ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Неделя на Манхэттене
Станция Одиннадцать
Благородный Дом. Роман о Гонконге. Книга 1. На краю пропасти
Звездное небо Даркана
400 страниц моих надежд
Возвращение блудного самурая
Третье пришествие. Ангелы ада
Почему мы так поступаем? 76 стратегий для выявления наших истинных ценностей, убеждений и целей
Валериан и Город Тысячи Планет
A
A

Наконец мужчина оторвался от ее рта, хотя и с видимой неохотой.

– Ты… особенная женщина, – хрипло пробормотал он. – Ты знаешь это?

«Ты тоже особенный», – хотела ответить Шаан, но не осмелилась. Вместо этого она приподнялась на цыпочки, слегка коснулась губами его рта и тут же отвернулась, густо покраснев.

Почти весь день прошел в таком же настроении, спокойном, даже романтическом. Рейф показывал Шаан Гонконг. Казалось, ему нравится, как простому туристу, присоединяться к восторгам Шаан, когда перед ними возникали новые виды, звуки, запахи.

Потом они сели на паром «Звездный», чтобы перебраться на полуостров Коулун. Паром показался Шаан таким ветхим, словно он был готов пойти ко дну в любую минуту. Но когда он довольно быстро заскользил по водной глади, ее опасения понемногу начали рассеиваться.

Они пообедали в маленьком китайском ресторанчике в каких-то мрачных пустынных закоулках. Внешне ресторан выглядел весьма подозрительно, но там подавали необыкновенно вкусные блюда китайской кухни. Потом Рейф решил показать ей круглосуточный рынок на Темпл-стрит.

– Держись ко мне поближе, – предупредил он, когда они завернули за угол, чтобы окунуться в непроглядное море людей и ларьков. – И следи за карманами.

– А у меня их и нет, – смеясь, заметила девушка.

Они с самого утра не возвращались в гостиницу, поэтому на ней был все тот же белый сарафанчик. А в крошечной белой кожаной сумочке, свисавшей на тоненьком ремешке с ее плеча, не было ничего, кроме носового платочка и губной помады. Это разочаровало бы любого воришку… Но все же Шаан покрепче сжала ладонь Рейфа.

Они бродили вдоль длинных рядов прилавков и ларьков, поражавших многообразием мужской и женской одежды с эмблемами самых знаменитых домов моды. На самом деле все эти вещи представляли собой лишь доморощенные копии творений великих модельеров. Костюмы из натурального шелка можно было переделать и подогнать по фигуре тут же. Старенькая швейная машинка стояла у прилавка. Ряды электро– и фототоваров чередовались с кустарными изделиями. Ларьки, где продавались украшения, на неискушенный взгляд Шаан выглядели изысканно и привлекательно. Вскоре девушка почувствовала, как ее очаровывает этот калейдоскоп форм, цветов и звуков…

Ей казалось, что здесь можно купить абсолютно все, от самого дорогого в мире парфюма и элитных часов до изящной бижутерии…

Шаан задержалась у одного прилавка, что-то разглядывая.

– Рейф, ты не мог бы одолжить мне немного наличных? – воскликнула она. – У меня только туристические чеки, а я хочу купить себе здесь кое-что.

– Что, часы? – лениво-снисходительно спросил Рейф.

Шаан кивнула.

– Свои я оставила в Лондоне, в твоем доме. Рейф уставился на нее с недоумением.

– Ты шутишь? Неужели ты собираешься купить одну из этих дешевых подделок?

– Я не шучу! Я хочу купить часы. Они недорого стоят, – быстро добавила она, заметив, как Рейф пренебрежительно покачал головой.

– Если тебе нужны часы, Шаан, мы отправимся в нормальный магазин и найдем для тебя соответствующую модель, – сказал он, бросив насмешливый взгляд на прилавок.

Шаан глянула на него своими огромными глазищами и нетерпеливо воскликнула:

– Не будь таким занудой, Рейф. Я тебе верну завтра деньги.

И с этими словами повернулась к торговцу, не обратив никакого внимания на то, как подействовала на Рейфа ее колкость. А он стоял с окаменевшим лицом, пока до него доходило, что он на самом деле зануда.

Шаан тем временем уже вовсю торговалась с продавцом. Она видела, что все здесь поступали именно так: сбивали цену до минимума. Рейф тоже подошел к прилавку и с насмешливой улыбкой наслаждался тем, как его молодая жена перебрасывается шутками с торговцем.

Глаза девушки радостно блестели, когда она, наконец вспомнила о его присутствии и повернулась к Рейфу.

– Мы сторговались, – поспешно заявила она.

– Сколько? – вяло поинтересовался Рейф. Он стоял, скрестив руки на груди, и глаза его излучали неприкрытую иронию.

– Два с половиной доллара, – провозгласила Шаан с торжеством. Рейф усмехнулся.

– Великолепная сделка, – похвалил он и медленно полез в карман. Затем, словно это было оскорблением его мужского достоинства – допустить, чтобы Шаан передала деньги, Рейф протянул торговцу два с половиной доллара.

Продавец сунул ему в руку покупку, и Рейф с трудом смог сохранить спокойное выражение.

Нет-нет, это действительно были часы, только игрушечные, с широким ядовито-розовым ремешком, черным циферблатом и ручками Микки Мауса вместо стрелок.

Она выбрала не просто дешевую подделку под женские часики, ей захотелось купить… дурацкую детскую игрушку!

– Ну и ну, – только и мог пробормотать Рейф.

– Что ты, они такие милые, – ворковала девушка, вытягивая вперед руку, чтобы он застегнул ремешок на ее запястье. – Они правильно показывают время? – спросила она, когда Рейф кончил возиться с ремешком.

Он сверился со своим солидным золотым «Ролексом» и поморщился.

– Твои часы точны до секунды, – язвительно проговорил он.

– Ну, наконец-то! – Держа руку с часами перед собой, Шаан забавлялась, разглядывая свое приобретение. – Наконец-то я буду знать, сколько времени!

Рейф нахмурился.

– Ты именно поэтому захотела купить их?

– Ну да, – кивнула девушка. – И потому, что они мне понравились, – добавила она, прикусив нижнюю губу белоснежными зубками и невинно глядя в глаза мужчине, потому что ей было прекрасно известно, о чем он сейчас думал, и ей нравилось поддразнивать его.

На какое-то мгновение он попался на удочку, но только на мгновение.

– Ты издеваешься надо мной, – вздохнул Рейф.

– Ну да, – снова промурлыкала девушка. И внезапно игривое настроение Шаан превратилось в нечто иное. В этом самом суетливом и запруженном людьми уголке вселенной их глаза встретились – и все исчезло. Они были совершенно одни, сжатые в горячих тисках всепоглощающего обоюдного желания.

Потом кто-то случайно толкнул Шаан сзади, и она оказалась почти прижатой к Рейфу. Он инстинктивно обнял ее, обороняя от толпы. Их тела соприкоснулись. Словно электрический разряд прошел сквозь их плоть. Шаан задрожала. Рейф тяжело и прерывисто дышал.

– Пойдем, – хрипло выдавил он.

Она, не споря, позволила ему вести себя к ближайшей станции метро.

Всю обратную дорогу они ехали молча, и девушка остро ощущала напряжение, возникшее между ними. Лицо Рейфа было мрачно и словно одеревенело.

В отеле они сели в лифт вместе с несколькими другими парами, поэтому у них не было возможности сказать друг другу хоть что-то, чтобы разрядить это напряжение.

Он хотел ее, хотел безумно. Внезапно Шаан словно почувствовала его глубоко в себе, горячего и трепещущего…

Девушка ощутила дрожь, исходящую от мощного тела мужчины, и отвернулась, нервно облизав губы кончиком языка. Ее сердце бешено колотилось в груди от смешанного чувства сладостного предвкушения и страха перед неистовостью его желания, которое ощущалось даже в горячем тяжелом дыхании Рейфа.

Когда лифт остановился, Рейф взял руку Шаан и стремительно провел ее вдоль длинного коридора к их номеру. Он не выпускал ее руки, пока они не вошли в спальню. Там он закрыл дверь и прислонился к ней спиной, закрыв глаза и испустив глубочайший вздох облегчения.

Потом Рейф внезапно открыл глаза, и Шаан в замешательстве отступила назад.

– Рейф! – выдохнула она, когда мужчина двинулся в ее сторону, еще сама не понимая, какие чувства вызывает у нее эта звериная страсть: восхищение или ужас.

Но Рейфу сейчас было не до того, чтобы замечать ее колебания, он приблизился к ней и начал нетерпеливо расстегивать пуговички ее сарафана.

Несмотря на что-то похожее на страх, тело Шаан страстно жаждало его тела. Она тоже дышала судорожно, прерывисто, груди ее набухли и отяжелели в болезненном ожидании желанных ласк.

Наконец полы сарафана распахнулись, и глаза Рейфа жадно скользнули по ее телу, прикрытому теперь лишь тончайшими полосочками белого шелка на груди и бедрах. Рейф расстегнул переднюю застежку бюстгальтера, наклонил голову и быстро втянул в рот один из трепещущих сосков. Шаан выгнула спину с беспомощным стоном наслаждения, мужчина подхватил ее, приподнял и понес к кровати. То, что произошло потом, оставило Шаан лежать распростертой на постели.

19
{"b":"75","o":1}