1
2
3
...
15
16
17
...
29

– Кто тебе это сказал?

– Джошуа Соамс, – ответил Лука. – Вчера он звонил сюда, пока ты была в госпитале. Я задал вопрос, он все объяснил.

Неужели Лука в самом деле использовал ее партнера по бизнесу, чтобы вытянуть информацию об Алекс?

– И это называется доверять мне?

– Прекрати, – рассердился Лука. – Ты что, считаешь меня полным идиотом? Раз ты не принимаешь таблетки, значит, у тебя нет любовников. Все слишком серьезно, чтобы вот так бросать оскорбления друг другу. Если ты забеременела, то только от меня. И если тебе придется пройти через то, через что прошла Кейра, то я хочу быть рядом, чтобы поддерживать тебя, как Анджело поддерживал Кейру. Я предлагаю тебе пожениться прямо сейчас – до того, как беременность станет заметной. И я был бы тебе очень признателен за честный, непредвзятый ответ, без малейшего намека на сарказм.

Все это время Шеннон наблюдала за его лицом и выразительной жестикуляцией, одновременно размышляя о том, как он четко мотивировал свое предложение, полностью проигнорировав при этом такие «мелочи», как любовь, взаимоуважение, дружеские чувства и, наконец, реакция его семьи.

Лука безумно красив, уверен в себе, практичен и даже высокомерен, хотя это высокомерие каким-то странным образом украшает его. Он обладает талантом улаживать любые конфликтные ситуации.

Шеннон и раньше видела, как действуют его чары на корпоративном съезде в зале, полном непреклонных женщин-руководителей, когда Лука говорил речь. К тому моменту, когда он сходил со сцены под восторженные аплодисменты, в зале не оставалось ни одной женщины, которая не мечтала бы о нем. Тем не менее Шеннон была единственной счастливицей, которая заполучила его.

Теперь она ощущала ту же самую харизму, исходящую от Луки, которая тянула ее к нему как магнит. Низкий бархатный голос соблазнял Шеннон, а красивые плавные жесты заставляли представлять, как его руки двигаются по ее телу.

Она знала, что отмалчиваться бесполезно, но еще потянула с ответом, чтобы понять скрытый мотив, двигающий Лукой.

Секс.

Возможно, Лука и мог совладать со своим лицом, но сделать то же самое с телом у него не получалось. Он желал ее это было ясно по тому, как он смотрел на нее, как ласкал ее тело, как занимался с ней любовью.

Значит, Лука попался на крючок, и к кому? К шлюхе, которой всегда удавалось вывернуть его наизнанку. Так почему бы и не жениться на ней? – таков его истинно мужской ответ на наболевшую проблему. Если бы ее предательство с другим мужчиной не стало на пути два года назад, Лука связал бы себя брачными узами с ней без малейшего сожаления об утраченном статусе холостяка. И он все еще готов сделать это, даже несмотря на все произошедшее, потому что считает ее подходящей партнершей в постели.

Брак с Шеннон дал бы ему возможность получить идеальную жену. То есть такую, которая постоянно находилась бы под боком, чтобы удовлетворять его сексуальные потребности, но не претендовала бы ни на что иное, кроме спальни.

Ублюдок, подумала она. Даже не удосужился упомянуть свою семью или хотя бы тот факт, что все они пережили худшие дни в своей жизни. У него просто появилась благоприятная возможность решить свои проблемы, и он не собирается упускать такой шанс.

Шеннон возмущали его холодные расчеты и скорость, с которой Лука смог все оценить и принять решение. Два года назад, вот в этой самой квартире, он увидел подозрительную сцену и пришел к молниеносному выводу. Именно в тот момент Шеннон стала шлюхой в его глазах. Что бы она потом ни говорила, ничего уже не могло изменить его убеждение.

Интересно, что бы сделал Лука, если бы она рассказала ему всю правду? – спрашивала себя Шеннон. Ответил бы он так же, как сделал это в прошлый раз, когда обвинил ее в том, что она посмела порочить имя своей сестры собственными грехами?

А как поступила тогда Кейра? Она умоляла ее хранить молчание. Умоляла понять, почему она никогда не сможет признаться Луке, даже ради Шеннон. «Он скажет Анджело. А как иначе? Если бы было все наоборот, я бы все объяснила, иначе не смогла бы жить с таким грузом на душе!»

Эти слова отпечатались в сердце Шеннон навсегда. Потому что она все-таки не поддалась на мольбы сестры и обо всем рассказала Луке, пытаясь спасти себя, поставив на карту брак Анджело и Кейры.

Но Лука отказался верить.

Для всех Кейра была идеальной женщиной, а следовательно, распутницей стала Шеннон.

Лука не собирался менять свое мнение, даже поняв, что не может держаться от нее на расстоянии. Он по-прежнему не доверял ей и никогда бы не оставил ее наедине с каким-нибудь мужчиной, а секс, возможно, использовал как суровое наказание за предательство.

Так что же ей теперь сказать? Поверь мне насчет Кейры, и, вероятно, я рассмотрю твое предложение?..

– Мой ответ – нет, – объявила Шеннон, затем повернулась и пошла обратно в ванную, но на этот раз, прежде чем дать волю чувствам, она защелкнула задвижку, потом села на крышку унитаза, опустила лицо в дрожащие ладони и тихо заплакала.

Чувство безысходности навалилось на нее.

Шеннон не желала бросить тень на образ ее бедной сестры в его глазах, настаивая на том, чтобы он выслушал правду. Хотя у нее даже были доказательства собственной невиновности, только не здесь, а там – в Лондоне.

У Луки в ушах продолжал звенеть звук закрываемой задвижки. Он со злостью проклинал себя за то, что позволил Шеннон произнести это холодное «нет».

Что она о себе возомнила, отклонив его искреннее и щедрое предложение? Ей бы радоваться, этой прирожденной соблазнительнице, у которой глаза постоянно находятся в поиске очередного мужчины?

Но она носит его ребенка. Наверняка носит, иначе все его аргументы превращались в прах. Если эта колдунья полагает, что он позволит ей уйти и забрать этого ребенка с собой, тогда ее ожидает большое разочарование.

Резко развернувшись, Лука вышел из спальни и прошагал через холл в свою комнату. Укрывшись там, он принял душ, одновременно планируя очередную атаку.

Как только его злость утихла и Лука опять начал думать как рациональный человек, в его голове возник вопрос: какого черта он опять пытается связать себя с ней?

Неужели он в самом деле хочет в будущем постоянно думать о том, где она и чем занимается, когда его нет рядом?

Конечно, теперь Лука не мог доверять ей. Если бы кто-нибудь два года назад сказал ему, что она забавляется за его спиной, он рассмеялся бы тому человеку в лицо.

Горькие чувства нахлынули на него с удвоенной силой. Подставив голову под струи воды, Лука смыл шампунь, и в его памяти всплыла картинка того дня, когда он неожиданно пришел домой и обнаружил Шеннон, стоящую в дверях спальни.

– Почему ты вернулся? – спросила она, с ужасом глядя на него.

– Я мог бы задать тебе этот же вопрос. Предполагалось, что ты будешь в Лондоне до завтра.

– Я вернулась пораньше. – Шеннон прикрыла за собой дверь.

– И я тоже, – рассеянно ответил Лука. – Мне нужны некоторые бумаги из моего сейфа… – Повинуясь внутреннему инстинкту, он обошел Шеннон и толкнул кулаком дверь…

– Проклятье, – выругался Лука, когда мыло попало ему в глаз. Выключив душ, он дотянулся до полотенца и вытер лицо.

…В спальне царил беспорядок. Постельное белье было смято и наполовину свешивалось на пол. Лука уловил аромат мужского одеколона. Не его одеколона, и не его красные боксерские трусы он выудил из складок белого покрывала. Лука никогда не носил шелковое нижнее белье, тем более красное. Он предпочитал хлопок, белый, черный, серый – любой цвет, но только не красный.

– И кому это принадлежит? – Лука быстро повернулся, успев заметить, как она незаметно кладет что-то в ящик тумбочки.

– Я вернулась и об-обнаружила все как есть. Я не знаю, что…

Лука протянул руку и открыл ящик тумбочки, задвинутый Шеннон. Он увидел, как она напряглась и задрожала, затем опустила глаза, когда он вытащил упаковку презервативов…

Презервативы, чертовы презервативы! – со злостью подумал Лука. Проклятие его жизни!

16
{"b":"76","o":1}