ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Моя форма, — ахнула охранница и попыталась вырваться. — А ну отстань от меня! Как же я в такой форме работать буду?!

Дорываю рубаху с особым цинизмом под непрекращающиеся возмущения. Но один лишь толчок к стене, и охранница замирает в ступоре. Ладони кладу на животик плоский, нежный и горячий, под грудь веду, мамочки, до чего ж приятно! Девочка в шоке, к стене прижалась, смотрит с ужасом. Чувствую, как сердечко бьется часто — часто. А я пальцы на упругую грудь кладу, просто помять хочется. Повторяю себе, это же всего лишь кукла бездушная, имитация, и ничего более. Но грудь такая натуральная и нежная… Ну ни грамма силикона. Соски трогаю, и девочка отзывается, млеет, глазки закатывает, позабыв о своей порванной форме.

Выпускницы не пикают. Ведь я расправляюсь с самой крутой няшкой школы. Анастаси время зря не теряет, выбрала троих, раскинула ляжки и приказала им лизать…

А я решилась на насилие, ибо завело меня все до такой степени, что вот — вот кончу к чертям собачьим. Отпустила охранницу, та побежала жаловаться директору, тряся сиськами. А я высмотрела свою соседку, что советовала мне учиться. Именно она мне приглянулась, попка хороша… Уложила на парту животом вниз, загнула, как куклу.

— Что ты собираешься делать? — Раздалось ее писклявое. — Что бы не собиралась, не надо. Я учиться хочу! Я в летную академию хочу!

Шлепнула по заднице, та и заткнулась. Ноги развела шире. Глажу по бедрам, веду к промежности. Кожа на кисе нежная, как попка младенца. Палец проходил легко, влажно и горячо. Вхожу, получая эстетическое и некое потустороннее удовольствие. Из оперы про запретный плод, что сладок. Второй палец заходит с трудом, стонет сучка, а я завожусь. В горячий анус вхожу, палец обволакивается, сжимается. Никогда не испытывала ничего подобного. У самой в промежности сладкое тепло пошло — пошло и разлилось.

Воспользовавшись отвлечением, многие смотались. За непотребным занятием меня застала Анастаси, я не заметила, как она поднялась. Ей стоило только просунуть руку сзади к моей кисе, провести пальцем через ткань по клитору. И случился оргазмический взрыв…

Но на этом ничего не закончилось. Я завелась еще больше. А глядя на меня, раззадорилась и лесбиянка, вытряхивая сумку с секс — игрушками. Смешно самой от того, что когда речь шла о игрушках, я думала о плюшевых мишках и тому подобной хрени.

Наигравшись с одной, я полезла к другой. Они все вроде похожи, но в то же время разные, у кого попа шикарнее, у кого грудь. Да и мордахи, ну просто хочется уже попробовать и других на вкус. Целую няшку в пухлые губки. Самую губастую выбрала. Очень уж захотелось попробовать. А она, тварь такая взбрыкнула и бежать от меня! Через дверь вышмыгнула, я за ней.

Судя по недавнему звонку, уроки начались. В коридоре никого. Мелькнула беглянка за поворот. Я следом помчалась, как маньяк. Тут уже дело принципа. А трусы пляжные мокрые. Ибо особо не впитывают, они же наоборот влагостойкие в некоторой мере. Поэтому между ног болото! Плюю на девку, пробежалась, голова прояснилась. Что я делаю?! Что творю?! Туалет нашла, и тут явная провокация. Только женский. Им не кажется странным, что мужчин нет?! Следующий вопрос возник уже в туалете при виде двоих девочек, сидящих на подоконнике и целующихся в засос. А они знаю, что существуют еще и мужчины?!

От моего взмыленного ошалелого вида перепугались не на шутку. Вскочили, к противоположным дверям кабинок разошлись.

— Не говори директору, — произнесла левая няша неуверенно. — А то мы тебя запомним.

От угрозы смешно даже стало. Снова возбуждение начинает управлять моими мыслями и поступками. Хватаю девицу, что пригрозила и разрываю ее рубаху. И снова вываливается грудь без лифа. У этой твердая двоечка. Ох… какая твердая.

— Охрана!! — Вторая вылетела с визгом. Так, а у той сиськи, похоже, больше. Целую эту в носик, опускаю руку под юбку меж бедер, под трусики пальчик и в попку до самого конца. Сжало внутри, ох… Девочка взвыла тихонько, налилась краской. Вынула палец резко, как пробку из бутылки, и помчалась за второй сучкой.

— Я это так не оставлю! — Раздается за спиной с обидой.

Ржу, не могу… Догоняю вторую, хватаю на бегу за юбку. Рвется, обнажая белые трусики. Визжит на весь коридор няшка, снова вырывается. Двери открываются, из них учительницы высовываются с недовольным видом.

Мимо пробегаю, настигая крикливую висечку на лестничной клетке. В рубашке и трусах она сама эротика. Беру за волосы, тащу куда — нибудь в укромное местечко. Чувствую себя охотником, поймавших золотую антилопу. Хочется скорее увидеть, какая у нее грудь, какие соски, как выглядят дырочки, как там у нее внутри. Но больше всего, как она стонет…

Вышла на первый этаж в холл. А там охранница в рваной рубахе сидит за стойкой, всхлипывает. Меня увидела, глаза выпучила, язык проглотила. Несколько поворотов, вышла в большой зал, оказался спортивный, в котором еще и занятия идут!

— Спасите! — Взвизгнула моя жертва, и я ринулась назад, завернула в раздевалку.

А там одна няша сидит и плачет. В лосинах обтягивающих и топике. Животик белый, голенький, глазки большие, зареванные. Прежней девке под трусы руку сунула, палец вставила в попец с шикарными булками для самоудовлетворения, да отпустила с миром. Мне эта больше понравилась, хочу надругаться над обиженной.

— И чего мы ревем? — Подсаживаюсь к няшечке. Ляжка теплая моей касается. Нежность такая, аж не могу, трясет, скорее хочется сунуть и в эту сучку палец, а то и отлизать ей кису, вообще от мысли этой самой страшно.

Глаза поднимает, ну красива. Наверное, самая — самая, что я тут увидела.

— Забыла, если по правде, — отвечает висечка сипло. — А ты почему не на занятиях. Ой, а меня же могут наругать!

— Да стой ты, — хватаю за бедра и усаживаю себе на коленки.

Испуганный вид возбуждает еще больше. Ручки складывает на бедрах, смотрит жалобно и выдает с надеждой:

— Не делай ничего плохого, ладно?

Киваю, глажу по бедрам, перехожу на животик. Ммм… Заветная грудь под топом, а соски торчат через ткань.

— Слушай, мне на занятия пора, ты меня отпусти, пожалуйста, а потом у фонтана встретимся после школы и погуляем. Хочешь, на горки сходим? Прокат роликов недорого. А еще тут есть озеро, — затараторила с надеждой в голосе. — А у моей соседки бабут появился, я тебя с ней познакомлю…

Сижу, умиляюсь. Дернулась няшка, вероятно думая, что уболтала, но я придержала.

— Я тебя раньше не видела, — снова пищит о своем, пытаясь заговорить и спасти свою попку от надругательств. — Ты новенькая? Не была на озере? Хочешь, искупаемся вместе? Я хорошо ныряю, можем поиграть…

Целую наивное существо в губки влажные, язык просовываю, встречаю ее язычок. Обнимаю, прижимаю, изучая ротик. Сладкий, с нотками лимончика. Меня уже третьим медным тазом сверху накрывает. Алкоголь в крови надо мной издевается, не желая расщепляться, наоборот размножается путем деления. Вот же Анастаси сука такая, отравила нано — водкой.

Завелась девочка сама, задрала мне юбку и трусики спустила, стала лизать кису, да так хорошо и искусно, что я кончила через пару мгновений. А затем еще и еще… Такое ощущение, что она знает мое тело лучше меня самой раз в сто, все самые сладкие точки обработала, забыв о своем детском лепете и опасениях быть изнасилованной.

Анастаси нашла меня на полу, выжатую, как лимон. Пинком отогнала няшку, которая не останавливалась ни на секунду и уже ласкала мою грудь, да и вообще облизала к этому моменту все тело.

— Вижу, ты тут сориентировалась, — выпалила подружка, поднимая на ноги. — Пойдем, покушаем в кафешке, сил наберемся.

Шмотки свои собрала, натянула. Вышли из школы. На лавке все те же две хулиганки. До этого я успела посмеяться над растрепанной охранницей, что невозмутимо восседая за стойкой, пожелала нам всего хорошего.

— Жвачку дай, — раздалось наглое со стороны скамейки. И Анастаси с радостью направилась к дерзким сучкам…

По улочке идем. Няшка на роликах едет в шортиках, что ягодицы торчат, круги и виражи наворачивает прямо на дороге перед нами. Такая важная, волосы в каре распущенные, глазища большие, носик тоненький.

54
{"b":"752110","o":1}