ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Любовь без правил
Действующая модель ада. Очерки о терроризме и террористах
Дом потерянных душ
Нежданное счастье
Моя сестра
Чаша волхва
Византиец. Ижорский гамбит
Вторая половина Королевы
Думаю, как все закончить

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Если бы он только знал, что творится в моей голове, подумала Шеннон.

– Да и ты ни на секунду не теряешь самообладание, – сдержанно сказала Шеннон.

– Зато внутри все разрывается на части, – удивил ее своим признанием Лука. – Вот, выпей немного, – сказал он и сунул ей в руку бокал.

– Что это? – подозрительно спросила Шеннон.

– Бренди. Это поможет тебе согреться. Иначе ты превратишься в ледяную скульптуру.

Она сделала глоток и тут же пожалела об этом, потому что слезы брызнули из глаз.

– Не надо, – хрипло сказал Лука.

– Я и так стараюсь держаться, – всхлипнула она, широко раскрывая глаза, чтобы остановить слезы, и прижимая ладонь к дрожащим губам.

Он вздохнул и мягко убрал непослушный локон с ее щеки. От этого прикосновения ей захотелось обнять его за шею и выплакаться от всего сердца.

Кто-то появился в поле их зрения. Это была Рената. Старшая сестра Луки была милейшим человеком, и сейчас она смотрела на Шеннон, стараясь не показывать своего неодобрения.

– Мама спустилась и спрашивает тебя, Лука, натянуто сообщила она брату.

– Я буду через минуту.

– Мама сказала…

– Через минуту, Рената, – резко повторил он.

Чувствуя, как мурашки побежали у нее по телу, Шеннон уставилась на черный шелковый галстук Луки. Рената ушла, оставив позади себя неловкую тишину.

– Это было не очень любезно, – упрекнула Шеннон Луку.

– У меня нет желания быть любезным, – четко сказал он. – В течение всего дня ты напоминала одинокую статуэтку из хрупкого фарфора, которую кто-то задвинул в угол. Нам надо поговорить.

Прошлой ночью произошло недоразумение, она не должна была закончиться так.

– Я не хочу это обсуждать. – Шеннон сделала движение, чтобы последовать за Ренатой.

Лука преградил ей выход из ниши своим широким плечом.

– Есть вещи, которые я должен был сказать тебе вчера, но не успел. Однако они затрагивают нас обоих, так что мне нужно, чтобы ты послушала.

– Послушала – что? Новые оскорбления?

– Нет, – с нетерпением произнес Лука. – Ты сказала, что не выйдешь за меня замуж даже ради нашего ребенка, но…

– Нет никакого ребенка! – решительно перебила она.

– Лука… – раздался позади них мягкий голос Софии, – мне очень жаль беспокоить вас обоих, но приехал синьор Лоренцо. Он хочет с тобой…

Проклятия сорвались с губ Луки, а Шеннон, закрыв глаза, молила Господа о том, чтобы София не услышала ее последнюю фразу.

– Сейчас приду, – сказал он, еле сдерживая раздражение.

София ушла. Шеннон напряженно вздохнула.

– Иди к маме или к мистеру… как его там, проговорила она.

Но Лука стоял как вкопанный.

– Просто выслушай меня, Шеннон. У меня мало времени, но я должен сказать это! – Лука сделал глубокий вдох, словно борясь с чем-то, чему Шеннон не могла подобрать определение. Потом он снова поймал ее взгляд и начал быстро и резко говорить:

– Подумай о Розе. Я хочу, чтобы ты отбросила свои чувства и мои, впрочем, тоже и подумала о малышке и о том, как сделать лучше для нее.

– Роза поедет со мной. Я имею в виду Лон…

– Нет! – выкрикнул Лука. Подняв руки, он схватил ее за плечи. От неожиданности Шеннон едва не выронила бокал с бренди. – Я знал, что ты планируешь нечто подобное, но этого не будет, отрубил он.

– Почему нет?

– Потому что…

– Лука! – Женский голос принадлежал миссис Сальваторе. Шеннон вздохнула с облегчением, когда он отпустил ее плечи и повернулся к своей матери. – Отец Майкл сейчас уезжает, но говорит, что ты хотел перекинуться с ним парой слов, прежде чем он… О, Шеннон, – миссис Сальваторе прервала свои объяснения. – Я не заметила тебя.

Если это не было частью заговора семьи, чтобы остановить их, независимо от того, чем они там занимались в нише, то Шеннон готова была съесть свою шляпу.

Но она отбросила неуместный сарказм, когда увидела опустошение, написанное на лице пожилой женщины. Мать Луки имела все права, чтобы ее сын находился сейчас рядом с ней, виновато подумала Шеннон и протиснулась мимо Луки.

– Лука принес мне бренди, – объяснила она.

– Так заботливо с твоей стороны, дорогой, миссис Сальваторе кивнула в знак одобрения. Кажется, к твоим щекам вернулся цвет, Шеннон.

Тебе было необходимо сделать глоток бренди, моя милая, – добавила она дрожащим голосом. – Сегодня выпало такое испытание для всех нас.

– Да, страшное испытание, – согласилась Шеннон.

К ее удивлению, миссис Сальваторе обняла ее и поцеловала в обе щеки.

– Я буду сильно скучать по Кейре, – доверительно сказала она.

Глотая слезы, Шеннон кивнула и молча поцеловала ее в ответ, поскольку не могла произнести ни слова. Мама Луки, казалось, поняла это, потому что нежно похлопала Шеннон по спине, прежде чем выпустить из своих объятий, а затем переключила внимание на сына:

– Я не знаю, зачем тебе нужно поговорить с отцом Майклом, но думаю, что нехорошо заставлять его ждать.

– Да, конечно, – согласился Лука.

Шеннон воспользовалась моментом, чтобы уйти.

– Извините, – пробормотала она и уже была готова улизнуть, когда Лука остановил ее, дотронувшись пальцами до тонкой руки.

– С тобой все в порядке? – спросил он хрипло.

Шеннон кивнула, но Луку это не убедило. Она чувствовала, что он хочет завершить начатый разговор.

– Подумай о том, что я тебе сказал, – завершил он разговор.

Шеннон снова кивнула и пошла прочь. Какая она хрупкая, мрачно думал Лука, глядя ей вслед.

Держится из последних сил, но скоро может сломаться.

– Надеюсь, ты отдаешь себе отчет в том, что делаешь, – сказала ему мама.

Он посмотрел на бледное лицо женщины, которую любил всем сердцем.

– Я точно знаю, что делаю, – заверил он ее мягко.

– Тем не менее, – вздохнула мать, – лучше не принимать поспешных решений, пока ты чувствуешь себя таким уязвимым.

Фраза настолько рассмешила его, что он усмехнулся:

– Хотел бы я знать, о чем ты говоришь.

– О тебе и Шеннон. Не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы догадаться о характере ваших отношений. Вы спите вместе.

– Мама! – возмутился Лука.

– А почему ты настоял на том, чтобы она остановилась в твоей квартире? Почему Шеннон отказалась от моего приглашения остановиться у меня? Да между вами электрические искры проскакивают. Понадобилось три – три! – человека, чтобы вытащить вас из этой ниши. Общеизвестно, что во время трагедии человеку свойственно цепляться за другого человека, – продолжала упорствовать она. – Я могу это понять… Но в любой иной ситуации вас двоих не бросило бы друг к другу с такой силой. А теперь отец Майкл ждет тебя, чтобы поговорить, и адвокат Анджело дожидается своей очереди. Но знай, меня волнует то, что ты планируешь делать.

На всем протяжении прочувствованной речи матери глаза Луки неотрывно следили за Шеннон, пока она продвигалась среди гостей в другом конце холла. Вот она останавливается, принимает соболезнования, притворяется, будто пьет бренди из бокала, который все еще держит в руке. Луке казалось, что она в порядке и держит себя в руках.

Тем не менее что-то не давало ему покоя.

– Лука, пожалуйста, выслушай меня, – с тревогой убеждала его мать. – Я не хочу, чтобы вы двое опять причинили друг другу боль!

Лука заставил себя оторвать взгляд от Шеннон и посмотреть в обеспокоенное лицо матери. Потом он взял ее руки, лежавшие на его груди, поднес их к губам и нежно поцеловал.

– Я люблю тебя, – мягко сказал он. – Поверь, то, что тебе приходится волноваться обо мне, терзает меня. Но давай поговорим попозже…

Сейчас перед ним стояла более важная проблема. Повертев головой и не обнаружив Шеннон, он быстро зашагал мимо высокого, худощавого отца Майкла и более полного Эмилио Лоренцо, даже не взглянув на них.

Куда она подевалась?

Шеннон открыла дверь и тихо скользнула в библиотеку Сальваторе, стены который украшали красивые панели светлого дерева, а на витиеватых подвесных полках стояли ряды бесценных книг.

18
{"b":"76","o":1}