ЛитМир - Электронная Библиотека

Мишель Рид

Страсть по-флорентийски

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Шторм, бушующий снаружи, гасил сигнал.

Шеннон еле слышно выругалась, снова нажав дрожащими пальцами кнопку «повтор» на телефонной трубке, перед тем как поднести ее к уху.

Страх окутал ее с ног до головы, словно она оказалась в куче отвратительных пауков. Ей во что бы то ни стало нужно дозвониться.

– Ну, давай же… – бормотала она, стиснув зубы от напряжения.

Пять минут назад Шеннон выбежала из такси и бросилась к дому. Неприятности начались с того самого момента, когда она проспала утром. В спешке, боясь опоздать на рейс в Париж, она выскочила из квартиры, забыв взять мобильный телефон, и без него чувствовала себя весь день потерянной.

Вдобавок ко всему деловая встреча не стоила потраченного на нее времени. Темпераментные супермодели и талантливые дизайнеры совершенно не контактировали. Стоило какой-либо супермодели взглянуть на стройную, длинноногую фигуру дизайнера, как она расценивала это как непосредственную угрозу. И можно было только гадать, почему какой-то идиот вообразил, что невысокие рыжеволосые девушки могут конкурировать с почти двухметровыми грациозными, худенькими, скуластыми блондинками. Но все надеялись, что модель, благодаря своему появлению на экране компьютера, позволит Шеннон спроектировать ее рекламный веб-сайт.

Шеннон прилетела обратно в Лондон, с трудом поймала такси и вымокла до нитки, пока бежала до дома. Мобильный телефон, лежащий на столе в холле, сообщил ей, что у нее дюжина пропущенных звонков, большинство из которых было от ее партнера по бизнесу Джошуа, требовавшего объяснений, какого черта она не подходит к телефону.

Но было еще одно сообщение, которое повергло ее в полный шок. «Шеннон, позвони мне на этот номер как можно быстрее. Произошла авария».

У нее перехватило горло. Тот, кто отправил это сообщение, не назвал свое имя, но сквозь помехи слышался низкий, мягкий голос с акцентом. Шеннон предположила, что звонок был от мужа ее сестры Анджело, а это означало, что в аварию попала Кейра.

– Проклятие! – пробормотала она, снова и снова нажимая на «повтор», когда раздался резкий звонок в дверь.

Не выпуская из рук трубку, Шеннон пошла в прихожую, перешагнула через сумку, которую бросила прямо на пол, и схватилась за дверной замок. Связь по-прежнему не работала. Шеннон распахнула дверь и застыла, обнаружив на пороге человека, которого меньше всего ожидала увидеть.

Очень высокий, широкоплечий, в длинном черном пальто, он с трудом вмещался в дверной проем. Шеннон почувствовала такое головокружение, что была вынуждена ухватиться за дверь, – Лука, боже мой, – ошеломленно прошептала она.

Не произнеся ни слова, он протянул руку, взял из ее онемевших пальцев телефон, затем начал продвигаться вперед, вынуждая ее отступить.

Тяжело дыша, Шеннон сделала пару шагов назад, пока не уперлась спиной в стену. Широко раскрыв глаза и не моргая, она смотрела на него, в то время как он повернулся к ней спиной и в гробовой тишине закрыл дверь.

Неожиданно холл уменьшился до невероятных размеров, и у Шеннон появилось странное ощущение, будто она тоже начинает съеживаться.

Лука Сальваторе, представитель огромной флорентийской империи Сальваторе. Человек безудержных страстей. Бывший любовник ее Шеннон Гилбрайт, сестры жены его брата.

Шеннон прожила с ним шесть прекрасных месяцев, прежде чем надежда выйти за него замуж рухнула. Сейчас Лука смотрел на нее так холодно, что у нее заныло сердце.

Он стряхнул с плеч капли дождя, затем кинул быстрый взгляд на лежавшую на полу сумку.

– Ты уезжала, – проговорил он спокойно. У него был прекрасный английский с небольшим итальянским акцентом.

– Да, в Париж.

Лука кивнул с таким видом, словно она только что подтвердила какое-то его предположение, хотя Шеннон, хоть убей, не понимала, какое именно. Ей следовало бы волноваться о своей сестре, но в данный момент она могла думать только о нем.

Кейра… Подняв на Луку огромные голубые глаза, Шеннон уже разомкнула губы, чтобы потребовать от него объяснений о том, что случилось с Кейрой, но Лука заговорил первый.

– Мы здесь одни? – спросил он и, не дожидаясь ответа, решил сам узнать это. Перешагнул через сумку и принялся открывать двери.

Шок, испытанный Шеннон, сменился сильнейшим испугом. Два года назад Лука вернулся в свою квартиру во Флоренции, застав Шеннон врасплох, когда она прятала доказательства того, чем занималась в его отсутствие.

Тогда Лука таскал ее из одной комнаты в другую, выясняя, куда она дела своего любовника. И сегодня, похоже, он был готов обыскать весь дом.

– Ублюдок, – выдохнула Шеннон и, с трудом оторвавшись от стены, на дрожащих ногах пошла в гостиную.

Холодную темноту комнаты смягчал только свет от уличного фонаря. Шеннон дотянулась до выключателя и зажгла свет, автоматически подошла к окну и опустила кремовые шторы, прикрыв залитое дождем стекло.

Когда она повернулась, то обнаружила, что Лука стоит в дверном проеме и смотрит на нее сквозь прищуренные, карие с золотыми крапинками глаза. Он был красив, но жесток, прекрасен, но холоден. Одним словом, статуя какого-нибудь древнего бога.

Но этот властный и высокомерный человек совсем не бог, поспешно напомнила себе Шеннон. Он такой же смертный, как и все. Порочный и непостоянный.

Воспоминания о несчастной любви и те муки, через которые она прошла, не должны вернуться…

И Шеннон неожиданно обнаружила, что не ощущает сейчас даже малейшего намека на то чувство отчаяния, которое испытывала раньше, думая о нем. Глаза Луки, выворачивавшие ее сердце наизнанку, на этот раз оставили Шеннон равнодушной.

Высокие скулы, смуглая кожа, великолепное тело, скрытое под тяжелым пальто, – всему этому она когда-то поклонялась и испытывала благоговейный трепет от каждого касания, каждого вздоха. Но больше этот человек ничего для нее не значит.

– Удовлетворен своими поисками? – язвительно спросила она. – Или хочешь проверить еще и за шторами?

– Нет, – коротко ответил Лука и окинул взглядом гостиную.

Мягкие пастельные тона и изящная современная мебель сильно отличались от старинной роскоши его собственного дома, где бесценные ковры устилали полы из инкрустированного паркета, а диваны были кожаные и очень удобные.

Шеннон раздраженно пожала плечами и пересекла комнату, чтобы нажать другой выключатель. Искусственный камин ожил, и ей стало немного уютнее.

Взгляд Луки скользил по ее узкой юбке и длинным ногам. Когда-то он обожал их, находил сексуально привлекательными…

«О, хватит!» – приказала себе Шеннон. Неожиданно Лука поднял глаза, как будто она произнесла это вслух. Их взгляды встретились. Напряжение росло; казалось, вся комната наполнена их личными, интимными воспоминаниями, которые навсегда останутся с ними, как бы они оба этому ни противились.

Лука и Шеннон были любовниками – великолепными, жадными до удовольствий, чувственными. Они знали, как заставить друг друга задыхаться от удовольствия и что вознесет их на вершину блаженства…

«Ну, скажи же хоть что-нибудь, черт тебя побери!» – хотелось закричать Шеннон. Но Лука всегда умел держать паузу. Он продолжал смотреть на нее, как будто ждал, что она предложит ему сесть.

«Да сгори ты в аду!» – пронеслось у нее в голове.

Внезапно его длинные ресницы слегка дрогнули; он перевел взгляд на что-то, находившееся у нее за правым плечом.

Шеннон поняла, что именно привлекло его внимание – свадебная фотография, на которой ее сестра Кейра улыбалась Анджело, брату Луки.

Позади счастливой пары, и, к счастью, не в фокусе, стоял Лука, изображая из себя умудренного опытом шафера жениха, рядом с ним находилась Шеннон, юная и застенчивая подружка невесты.

На тот период Луке было уже двадцать восемь лет, а ей около восемнадцати.

– Я думаю, будет лучше, если ты присядешь, сказал Лука.

1
{"b":"76","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
До трех – самое время! 76 советов по раннему воспитанию
Три царицы под окном
Знаки ночи
Чернокнижники выбирают блондинок
Посеявший бурю
В самом сердце Сибири
Мгновение истины. В августе четырнадцатого
Мальчик из джунглей
Демоническая академия Рейвана