ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A
Возможен ли успех?

С нашими сегодняшними неопределённостями мы не можем пока описать ни угрозы, ни щиты с какой-либо точностью. Значит ли это, что мы не можем иметь уверенности, что эффективные щиты возможны? Очевидно мы можем; в конце концов есть разница между знанием, что что-то возможно и знанием как это сделать. А в этом случае мир содержит примеры аналогичного успеха.

Нет ничего фундаментально нового в защите против вторгшихся репликаторов; жизнь это делает на протяжении веков. Размножающиеся ассемблеры, хотя и необычно мощные, будут физическими системами не отличающимися принципиально от тех, что нам уже известны. Опыт подсказывает, что их можно контролировать.

Вирусы – молекулярные машины, которые вторгаются в клетки; клетки используют молекулярные машины (такие как ограничительные ферменты и антитела), чтобы против них защищаться. Бактерии – это клетки, которые вторгаются в организмы; организмы используют клетки (такие как белые кровяные тельца), чтобы против них защищаться. Аналогично общества используют полицию, чтобы защищаться против криминальных элементов и армии, чтобы защищаться против захватчиков. На менее физическом уровне умы используют мимические системы, такие как научный метод, чтобы защищаться против абсурда, а общества используют институты, такие как суды, чтобы защищаться против власти других институтов.

Биологические примеры в предыдущем абзаце показывают, как даже после гонки вооружений в течение миллиарда лет молекулярные машины оказались способны поддерживать защиту против молекулярных репликаторов. Неудачи также широко распространены, но успехи всё же показывают, что защита возможна. Эти успехи подсказывают, что мы можем действительно использовать наномашины, чтобы защищать себя против наномашин. Хотя ассемблеры принесут с собой успехи во многих областях, не видно причин, почему они должны навсегда опрокинуть баланс в защите.

Примеры, приведённые выше – какие-либо вторгающиеся вирусы, какие-либо вторгающиеся институты – достаточно разнообразны, чтобы подсказывать, что успешная защита базируется на общих принципах. Кто-то может спросить: почему все эти защиты оказываются успешны? Но перевернём вопрос: почему они должны не иметь успеха? Каждый конфликт сталкивает аналогичные системы друг с другом, не давая атакующей никакого очевидного преимущества. Более того, в каждом конфликте атакующий сталкивается с защитой, которая уже установилась и проверена временем. Защищающийся сражается на собственной территории, дающей ему преимущества, такие как подготовленные позиции, детальное знание местности, заготовленные ресурсы, и многочисленные союзники – когда иммунная система распознаёт микроб, он может мобилизовать ресурсы всего организма. Все эти преимущества являются общими и фундаментальными, имея мало общего с деталями технологии. Мы можем придать нашим активным щитам те же преимущества перед опасными репликаторами. И им не обязательно нужно сидеть сложа руки, когда опасные виды оружия накапливаются, ничуть не больше, чем иммунная система сидит сложа руки, когда размножаются бактерии.

Было бы сложно предсказать исход гонки вооружений с открытым концом между силами, вооружёнными самовоспроизводящимися ассемблерами. Но до того, как эта ситуация может возникнуть, ведущая сила, кажется вероятным, что приобретёт временное, но принципиальное военное преимущество. Если исход гонки вооружений – под сомнением, то ведущая сила вероятно использует свою силу, чтобы гарантировать, что никаким противникам не будет позволено её догнать. Если она это сделает, то активные щиты не будут должны противостоять атакам, обеспечиваемым ресурсами половины континента или половины солнечной системы; вместо этого они будут походить на силы полиции или иммунную систему, встречающие атаки, обеспечиваемые какими бы то ни было ресурсами, которые могут быть собраны в тайне в пределах защищаемой территории.

В каждом случае успешной обороны, которые я упомянул выше, атакующие и щиты развивались по во многом схожим процессам. Иммунная система, сформированная генетической эволюцией, встречает угрозы также сформированные генетической эволюцией. Армии, сформированные человеческими умами, также встречают аналогичные угрозы. Подобным образом и активные щиты, и опасные репликаторы будут сформированы эволюцией мимов. Но если ведущая сила может разработать системы автоматического инжиниринга, которые будут работать в миллионы раз быстрее людей-инженеров, и если она может использовать их в течение всего одного года, то она сможет построить активные щиты, основанные на усилиях, эквивалентных миллионам лет технического прогресса. С такими системами мы можем быть способны исследовать пределы возможного достаточно хорошо, чтобы построить щит против всех физически возможных угроз.

Даже если мы не знаем детали угроз и щитов, кажется разумным считать, что щиты возможны. И примеры мимов, контролирующих мимы, и институтов, контролирующих институты также подсказывают, что системы ИИ могут контролировать системы ИИ.

В построении активных щитов, мы будем способны использовать мощь репликаторов и систем ИИ, чтобы умножать традиционные преимущества защищающейся силы: мы можем дать ей преобладающую силу благодаря изобилию построенных репликаторами технических средств с конструкциями, основанными на эквиваленте миллион-летнего преимущества в технологии. Мы можем строить активные щиты, имеющие силу и надёжность, которая посрамит системы прошлого.

Нанотехнология и искусственный интеллект могли бы принести конечные инструменты разрушения, но они не являются разрушительными по своей сути. С осторожностью мы можем их использовать, чтобы построить окончательные инструменты мира.

Глава 12. СТРАТЕГИИ И ВЫЖИВАНИЕ

Тот, кто не применяет новых видов лечения, должен ожидать новых видов зла; время – величайший инноватор.

ФРЭНСИС БЭКОН

Личные ограничения

Локальное подавление

Соглашения глобального подавления

Глобальное подавление силой

Односторонний прогресс

Баланс сил

Кооперативное развитие

Синтез стратегий

Активные щиты против космического оружия

Власть, зло, некомпетентность и лень

В ПРЕДЫДУЩИХ ГЛАВАХ я плотно придерживался основательной почвы технологической возможности. Здесь, однако, я должен пойти дальше в область политики и человеческих действий. Эта почва более неустойчивая, но технологические факты и эволюционные принципы всё же обеспечивают устойчивые моменты, на которые можно опираться и исследовать территорию.

Гонка технологий, подгоняемая давлением эволюции, несёт нас к беспрецедентным опасностям; нам нужно найти стратегии, чтобы как-то с ними иметь дело. Поскольку мы видим впереди такую огромную опасность, имеет смысл рассмотреть остановку в нашем стремительном движении вперёд. Но как мы это можем сделать?

Сдерживание себя

Как отдельные люди, мы могли бы воздерживаться от исследований, которые ведут по направлению к опасным возможностям. Действительно, большинство людей будет воздерживаться, поскольку большая часть из них – не исследователи в первую очередь. Но эта стратегия не остановит прогресс: в нашем разнообразном мире, другие будут двигать дело вперёд.

59
{"b":"7467","o":1}