, был абсолютно прав – без удара Тиреи Мун, в решающий момент пожертвовавшей собой, логичным завершением боя стала бы наша смерть. Другое дело, что удача здесь ни при чем – зло склонно пожирать само себя, и Эней закономерно поплатился за свою жестокость и самоуверенность. Мой же урок заключался в том, что не стоит подобно ему всецело полагаться на силу А-энергии. Необходимо разнообразить развитие тела так, чтобы носитель в любой ситуации имел максимальный боевой потенциал.

– Эней… Не ты ли говорил, что всегда найдется кто-то лучше и сильнее тебя?

– Нет, не я, – усмехнулся Ворон. – Я долгое время был тем самым «лучшим». Мысль интересная, конечно, однако она не повод не стараться стать сильнее. Согласен?

– Поэтому я здесь и спрашиваю у тебя совета.

Ворон на мгновение задумался.

– Нельзя одновременно идти по нескольким тропам, – сказал он. – Как Заклинатель ты не сможешь развить Тело выше нулевой эволюции. Остается использовать Геномы, чтобы закрыть бреши и подтянуть слабые места, но, в конце концов, все упирается в количество ДНК-слотов. И, опять же, при создании эффективного Фенотипа учитывается каждая имплантация, Геномы должны хорошо комбинироваться, поддерживать друг друга и усиливать твои сильнейшие стороны. А если разбрасываться ими, никогда не достигнешь вершины мастерства.

Он был совершенно прав – возможности любого Инка зависят от количества Геномов. Но подарок, сделанный Даат, выводил меня из-под этого ограничения, и только недавно я по-настоящему понял, о чем так восторженно говорила Мико. Двойной ДНК-ряд на уровне третьей Эволюции давал мне тридцать шесть ДНК-ячеек, из которых сейчас заняты были только двенадцать. Это вдвое больше, чем у обычного Инкарнатора и по сути позволяет мне формировать универсальный, многофункциональный Фенотип почти без оглядки на количество слотов. Уникальная цепочка ДНК – огромное преимущество. Учитывая то, что число Геномов у Инкарнаторов ограничивалось сопротивлением организма к химеризации, можно было предположить, что сделка Прометея с Даат позволила моему предшественнику не только усилить Источник, но и имплантировать аномальное количество геномодов. Главное – оставаться человеком, недаром он предупреждал об этом в первую очередь…

– Подобный вопрос рано или поздно встает перед любым Инком. Поэтому сначала ответь сам: сколько генных модификаций ты готов потратить для того, чтобы закрыть слабости своего носителя? – продолжил Ворон.

– Я буду честен с тобой, – после небольшой паузы ответил я, – у меня… меньше ограничений. Не бесконечное количество слотов, конечно, но должно хватить.

К моему удивлению, Ворон спокойно кивнул.

– Я так и думал, – сказал он.

– Почему?

– Когда мы впервые встретились и дрались в Башне, я попробовал твою кровь, – он мрачно усмехнулся. – Тогда у меня имелась «Гематофагия», в том числе определяющая чужие геномоды. У тебя было неестественное для низкой эволюции количество Геномов. Тогда я не придал значения, потом сопоставил факты и понял. Как ты этого добился?

– Не я, а Прометей, – коротко произнес я. – Не знаю как, но это связано с Даат.

Ворон присвистнул. Убийца Одержимых хорошо контролировал эмоции, но изумление скрыть не удалось.

– Даже так? – сказал он. – С каким из них? С Софией? Или старым червяком из Разлома?

1
{"b":"743454","o":1}