A
A
1
2
3
...
21
22
23
...
30

Надежды на что? Она не знала. И не хотела искать ответа на этот вопрос, потому что… вдруг снова почувствовала его глубоко внутри себя и отчаянно захотела, чтобы это чувство воплотилось в реальность…

– Нам действительно очень важно встретиться с этими людьми? – услышала Шаан свой хриплый шепот. – Я могу сослаться на головную боль, а ты сможешь положить меня в постель и укрыть одеялом так, как только ты это умеешь…

Рейф тихонько усмехнулся, и его руки скользнули вниз по ее бедрам, чувственно прижимавшимся к нему.

– Подумать только… А я-то считал тебя такой робкой и стеснительной.

– Ты разочарован? – спросила Шаан.

– Нет, очарован, – ответил он и жадно захватил ртом ее губы.

– Значит, мы можем вернуться наверх? – с надеждой спросила девушка и, словно обнаружив в своем распоряжении новое оружие, начала осыпать лицо Рейфа нежными поцелуями, перемежая их хрипловатым «пожалуйста». Ее руки скользнули под пиджак Рейфа, соблазнительно поглаживая его спину, а бедра медленно двигались, поддразнивая его уже напрягшееся естество… – Пожалуйста!.. Пожалуйста, Рейф!.. Прошу тебя…

Ее поцелуи становились всю более настойчивыми и страстными. Когда Шаан поняла, что Рейф не собирается останавливать ее, она возликовала, осознав, что может заставить его сердце гулко биться от страсти, а его кожу гореть от дерзких прикосновений ее нежных пальчиков.

Но настоящий восторг она испытала, когда Рейф, хрипло простонав, протянул руку и нажал кнопку лифта, чтобы он унес их обратно в номер. Это был подлинный триумф женщины, которая поняла, что способна заставить мужчину хотеть ее больше всего на свете. Заставить его забыть о бизнесе, о деловых встречах, забыть обо всем…

– Ты маленькая колдунья… – прерывисто прошептал Рейф, вздыхая с видимым облегчением, когда наконец дверь номера захлопнулась за ними.

Но Шаан не слышала его. Ее пальцы уже расстегивали пуговицы на его рубашке. Она медленными движениями ласкала и слегка царапала покрытую жесткими волосами грудь, ощущая, как напрягаются мощные мускулы от ее прикосновения, чувствуя, как кипит в нем желание.

Шаан высвободила рубашку из брюк Рейфа и с самоуверенностью, поразившей ее саму, провела ладонями по его бедрам вниз, затем снова вверх и наконец слегка коснулась его возбужденного мужского естества, медленно поглаживая его.

По телу мужчины пробежала дрожь, и он, оторвавшись от губ девушки, застонал от наслаждения. И тогда впервые Шаан по-настоящему почувствовала власть своей женственности…

Потому что она видела, насколько самозабвенно этот мужчина отдается ее прикосновениям. Это придало ей еще большую решимость, и Шаан, не спуская горящих от возбуждения глаз с его лица и соблазнительно покусывая кончик языка белоснежными зубками, потянулась к молнии на его брюках, расстегнула ее… и прикоснулась к нему.

Впервые она сама соблазняла Рейфа своими дерзкими и самоуверенными прикосновениями.

– Не останавливайся, – хрипло попросил мужчина, когда ее пальцы вдруг замерли.

Но…

Шаан подняла глаза на Рейфа, словно умоляя его взять теперь инициативу на себя. Новообретенная отвага вдруг начала покидать ее.

Но Рейф лишь покачал головой.

– На этот раз это ты соблазнила меня, Шаан, – раздался его низкий голос. – Ты начала, тебе и заканчивать.

Он имел в виду то, что произошло прошлой ночью и что не понравилось им обоим. Теперь он уступал контроль над ситуацией ей.

Но Шаан неожиданно поняла, что не хочет этого. Ей нравилось, когда он ошеломлял ее, брал верх над ней, пожирал ее… Ей нравилось обманывать себя, думая, будто Рейф не оставлял ей выбора в этом диком, чувственном сумасшествии, которое стало основой их трудных взаимоотношений.

Непостоянная. Это слово вновь пронеслось в ее сознании. Непостоянная в своих чувствах, непостоянная в своей преданности.

Непостоянная.

Рейф шевельнулся, нежно запуская пальцы в гриву ее черных волос, и Шаан содрогнулась, трепетно вздохнула, ощущая, как набухают ее груди под шелковой тканью…

«Непостоянная или нет, неважно», – безнадежно подумала Шаан, просунув руки под рубашку Рейфа и жадно ловя его рот губами. Потому что она хотела этого – прямо сейчас, – хотела так остро, что все остальное меркло перед этим желанием.

Хотела испытать восхитительный, пьянящий восторг, который охватывал ее, когда руки мужчины ласкали самые интимные уголки ее тела. Ей нравилось ощущать, как трепещут его мышцы от ее прикосновений. И Шаан снова и снова захватывала губы Рейфа своим жадным и влажным ртом.

– А как же твои друзья? – Спросила она в какой-то момент между порывами все распаляющейся страсти.

– Я позвоню им, – прошептал Рейф, – позже… намного позже, – добавил он, подхватывая девушку на руки и унося в спальню.

Он был не из тех мужчин, что могли предоставить всю инициативу женщине. И то, что произошло между ними потом, можно было назвать медленным, болезненно-нежным обоюдным любовным насыщением, которое не имело ничего общего с любовной схваткой прошлой ночью.

Рейф словно стремился доказать Шаан, каким мягким, нежным и одновременно необузданно страстным он может быть. Он покрывал поцелуями все ее тело, пока Шаан полностью не потеряла способность воспринимать реальность. И только тогда он плавно скользнул в нее.

И остановился.

– Ты безумно красивая, – прошептал он, пожирая девушку глазами. – Я обожаю тебя.

«Может быть, обожание чем-то сродни любви?» – смутно мелькнуло в голове Шаан.

– Я тебя тоже, – прошептала она. Мгновение спустя он уже двигался в ней медленными, глубокими, ритмичными толчками, наполнявшими девушку магическим сознанием их абсолютного единения.

Это было восхитительно. И когда пришло облегчение, оно было больше похоже на нежный прилив, чем на дикий взрыв. И этот прилив унес Шаан в теплое, блаженное море ощущений, которые захватывали ее все сильнее, доводя до экстаза…

– Ты все-таки расскажешь мне, где была сегодня?

Рейф лежал на боку рядом с Шаан, и его пальцы медленно поглаживали ее разгоряченную щеку. Этот мягкий, нежный жест словно напоминал о том, что они вместе только что испытали.

– Нет, если ты снова будешь орать на меня, – предупредила Шаан, – потому что мне слишком хорошо сейчас.

– Обещаю, что кричать не буду, – лениво пробормотал мужчина.

– Его зовут Джош, – сказала Шаан. – Он американец. – Пальцы Рейфа замерли на ее щеке. – Его жену зовут Сэди, и им обоим пошел уже седьмой десяток. Я спросила их, можно ли присоединиться к группе туристов, отправляющихся на экскурсию по острову. Меня взяли, и я прекрасно провела время. К тому же мне удалось позабавиться, торгуясь с продавцами на рынке в Стэнли.

Рейф помолчал несколько секунд.

– Господи, ты знаешь, как наказать мужчину, – наконец выговорил он. – А я ведь думал, что ты разгуливаешь по Гонконгу в компании какого-нибудь плейбоя!

– Ты обещал не кричать, – напомнила Шаан.

– Прости, – согласился он, и его пальцы снова заскользили по ее щеке, медленно перебирая пряди волос. И в этом момент Шаан заметила что-то новое во взгляде Рейфа. Может, это была просто нежность, может, готовность быть более терпимым.

Внезапно Шаан вскочила с постели и, как была, обнаженная пробежала через всю спальню и схватила пакет с сегодняшними покупками, который так и стоял сиротливо в углу.

– Я купила тебе подарок.

– Надеюсь, не новые часы, – протянул Рейф, снисходительно улыбаясь.

– Нет, сейчас увидишь… – пробормотала она, накидывая себе на шею новый шарфик, и для начала показала, что купила для Джеммы и своей тети. Достала фигурку Будды, купленную в подарок дяде, а уж потом – точно такую же, только чуть побольше, которую приобрела для Рейфа.

– Она приносит счастье… – объяснила Шаан. – Если ее дарят от чистого сердца. Поэтому… – Почувствовав внезапно неловкость, Шаан протянула Рейфу статуэтку. – Будь счастлив, Рейф, – тихо прошептала она.

Он замер, рассматривая фигурку на своей ладони.

Шаан тоже замерла в ожидании его реакции. Напряженная тишина вселила в нее неуверенность.

22
{"b":"75","o":1}