ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– А теперь постарайся объяснить мне, что вообще все это значит, – сказал он. – И постарайся сделать это пояснее, Шаан, – предупредил он. – Потому что я устал и не выспался из-за разницы во времени, и вообще, я не в настроении из-за твоей выходки.

Она это прекрасно видела. Рейф был просто взбешен.

– Я оставила тебе… записку, – сказала она, отводя глаза. Невыносимо больно было видеть перед собой его большое, сильное тело, решительное красивое лицо… Ведь это был тот мужчина, которого она в каком-то безумии позволила себе считать принадлежащим ей… только ей одной.

И это было самой ужасной ее ошибкой, понимала сейчас Шаан. Она разрешила себе забыть, с чего начались их отношения, и самозабвенно погрузилась в мир радужных иллюзий.

– Насчет жизни во лжи? Так ты, кажется, определила наш брак? Жизнь во лжи? – раздался у нее над ухом резкий голос Рейфа.

– Да. – Ответ оказался таким простым, таким честным. Ей даже не пришлось ничего объяснять.

Но Шаан стояла перед ним, не чувствуя под собой ног. Стояла, любя и ненавидя. Мечтая о том, чтобы никогда не было этой встречи – Рейфа и Мэдлин.

Потому что и сейчас перед ее глазами стоял образ Рейфа, который держал Мэдлин за руки. И Шаан отчаянно пыталась уничтожить проклятое видение.

Неверной походкой она пересекла комнату и выключила телевизор. Но тут же пожалела об этом. В комнате мгновенно воцарилась гнетущая тишина.

– Значит, ты бросила меня просто так, безо всякого повода. – Голос Рейфа нарушил мучительное безмолвие. – И без всяких объяснений. Просто проснулась утром, решила, что мы погрязли во лжи, и потихоньку исчезла?

Его злость, его презрение и его ложь вонзались в сердце Шаан, словно три ножа, и она ответила чисто инстинктивно:

– А что ты хотел от меня? Чтобы я продолжала притворяться, пока тебе все не надоест?

Слова Шаан поразили Рейфа. Видимо, сама того не ведая, она задела его за живое. Он тяжело и протяжно вздохнул.

Потом посмотрел ей в лицо – таким острым внимательным взглядом, что Шаан пожалела о том, что не придержала язык. Потому что знала: он заметит и бледность ее напряженного лица, и расширенные от страдания и душевной боли черные зрачки, и наверняка это напомнит ему тот день, когда он стал свидетелем ее несчастья. Впрочем, и своего тоже.

Потом Рейф прищурился.

– Нет, здесь замешано что-то еще. Я сделал что-то не так? Я чем-то обидел тебя настолько, что ты решила уйти от меня?

Сердце Шаан сжалось.

– Разве мало того, что мы провели последние два месяца вместе, притворяясь друг перед другом?

– Мало, – мрачно отрезал Рейф и двинулся в ее сторону. И такая неприкрытая злоба была во всем его облике, что Шаан еле сдержалась, чтобы не отпрянуть назад. – Потому что то, что мы делали с тобой каждую ночь в постели, не было ложью, Шаан, и ты это знаешь!

– Брак не может держаться на одном голом сексе, ты тоже это знаешь.

– Да, – кивнул Рейф. – Можно делить друг с другом хорошее и плохое, можно разговаривать. – Он поднял руку и коснулся ее бледной щеки. – Разговаривать, чтобы попытаться разрешить возникшие проблемы.

– Я свою проблему уже разрешила, – резко ответила Шаан. – Ушла от тебя.

– Почему?

– Я уже сказала тебе почему! – Шаан со злостью стряхнула его ладонь со своей щеки, боясь совершить страшную глупость… Спрятать свои изголодавшиеся губы в этой ладони… Рейф снова положил руку на прежнее место.

– А теперь попробуй еще раз объяснить, – предложил он. – И, пожалуйста, так, чтобы я увидел смысл в твоем поступке, чтобы поверил тебе. Потому что если ты думаешь, что я поверю, будто тебе неприятны мои прикосновения, то ты либо сама дура, либо меня считаешь идиотом!

И, словно в доказательство своих слов, он свободной рукой обхватил талию Шаан и притянул ее к себе. Это было ужасно. Шаан сразу задохнулась, потому что сладкая и горячая волна захлестнула ее, пронизала все тело.

– Это было не правильно, Рейф! – воскликнула она в отчаянии. – Я с самого начала говорила тебе, что все, что мы делали, – не правильно.

Глаза Рейфа сверкали.

– Четыре ночи назад ты лежала в моих объятиях, твои ноги обвивали меня, твои глаза пожирали меня, и мы с тобой делили самые восхитительные минуты в нашей жизни. А теперь ты осмеливаешься говорить мне, что все это было ошибкой?

О, Боже. Шаан закрыла глаза, стараясь проглотить колючий комок, который встал у нее в горле, стоило ей представить Рейфа в постели с Мэдлин… Это было невыносимо!

– Я никогда не говорила, что мне не нравится наш секс!

– Тогда что ты хочешь сказать мне сейчас? Что этого секса тебе недостаточно?

– Его никогда не было достаточно!

Только для него! Иначе он бы не стал тайно встречаться с Мэдлин!

Шаан попыталась отстраниться от него, но Рейф снова отказался отпустить ее.

– О'кей, – пробормотал он. – Тогда скажи мне, чего ты от меня хочешь, и я сделаю все, что в моих силах!

Его голос звучал настолько напряженно и настойчиво, что Шаан на какое-то мгновение подумала, что он переживает больше, чем ей показалось сначала.

Но потом она снова вспомнила его прощание с Мэдлин.

– Ты не сможешь дать мне то, что я хочу, – тихо прошептала она.

И сразу же снова повисла мрачная тишина. Тишина, пока он обдумывал ее жестокие слова, а она… вся трепетала от любви к нему.

– О, Боже, – внезапная мысль, видимо, пришла ему в голову. – Ведь это Пирс, не так ли?

– Что? – Шаан недоуменно нахмурилась. – Я не…

– Замолчи! – отрезал он и резко отшатнулся от нее. Потом запустил руку в волосы и замер, разглядывая пол под ногами. Его широкие плечи, все его тело оцепенели в таком напряжении, что Шаан застыла, не решаясь вздохнуть.

Вдруг Рейф тихо и злобно усмехнулся.

– Я должен был сразу догадаться, – сказал он скорее сам себе, чем Шаан. – Мерзавец прибывает в Лондон в понедельник, а уже в среду ты вдруг решаешь бросить меня!

– Но я даже не видела Пирса! – Шаан не сообразила, что Рейф сам подсказал ей способ завершить наконец это уродливое выяснение отношений.

Но Рейф все равно не поверил ей.

– Лгунья! – выкрикнул он. – Ты, черт возьми, виделась с ним, не смей отрицать!

«Интересно, не из-за своей ли тайной связи с Мэдлин он пришел к такому выводу»? – подумала Шаан. Она бы посмеялась над этим нелепым предположением – если бы могла сейчас смеяться.

Но она не могла. Единственное, что она сейчас могла, – это разрыдаться.

Рейф коротко усмехнулся, словно тоже усмотрел горькую иронию в этой чудовищной неразберихе.

– И что же он сделал? – со злостью поинтересовался он. – Примчался к тебе при первой же возможности, зная, что меня нет в стране и ему нечего бояться? И с порога обнажил перед тобой свою душу, моля о прощении?

«Что ж, неплохо, – подумала Шаан. – Неплохо, если учесть, что он сам недавно на моих глазах умолял о чем-то Мэдлин!» И она вздернула голову и сжала губы, давая ему понять, что не собирается отвечать.

Это еще больше раздражило Рейфа.

– Ничтожный слизняк! – прошипел он. – Сколько времени ему потребовалось, чтобы влезть опять в твою душу? Пару минут? Или час, может быть, чтобы ты успела насладиться его игрой в несчастного раскаявшегося влюбленного?

– Ты начинаешь вести себя так, словно ревнуешь, Рейф, – перебила его Шаан.

Эти слова произвели на мужчину совершенно неожиданное впечатление.

Его глаза мгновенно потемнели до черноты, краска бросилась в лицо, словно только что открылся самый страшный его секрет. Шаан так испугалась, что отступила назад, пытаясь избежать его прикосновения.

Но Рейф крепко обвил рукой ее шею, прижал к себе, а его рот прижался к ее губам, бесцеремонно и безжалостно.

Все чувства, которые Шаан когда-либо к нему испытывала, мгновенно испарились, пока он терзал ее губы с дикой яростью, стараясь смешать с грязью все, что было между ними.

Когда он наконец ее отпустил, она с трудом сдерживала рыдания.

– Забери свои вещи из моего дома, – потребовал Рейф, отворачиваясь от нее. – Я хочу, чтобы, когда я завтра вернусь домой, там не осталось ни единого намека на твое присутствие! Поняла?

26
{"b":"75","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Никола Тесла. Изобретатель будущего
Тетрадь кенгуру
Одинокий демон: Черт-те где. Студентус вульгариус. Златовласка зеленоглазая (сборник)
Дочери смотрителя маяка
Calendar Girl. Лучше быть, чем казаться (сборник)
Моя жизнь в его лапах. Удивительная история Теда – самой заботливой собаки в мире
Эрхегорд. Сумеречный город
Черная башня
Всё началось, когда он умер