ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Рейф тогда, по своему обыкновению, прервал ее горестные раздумья. Он вывел ее из кухни и усадил за компьютер в своем кабинете. Положив перед ней какой-то документ листов в двадцать, он сказал:

– Ты ведь умеешь печатать? – Он усмехнулся, заметив недоуменный взгляд Шаан. – Вот и печатай. Мне понадобится это к ланчу.

– Конечно, смогу. – Голос Джеммы снова вернул ее к действительности. – Но ты все-таки еще подумай. Как бы тебе не угодить из огня да в полымя!

Конечно, она думала. Когда Рейф давал ей такую возможность. Вчера ей это не удалось. Он просто завалил ее работой.

Но раздумья тоже не помогали. Ничего не помогало. Шаан просто не волновало ее будущее. Поэтому она ответила Джемме:

– Я люблю его. Он именно то, что мне нужно. И не порть мне настроение, Джемма, – хотя смысл слов, которые она произносила, не имел для нее абсолютно никакого значения.

– Ну ладно. – Джемма тяжело вздохнула, но, смягчившись, добавила:

– Увидимся завтра.

Выбор Джеммы пал на безупречного покроя костюмчик от знаменитого модельера. С дерзко короткой и узкой юбкой и плотно облегающим стройную фигурку Шаан пиджаком. Пиджак доходил до середины бедер. Его золотые пуговицы прекрасно гармонировали с золотой крученой тесьмой на лацканах, воротнике и рукавах. Короткая белая юбка умопомрачительно удлиняла и без того длинные стройные ноги Шаан в белых шелковых чулках.

– Тебе не кажется, что это слишком уж коротко? – спросила она у Джеммы, одергивая юбку.

– Шутишь? Да Рейф просто с ума сойдет, когда тебя увидит. Ты выглядишь сногсшибательно, Шаан.

Но Шаан казалось, что из зеркала на нее смотрит совершенно незнакомая девушка. У нее были огромные карие, совершенно пустые глаза, а зачесанные наверх шелковистые волосы цвета черного янтаря короной окружали бледное лицо.

Единственно знакомой в ее отражении была золотая цепочка на хрупкой шее с медальоном, в котором хранились фотографии ее погибших родителей.

Холодными пальцами девушка коснулась медальона, и из глаз ее моментально хлынули слезы, а отражение в зеркале расплылось в бесформенное пятно.

– Эй, а почему слезы?

Шаан заморгала, стряхивая слезинки и пытаясь разглядеть лицо подруги.

– Я думала, что невесте позволительна некоторая сентиментальность, – попробовала пошутить она.

– Я разве спорю? Они могут даже походить на бесплотные призрачные создания, бледные как саван. Но вот если бы ты улыбнулась, я, пожалуй, даже поверила бы, что ты действительно хочешь этого брака.

– Пожалуйста, – с трудом проговорила Шаан, отводя глаза, – не надо вникать во все подробности, Джемма. Я пока не готова к этому.

– Почему? Потому что в глубине души ты знаешь, что этот брак не выдержит и малейшей проверки на прочность?

Шаан ощутила, как затрепетало ее сердце. В последние дни, когда ею овладевали полное отчаяние и безысходность, только этот трепет и убеждал ее, что она все еще жива.

Ресницы Шаан скорбно дрогнули, и это не ускользнуло от взгляда Джеммы. Шумно вздохнув, она резким движением повернула Шаан к себе и слегка встряхнула за плечи.

– Ради Бога! – яростно воскликнула Джемма. – Да что за чертовщина здесь творится?

Неожиданно дверь спальни распахнулась, и Рейф решительной походкой вошел в комнату, словно почувствовав, что самообладание потихоньку покидает его невесту. Он остановился, переводя взгляд с Джеммы на Шаан.

Шаан бросило сначала в жар, потом в холод, и она подняла на Рейфа все еще затуманенные слезами глаза. Рейф был в обычном темном деловом костюме и в белой рубашке с шелковым галстуком под цвет пиджака. Ничего особенного. Но что-то все-таки меняло его облик… Наверное, красная роза, прикрепленная к лацкану пиджака. Она словно утверждала его права на обладание ею, и при этой мысли Шаан почувствовала, что задыхается.

– Дорогая, ты выглядишь великолепно, – отрывисто произнес Рейф. – Мы можем идти?

Шаан, словно в трансе, молча кивнула и послушно последовала за ним, чувствуя за спиной молчаливый беспомощный протест Джеммы.

В течение последних сумасшедших дней Рейф сделался настолько необходим для девушки, что сейчас она уже не могла отрицать его место в своей жизни. Он оказался тем самым обломком скалы, за который она отчаянно уцепилась, чтобы спастись от того урагана, который чуть было не уничтожил ее.

Словно осознавая это, Рейф взял руку Шаан и положил на сгиб локтя своей, поддерживая ладонью ее холодные пальцы.

«Ты теперь в безопасности», – говорил этот жест. Шаан подняла на мужчину слегка опухшие от слез глаза и улыбнулась: хотя и слабая, но все же это была улыбка.

Шаан уже не слышала тихого вздоха Джеммы, когда та заметила улыбку подруги, не видела победного взгляда, который Рейф бросил на Джемму. Она снова погрузилась в темное «ничто», отдавая свою жизнь во власть Рейфа…

Гражданская церемония кончилась довольно быстро – к облегчению Шаан, которая чувствовала, что долго не продержится. Дядя и тетя обняли ее, поцеловали и пожелали счастья, но от глаз девушки не укрылось выражение страдания в их взглядах, которое с недавних пор поселилось там.

Джемма улучила момент, когда Рейф разговаривал с мужчиной, которого представил как:

«Сол, второй человек в моем войске», и, взяв Шаан за плечи, заставила посмотреть себе в глаза.

– Послушай, – настойчиво сказала она. – Если вдруг по какой-то причине я тебе понадоблюсь, просто позвони мне, и я тут же приеду. Поняла?

Шаан кивнула. Ее глаза казались невероятно огромными на бледном лице.

– Спасибо. – Она наклонилась и быстро поцеловала Джемму в щеку. – Пожалуйста, не волнуйся за меня, Джем. Рейф позаботится обо мне.

– Ты уверена? – Джемма бросила скептический взгляд в сторону Рейфа. – На его месте я бы постаралась не забывать об этом, иначе семейству Дэнверсов придется иметь дело со мной.

Шаан слабо улыбнулась наивности этой угрозы. Джемма не в состоянии причинить клану Дэнверсов никакого вреда. Но значение слов подруги было ясно ей как Божий день: Джемма озадачена, но отнюдь не верит в искренность поступка Шаан.

Никакого приема по случаю свадьбы не устраивалось. Рейф сразу же после регистрации повел новобрачную к ожидавшему лимузину. Он сказал, что они опаздывают на самолет, но Шаан думала по-другому. Девушка решила, что Рейф увозит ее столь поспешно, потому что опасается, как бы она не сказала чего-нибудь лишнего.

К тому же назойливые репортеры преследовали их буквально по пятам. Вспышки фотоаппаратов не прекращались с того момента, как они вышли за ворота дома. И когда шофер лимузина наконец вырулил с обочины, Шаан уже потеряла присутствие духа, настолько изнурительной оказалась для нее роль счастливой невесты.

– Все в порядке? – спросил Рейф, прикрывая ладонью холодные пальцы девушки.

Шаан кивнула и со вздохом откинулась на спинку мягкого кожаного сиденья.

– Неужели наши фотографии появятся опять во всех газетах? – с отчаянием спросила она.

– Все зависит от того, случится ли за этот день какая-нибудь сенсация, – ответил Рейф. – Если ничего не происходит, газеты, чтобы привлечь читателя, начинают смаковать пикантные подробности различных скандальных историй вроде нашей. – Рейф наклонился и нажал невидимую кнопку в дверце машины. Сразу же плавно опустилось стекло, отделявшее их от шофера. – Убедись, что мы оторвались от них, прежде чем свернуть в аэропорт, – скомандовал он водителю. – Мы уже достаточно засветились на публике.

Шофер кивнул и посмотрел в зеркало заднего вида. Потом резко свернул в боковой переулок, повернул еще раз направо, затем, на светофоре, налево. Любой, кто знал Лондон, решил бы, что он везет пассажиров в дом Рейфа. Но вскоре, еще раз глянув в зеркало, он изменил курс и направился в сторону аэропорта Хитроу.

– У нас еще осталось время, чтобы переодеться, – сказал Рейф, когда они вошли в зал ожидания. С этими словами он протянул Шаан дорожную сумку и проводил ее до женского туалета.

Шаан послушно кивнула и вошла. Вернулась она минут через десять, одетая в кремовую бумажную блузку и темно-желтые брючки. «Наверное, все это приготовила миссис Клоу», – подумала девушка.

8
{"b":"75","o":1}