ЛитМир - Электронная Библиотека

Партнер Шеннон по бизнесу Джошуа Соамс считал, что она сошла с ума, принеся себя в жертву семейству Сальваторе – как он это себе представлял. Джошуа, двадцатичетырехлетний парень с непомерно высокими амбициями, верил только в одно – в жажду успеха. Однако Лука объяснил ему, что деловая хватка Шеннон, ее знание итальянского языка и его личные контакты только на пользу бизнесу. После этого Джошуа чуть ли не сам стал упаковывать ее вещи, с нетерпением ожидая, когда она отправится обратно во Флоренцию. Но как самый близкий друг Шеннон, он умолял ее быть осторожной с семьей Сальваторе.

Девушка понимала, что он прав, но тем не менее она чувствовала себя счастливой. Лука относился к ней безупречно и с благосклонностью принял ее планы. Была ли причиной тому любовь? Хотел ли он сломать все преграды в попытке сделать их брак успешным? Этого Шеннон не знала. Зато трудно было усомниться в той страсти, которую они разделяли по ночам в роскошной лондонской квартире Луки. Когда же они приезжали домой к Шеннон, где, как предполагалось, Лука должен был помогать ей упаковывать вещи, он все время пытался раздеть ее и уложить в постель.

Но как она ни старалась, у нее не получалось избавиться от чувства, что все это скоро закончится. Так все и случилось – и гораздо скорее, чем предполагала Шеннон.

Спустя пять дней после свадьбы Луке позвонил его торговый агент и попросил срочно вернуться во Флоренцию. Шеннон еще не закончила собирать чемоданы, поэтому Лука должен был лететь без нее. Ему это не нравилось и ей тоже.

Перед тем как он уехал, они занимались любовью так, как будто боялись, что больше никогда не встретятся вновь. К тому моменту, когда Лука поцеловал ее на прощанье, Шеннон испытала такое чувство отчаяния, что уже была готова все бросить и лететь во Флоренцию вместе с ним.

Следующие несколько дней тянулись как никогда долго. Шеннон встречалась со своими клиентами и успокаивала их относительно ее переезда. Вечерами упаковывала вещи и слушала Алекс, свою соседку, которая завидовала ее супружеству с одним из самых сексуальных мужчин в мире.

Самый сексуальный мужчина звонил ей каждый вечер и в течение дня, если у него выдавалось время. Шеннон скучала по нему. Она скучала по Розе и с нетерпением ждала, когда вернется к ним.

Ее вещи были отправлены во Флоренцию со специальным курьером. И Шеннон уже собралась заказать себе билет, когда ей позвонила супермодель, с которой она встречалась в Париже, и сообщила, что будет в Лондоне через два дня и хотела бы встретиться. От такого предложения Шеннон не могла отказаться и поэтому решила остаться еще на пару дней. Лука в шутку отругал свою жену и сообщил, что ее вещи прибыли и что было бы лучше, если бы она немедленно последовала за ними, а иначе он приедет сам и заберет ее.

Ей понравился его собственнический тон. Повесив трубку, Шеннон улыбалась; она как будто парила между небом и землей. Однако на следующий день ее неожиданно кольнула мысль, что она ничего не сделала для собственной контрацепции.

Шеннон договорилась о встрече с доктором, счастливая от мысли, что сможет удивить Луку, когда вернется во Флоренцию и сообщит приятную новость: теперь ему не надо пользоваться этими ужасными презервативами, которые он так ненавидел. Доктор уже выписывал рецепт, и тут Шеннон спросила, безопасно ли начинать принимать таблетки, если есть небольшой шанс того, что она забеременела.

– Что ж, давайте узнаем, – сказал он.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

Лука позвонил тем же вечером. Шеннон как раз стояла в спальне и смотрела на бледное отражение в зеркале, в котором она с трудом узнавала свое лицо. Схватив трубку мобильного телефона, она пискнула тонким голосом:

– Привет.

– И тебе привет, – отозвался он протяжно. Чем занимаешься?

Разваливаюсь на части, подумала она.

– Ничем. Я только что вошла. А ты?

– Я все еще в офисе. Мне тут надо кое-что закончить, прежде чем я смогу уйти. Но не делать ничего – это так заманчиво! – Его голос звучал хрипло, таинственно и очень интимно. – Может, мы могли бы поделать это ничего вместе? Как бы ты отнеслась к сексу по телефону?

Длинные ресницы Шеннон закрыли синие глаза, а затем опять поднялись вверх.

– Не сейчас. Я… собираюсь принять душ, придумала она на ходу.

– Что ж, если это не вдохновляет мужчину на секс по телефону, то состояние моего организма гораздо хуже, чем я предполагал, – засмеялся Лука. – Ты уже разделась? Если так, то тебе придется подождать, пока я наверстаю упущенное.

– Н-нет… Я только что пришла.

– Ты мне уже это говорила. – Наступила тишина, затем Лука озабоченно спросил:

– Ты в порядке, дорогая?

– Да, все хорошо, – промямлила Шеннон.

– Что-то не похоже.

Голос Луки больше не звучал хрипло и интимно. Шеннон заставила себя повернуться спиной к зеркалу и попытаться сконцентрироваться.

– Извини, – сказала она. – У меня был… тяжелый день.

– Чем же таким ты занималась?

Сказать ему… по телефону?

– Я… – замешательство и потрясение не давали ей думать, – я д-делала покупки, накупила слишком много всего, затем… – Она не могла признаться ему, только не по телефону. – Затем я не могла вспомнить, где припарковала м-мою машину.

– Ты продала свою машину на прошлой неделе, – напомнил ей мягко Лука, и в этом вкрадчивом тоне не было и намека на доброту. Идиотский лепет Шеннон явно действовал ему на нервы.

Соберись! – твердо приказала она себе и, набрав воздуха в легкие, попыталась изобразить беззаботный смех.

– Ну конечно! Разве это не глупо? Я делала покупки, пока у меня не стали руки отваливаться, а потом пошла искать машину, которой у меня больше нет! – Обмирая от своей собственной лжи, Шеннон пошла на трясущихся ногах к кровати. – Только посмотри, что ты со мной сделал! сказала она, как только села. – Я совсем схожу с ума, и это твоя вина, потому что со мной все было в порядке до того, как ты вернулся в мою жизнь.

– Что ж, если я вынуждаю тебя терять разум, это прекрасно. Я могу с этим жить, – тихо согласился он. – Теперь расскажи, что на самом деле случилось?

Лука не заглотнул наживку. К глазам Шеннон подступили слезы.

– У меня болит голова, – честно призналась она дрожащим голосом.

– А, типичная мигрень, – насмешливо прошептал он ей в ухо. – Тогда неудивительно, что ты не хочешь секса по телефону.

Кажется, сработало – его голос опять звучал хрипло. А это всегда нравилось ей.

– Я очень соскучилась по тебе, – добавила Шеннон, чтобы еще больше убедить его. – И я скучаю по Розе. Ты ее видел сегодня?

– Мы вместе провели полдень и тоже по тебе скучаем.

Лука все еще хмурился. Инстинкт подсказывал ему, что Шеннон так и не сказала ему, что на самом деле ее расстроило. – Она сильно изменилась за неделю. Честное слово, ты ее не узнаешь. У нее мамины глаза и…

Он остановился, уловив в трубке какой-то шорох. – Может, я перезвоню тебе позже, когда ты примешь душ и будешь чувствовать себя получше?

– Нет, – запротестовала она. – М-мне нравится слушать твой голос.

– А что ты сейчас делаешь? – спросил он. – Я слышу, как ты двигаешься.

– Устраиваюсь поудобнее в кровати, – сообщила она ему, скинув туфли и обеими руками обхватив подушку Луки. – Расскажи мне еще о Розе.

Шеннон слушала его, зажав телефон между подушкой и ухом, а Лука тем временем откинулся в кресле возле стола в своем офисе. Выполняя просьбу Шеннон, он размышлял о том, что же все-таки беспокоило ее.

Может, его звонок застал Шеннон как раз в тот момент, когда она погрузилась в воспоминания о своей сестре? Черт побери, а почему бы и нет?

Разве сам он не сидел здесь и не думал об Анджело и о мучительной задаче, стоящей перед ним, когда он наконец наберется храбрости, чтобы войти в кабинет брата и начать там разбираться?

– Ты затихла, – хрипло сказал Лука, не слыша больше ее приглушенных коротких ответов. – Засыпаешь?

– Почти, – прошептала Шеннон, и этот шепот показался ему любовной лаской, от которой по его телу пробежала дрожь.

21
{"b":"76","o":1}