ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Убежище страсти
Аромат желания
Сила подсознания, или Как изменить жизнь за 4 недели
Пустошь. Возвращение
Дети мои
Новые правила деловой переписки
Канатоходка
Девушка из тихого омута
Любовь рождается зимой

Он всмотрелся в ее усталое лицо с огромными печальными глазами. Кожа Шеннон была такой тонкой, что напомнила ему тончайший шелк.

Его взгляд скользнул вниз. Черные джинсы делали Шеннон еще стройнее. Она мало ест, и это заметно. Она мало спит, хотя наверняка не подозревает о том, что Лука слушает по ночам, как она ходит по квартире. Шеннон потрясающе красива, но сейчас с головой ушла в собственное горе.

У Луки имелись планы насчет этого ребенка.

Равно как и на саму Шеннон. Тем не менее он понимал, что сейчас не время говорить об этих планах, поэтому дружелюбно продолжил:

– Мне бы хотелось внести небольшое дополнение. Мы могли бы назвать ее Роситой Анжелиной, в память об Анджело и Кейре. А из Роситы легко получается Роза. Ну как?

Слезы навернулись ей на глаза.

– Да, мне нравится, – прошептала Шеннон, даже не заметив, что девочка превратилась в настоящую итальянку.

Лука вернул ей ребенка, наблюдая, как слезы сменяются любящей улыбкой.

– Ну, попрощайся, мы должны идти…

Завтра им предстояло пережить двойные похороны, и Шеннон требовалась соответствующая одежда. Они обсуждали это за завтраком, и Шеннон неохотно согласилась вместе с Лукой поехать в магазин. Но сейчас по ее хмурому лицу он понял, что она передумала.

– Исключено, – твердо сказал Лука. – Мы оба нуждаемся в передышке и смене обстановки. К тому же никогда не знаешь, – беспечно добавил он, когда она положила ребенка в кроватку, – может быть, поход по магазинам понравится нам обоим.

Лука привез ее домой, чтобы быстро принять душ, прежде чем отправиться в город. Шеннон переоделась в единственное платье, которое захватила с собой во Флоренцию, – вязаное, цвета темно-синего сапфира, с длинными рукавами, оно облегало ее стройную фигуру и оттеняло цвет глаз. Шеннон немного подкрасилась, впервые за последнюю неделю, расчесала волосы и, поддавшись порыву, решила оставить их распущенными. Надев туфли на шпильках, она отправилась искать Луку. Он растянулся на диване в гостиной и листал журнал в ожидании Шеннон – точно так, как делал это раньше.

Знакомая поза заставила ее замереть в дверях.

Смуглый, стройный, с широченными плечами, он выглядел таким невероятно красивым, что у Шеннон сжалось сердце и перехватило дыхание.

Лука отбросил журнал и мягко вскочил на ноги. Он сменил строгий костюм на повседневные темно-серые брюки и черную кожаную куртку, и в таком виде казался ей… особенно опасным. Их тянуло друг к другу как магнитом.

Его оценивающий взгляд блуждал по ней, вызывая дрожь во всем теле.

– Какое поразительное преобразование, – пробормотал он мягко.

Шеннон с тревогой наблюдала, как Лука приближается, потому что знала, о чем он думает.

«Мое – секс – я хочу». Она узнала эту чувственную улыбку. Мышцы ее живота напряглись от возбуждения, соски на груди затвердели.

Лука поцеловал Шеннон, но, почувствовав, что у нее задрожали губы, сразу же откинул голову назад.

– Идем? – совершенно невинно спросил он.

Она неуверенно кивнула, понимая, что этот поцелуй был хорошо продуман и являлся предупреждением того, что за ним последует.

– Тогда пошли, – сказал Лука.

Они поехали в центр Флоренции, петляя по узким улочками, пока не добрались до пешеходной зоны, где Лука припарковал машину. Стало заметно теплее, солнце ярко светило, поэтому Шеннон оставила пальто в машине, и они отправились на прогулку.

Лука обнял ее за талию и постоянно наклонялся к Шеннон, чтобы посмотреть ей в глаза. У нее появилось странное ощущение, будто он гипнотизирует ее, но она ничего не могла с собой поделать. Страшная трагедия забрала у нее последние силы, не позволяя бороться с демоном-искусителем, шагающим рядом с ней.

Прохожие с любопытством оборачивались им вслед, потому что вместе они создавали поразительный контраст – высокий, смуглый флорентиец и белокожее, хрупкое создание с пылающими на солнце рыжими волосами.

Они дошли до большого кафедрального собора, поражающего своими белоснежными стенами и терракотовым куполом. Шеннон, восхищенная этим потрясающим зрелищем, сделала то, что очень хотела сделать, – тоже обхватила Луку за талию.

Зачарованный чудесной улыбкой на ее нежном лице, Лука повел свою спутницу в уютное кафе, где заказал каппучино и пирожные. Пока они ели, он осторожно расспрашивал ее о жизни в Лондоне и о фирме графического дизайна. Вскоре Шеннон увлеклась беседой и сама начала задавать вопросы и отпускать милые колкости в его адрес.

Лука понимал, что ведет себя глупо, поскольку снова подпадает под ее чары. Но у него были планы относительно Шеннон, и для того, чтобы претворить их в жизнь, он был готов обманывать себя тем, что у него все под контролем.

Заниматься покупками во Флоренции – серьезное предприятие, к которому Лука подошел со всей ответственностью. Он выбрал для Шеннон классический черный костюм замечательного покроя, сумочку, туфли и другие аксессуары. В тот момент, когда продавец надел черную вуаль на голову Шеннон, Лука заметил, как омрачилось ее лицо. Поняв, что она вспомнила, для чего они здесь, он решил отвлечь Шеннон, подарив ей дорогое нижнее белье, что заставило ее покраснеть, а потом улыбнуться.

Они отнесли покупки в машину, затем Лука предложил прогуляться к реке, чтобы полюбоваться закатом. Шеннон согласилась, сознавая, что он умышленно возвращается к тем старым временам, когда их отношения были прекрасны и безоблачны. Лука был так же неотразим, как тогда. Держась за руки и болтая о разных пустяках, они вышли к реке Арно в том месте, где ее берега объединял чудесный ажурный мост.

– О, ты только посмотри. Лука! – мягко воскликнула Шеннон, когда река превратилась в шелковую огненную ленту. – Разве можно когда-нибудь привыкнуть к этому зрелищу?

Они стояли плечом к плечу и смотрели вниз на воду, но, услышав реплику Шеннон, Лука повернулся и взглянул на ее позолоченное закатным солнцем лицо.

– К такому зрелищу – нет, – сказал он.

Внутри у нее все затрепетало, она поняла, что он имеет в виду ее, а не пейзаж. Шеннон покачала головой.

– Ну, в твоих устах это звучит несколько банально, – пожурила она его.

– Я сказал чистую правду, – лениво пожал он плечами.

Неожиданно Шеннон задрожала, как будто ее окатили ледяной водой из реки.

– Я замерзла, – сказала она и, оттолкнувшись от перил, быстро пошла обратно к машине.

Луку удивила резкая смена ее настроения, но вскоре он нагнал Шеннон и, накинув ей на плечи свою кожаную куртку, снова обнял девушку.

– Спасибо, – натянуто пробормотала она.

– Пожалуйста, – растягивая гласные, усмехнулся Лука и через секунду спросил:

– Где мы будем кушать?

– По-моему, для ужина слишком рано.

– Ты хотела бы вернуться домой?

Нет, возвращаться ей совсем не хотелось, потому что Шеннон знала: дома им неминуемо придется принимать решение, а она еще не готова.

Вспомнив о пристрастии Луки к шикарным ресторанам, которые часто посещала флорентийская элита, она осторожно произнесла:

– Давай найдем какое-нибудь уединенное местечко, ладно?

Теперь настала очередь Луки пожурить ее. Он улыбнулся:

– В подсказке не было необходимости, дорогая. Я подумал о том маленьком ресторанчике, куда мы обычно ходили. Тебе нравилось, как там готовят панцанеллу, если я не ошибаюсь…

В теплой и уютной атмосфере ресторанчика Шеннон снова расслабилась. Еда была великолепная, и мужчина, с которым она разделила трапезу, безупречен.

На его загорелом лице играли блики горящей свечи. Лука кормил Шеннон из своих рук, поил молодым сухим вином, гипнотизировал ее своим низким хрипловатым голосом. Когда же говорила она, Лука опускал взгляд и жадно смотрел на ее рот, как будто целуя его своими глазами. От этого у Шеннон начинали дрожать губы, а Лука улыбался, всем своим видом показывая ей, что он догадывается о том, что с ней происходит.

Это была прелюдия любовной игры. Шеннон прекрасно понимала это, поскольку много раз под давалась его чарам в прошлом. Лука занимался с ней любовью своими глазами, своим голосом всем, что имелось у него на вооружении.

13
{"b":"76","o":1}