ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

О да, она прекрасно его поняла. Шаан смотрела сквозь слезы, как Рейф решительно направился к двери.

– Да, и вот еще что, – вдруг обернулся он уже на пороге. – Ты можешь предупредить Пирса, что если он причинит Мэдлин боль из-за всего этого, то я разорву его на части.

Шаан слабо усмехнулась распухшими, истерзанными губами. Вот оно, самое главное! Бедняжка Мэдлин! Вот кого ни в коем случае нельзя расстроить.

– Ты гадкий лицемер, – выкрикнула она вслед Рейфу.

Он остановился. Повернулся и снова уставился на нее белыми от ярости глазами.

– И что это означает? – грубо поинтересовался он.

– Я видела тебя с Мэдлин! – бросила ему в лицо Шаан.

– Что? – Рейф нахмурился. – Когда?

– Сегодня. – Неужели он не впервые встречался с Мэдлин? – У входа в отель. – И, содрогаясь от внезапного презрения, она продолжала:

– И как только ты смеешь рассуждать о морали, когда речь идет обо мне и Пирсе, если сам хорош?

И снова Шаан пожалела, что не придержала свой язычок. Потому что на разгневанном лице Рейфа вдруг появилось абсолютно новое выражение.

Рассердившись сама на себя, Шаан резко повернулась к нему спиной.

– Ты, по-моему, собирался уходить, – нарушила она вновь возникшую оглушительную тишину.

Но Рейф, кажется, раздумал уходить.

– Так вот все из-за чего? – проговорил он, наконец полностью осмыслив слова Шаан. – Значит, вот в чем дело: не в тебе с Пирсом, а во мне с Мэдлин, черт возьми!

Мэдлин! Господи! Шаан содрогнулась всем телом при упоминании ненавистного имени.

– Может, ты уйдешь, наконец, и оставишь меня одну?

– Я не уйду, пока не вытрясу из тебя всю правду! – Рейф внезапно оказался снова у нее за спиной, и ее плоть снова затрепетала, сердце болезненно сжалось, горячие слезы душили ее, потому что больше всего на свете ей сейчас хотелось повернуться и броситься к нему на грудь!

Броситься в его объятия, забыться, затеряться в них. Найти блаженное облегчение во вновь обретенной… иллюзии.

За нее это сделал Рейф. Он повернул Шаан лицом к себе, крепко обнял своими сильными руками и держал так, пока она не начала отчаянно вырываться.

– Отпусти меня! – выкрикнула она.

– Нет, – твердо отрезал Рейф, еще крепче сжимая свои объятия. – Я хочу услышать правду! – настаивал он. – Скажи мне, ты хотя бы раз виделась с Пирсом с того дня, как мы поженились?

Шаан хотела солгать, крикнуть «да!», потому что она знала, что это причинит ему боль, потому что, какими бы ни были отношения Рейфа и Мэдлин, Шаан понимала, что заставит Рейфа трепетать от ярости, если сейчас солжет ему.

Но она больше не могла лгать.

– Я же сказала тебе, что ни разу не видела его! – произнесла Шаан, усмехнувшись. Ее действительно смешила та поспешность, с какой Рейф сделал выводы об ее отношениях с Пирсом.

Но Рейф даже не заметил ее насмешки.

– Но зато ты видела меня сегодня с Мэдлин. И только из-за одного этого ты решила бросить меня, даже не пожелав объясниться! Так, что ли?

– Я же предупреждала тебя, Рейф, что не собираюсь мириться с призраком Мэдлин, витающим над моей головой.

– А ты думаешь, я могу жить, когда призрак Пирса витает надо мной?

– У тебя не было причины заподозрить! – с горечью воскликнула Шаан. – Потому что я ни разу даже не упомянула о Пирсе! Я ни разу не помышляла о тайных свиданиях с ним!

– Я встречался с Мэдлин не тайно. Шаан лишь пожала плечами, насколько ей это позволили крепкие руки Рейфа, все еще сжимавшие ее.

– Это не имеет значения. Ты встречался с ней, я это видела собственными глазами, и теперь я не могу жить с тобой. Все очень просто. – Она снова попыталась вырваться.

– Ни черта подобного, все просто, как… это…

«Это» – был рот Рейфа, в очередной раз завладевший ее губами. «Это» – было сознание необходимости близости этого мужчины. Сквозь гнев, боль и презрение к самой себе «это» уносило Шаан в водоворот страсти, которую она не могла сдержать, как бы сильно это ни ранило ее гордость.

– Мэдлин ты целуешь так же безжалостно? – съязвила Шаан, когда Рейф оторвался от ее губ.

Она хотела досадить ему, но все, чего добилась, была лишь странная дразнящая усмешка, которая слегка тронула его разгоряченные губы. Рейф медленно оглядел ее.

– Мэдлин, – наконец насмешливо проговорил он, – не распознает истинной страсти, даже если та обрушится на нее. – С этими словами Рейф захватил ртом ее нижнюю губу, чувственно посасывая ее, и Шаан не смогла сдержать стон ненавистного ей наслаждения. – Тогда как ты, моя дорогая, просто жить не можешь без этой страсти.

И словно в доказательство этой унизительной правды, Рейф остановил свои губы буквально в миллиметре от ее рта… И Шаан не вынесла, она первая жадно преодолела расстояние между ними.

Рейф победил ее, и Шаан сознавала это. Ее руки беспомощно поднялись и обхватили его шею; ее пальцы жадно вцепились в его шелковистые темные волосы, словно умоляя продолжать поцелуй. И… каждая клеточка ее стройного тела начала пульсировать в предвкушении…

Ему даже потребовалось некоторое усилие, чтобы прервать поцелуй и слегка отстранить ее от себя.

– Я ненавижу, я просто презираю тебя, – прошептала Шаан в болезненном унижении, дрожа с головы до ног.

– Ненависть… странное чувство, – протянул Рейф, глядя на Шаан смеющимися глазами, в которых сверкало торжество победителя. – Оно обладает мерзким свойством подавлять абсолютно все, даже любовь. Ну, ладно… Теперь одевайся, – сказал он безапелляционно, поворачиваясь спиной к Шаан. – Мы едем домой.

– Нет! – отчаянно запротестовала Шаан в ужасе. – Я не вернусь к тебе, Рейф!

Не станет она больше жить в тени Мэдлин!

– Нет, ты поедешь со мной! – настаивал Рейф.

– Но зачем? – прокричала она. – Зачем, если ты на самом деле не хочешь этого?

– Ты не знаешь, чего я хочу! – произнес Рейф с насмешливым презрением.

Шаан поняла, что он прав. Она не знала, чего он хочет, кроме ее тела. Потому что, сколько бы Рейф ни «издевался» над ней, он не мог скрыть своего желания.

– Но на этот раз черт с ним, с прошлым! Ты узнаешь, чего я действительно хочу, – мрачно добавил Рейф. – У тебя десять минут, чтобы одеться и закрыть этот дом. Потом мы едем домой, даже если мне придется тащить тебя туда насильно, – закончил он, и в его голосе прозвучала плохо скрытая угроза.

Шаан поверила, что при необходимости он действительно выполнит ее. Выражение его лица не оставляло сомнений.

– Десять минут, – повторил он, потому что Шаан так и не сдвинулась с места, продолжая неподвижно стоять, погруженная в размышления, чем еще удивит ее дома Рейф – кроме секса, конечно.

«А может быть, ему действительно нужен лишь секс», – размышляла Шаан, неохотно выходя из комнаты, чтобы выполнить распоряжения Рейфа. Может, это единственное, что ему вообще нужно от женщины. Включая и Мэдлин. При этом она ощутила слабое удовольствие от сознания победы над другой женщиной. Потому что неважно, чем трогала Мэдлин сердце Рейфа, но она не привлекала его сексуально; он дал это ясно понять, подшучивая над ее холодностью.

– Я готова, – сказала Шаан, снова появляясь на пороге гостиной. Она заметила, как Рейф убирает в карман свой мобильный телефон.

Шаан нахмурилась, недоумевая, с кем он мог сейчас разговаривать. Но замкнутое выражение его лица ясно давало понять, что Рейф не собирается что-либо обсуждать.

Потом он подошел к ней, обнял одной рукой за талию и повел к выходу, выключая по дороге свет.

– В следующий раз мы придем сюда для того, чтобы нанести визит твоим дяде и тете, когда они вернутся, – многозначительно произнес Рейф.

Шаан ничего не ответила. Что она могла сказать, когда его рука прижималась к ее спине?

Она принадлежала ему. «Его секс-рабыня», – мрачно подумала Шаан. И если вдруг Рейф захочет взять ее прямо сейчас, здесь, в этом крошечном коридорчике, то она позволит ему… и это знали они оба.

И все-таки Шаан прошептала на пороге:

– Я тебя ненавижу.

27
{"b":"75","o":1}