ЛитМир - Электронная Библиотека

– Попытайся включить свой телефон, и тогда узнаешь! – резко сказала она. – Но мне гораздо важней выяснить, какого черта ты здесь делаешь?

– Не кричи, – взмолился он, схватившись за больную голову.

– Не кричать? – возмутилась Шеннон, и ее голос повысился на целую октаву. – Я пролетела пол-Европы, беспокоясь о том, что не могу связаться с тобой. И что я вижу? Ты валяешься тут абсолютно пьяный!

– Я просто не ожидал увидеть тебя сегодня, глухо произнес Лука.

Его объяснение не впечатлило Шеннон.

– Я что, вышла замуж за тихого алкоголика? И почему все эти бумаги разбросаны по…

Неожиданно Шеннон замолчала. Лука почувствовал, как его кровь, насыщенная чистым мальтийским виски, превращается в лед. Он увидел, что Шеннон собирается наклониться, чтобы поднять лист бумаги.

Лука вскочил на ноги. Но опоздал. Шеннон уже держала в дрожащих руках листок. Ее сердце бешено забилось, рот пересох, глаза защипало от боли – она поняла, что за бумаги лежат у ее ног.

Быстро оглядевшись, Шеннон заметила другие, не похожие на эти, но их она тоже узнала.

Она начала метаться по комнате, собирая бумаги. Грудь ее все сильней и сильней сжимало от боли.

Это были письма Кейры к ней, которые она тщательно прятала в красивой шкатулке, но не только они – ее письма к Кейре тоже!

– Ты копался в моих личных бумагах. Так же, как и в бумагах Кейры!

Лука ни капельки не выглядел виноватым. Напротив, его глаза были холодными и злыми.

– Как т-ты мог? – прошептала Шеннон. – Ее трясло так сильно, что она с трудом произносила слова. – Ты не должен был их читать.

– Ты имеешь в виду то, в котором Кейра умоляет тебя не говорить мне о том, что она сделала, иначе я расскажу все Анджело? – парировал он. Или то, где она обещает тебе больше никогда не совершать такого ужасного поступка?

У Шеннон пересохло горло.

– Кейра боялась потерять его…

– Моего брата, рехнувшегося от любви? Да он бы простил ее даже в том случае, если бы она привела своего любовника в их чертову кровать!

Ноги у Шеннон подкосились, и она без сил рухнула на ближайший стул.

– Легкая добыча, – пробормотал Лука.

– П-прошу прощения?

– Анджело и я, – пояснил он и жестко рассмеялся. – Так он нас называл. Легкая добыча для пары смертельно опасных ирландских ведьм.

– Не надо говорить в таком ироничном тоне, запротестовала Шеннон. – Я не призываю тебя простить меня за мои так называемые грехи. Лука.

– Ты должна была сказать мне правду.

– Я пыталась все объяснить, но ты отказывался верить мне.

– Не тогда – теперь! – набросился он на нее. В этот раз!

– Я не желала бросать тень на память моей сестры, этой прекрасной женщины, чьей виной было только то, что ей очень хотелось быть любимой многими.

Лицо Луки побледнело.

– Ты хочешь сказать, что мужчина, которого она привела в нашу кровать, был не единственным?

– Конечно, он был единственным! Кейра обожала Анджело – ты знаешь, что это так! Но в их браке появилась трещина. – Шеннон встала и принялась расхаживать по комнате, глядя на письма, которые все еще сжимала в руке. – Анджело был сыт по горло соблюдением всех этих календарей и менструальных циклов, поэтому он иногда перестал приходить домой на ночь. Кейра решила, будто он ее больше не любит. Когда появился какой-то парень и доказал ей, что она все еще привлекательна, она доверчиво поддалась его сладким речам.

– Ничего из того, что ты сейчас рассказываешь, нет в этих письмах.

– В семейной жизни Кейры и Анджело произошел перелом, когда я жила с тобой здесь. – Голос Шеннон задрожал, но она взяла себя в руки и продолжила:

– Неужели ты не заметил, что именно в то время моя сестра ни разу не забеременела? Или что Анджело невероятно долго работал по ночам?

– Мы были на пути больших перемен в компании, – нетерпеливо сказал Лука.

– Но ты-то каждую ночь приходил домой ко мне!

– Ты предполагаешь, что у Анджело появилась другая женщина? – с яростью выкрикнул он.

– У меня нет доказательств! Важно то, что Кейра так думала!

– А ты даже не потрудилась сообщить мне о ее сомнениях?

Гордо вздернув подбородок, Шеннон бросила ему в ответ, едва сдерживая слезы:

– А ты бы со мной поделился, если бы узнал, что у Анджело есть связь на стороне?

Минуту Лука пристально смотрел на нее. Преданность родным оказывается западней, когда затрагивает твою личную жизнь, подумала Шеннон.

– Буду честной, – бросила она в тишину. – Я была безумно, безумно влюблена и так счастлива, что не хотела думать ни о ком, кроме нас с тобой.

Вот и получилось, что Кейре не к кому было обратиться за советом… Зачем ты опять вытащил все это наружу, Лука? Ведь Кейра даже не успела вступить в связь с тем типом! Я тогда отправилась в Лондон, чтобы собрать вещи и переехать сюда, но так сильно скучала по тебе, что вернулась раньше… – Она помолчала, с трудом глотая душившие ее слезы. – В то время ты должен был быть в…

– …Милане, – подсказал Лука.

Она кивнула, затем мрачно продолжила:

– Войдя в квартиру, я застала в нашей кровати незнакомого мужчину и полураздетую Кейру, стоявшую возле него. Рыдая, она умоляла его уйти, потому что не могла изменить мужу… Увидев меня, Кейра выбежала из спальни и заперлась в ванной. Пришлось мне самой сказать этому парню, чтобы он убирался к черту. К тому моменту, когда ты приехал, я уже выслушала от сестры всю эту историю и отправила ее домой с обещанием, что ни одна живая душа не узнает о том, что произошло. А теперь скажи, Лука, что мне было делать? – потребовала она.

– Тебе следовало рассказать мне.

От возмущения Шеннон чуть не затопала ногами.

– Я так и сделала! – закричала она. – Ты отказался мне поверить!

Лука бросил на нее презрительный взгляд.

– Всего один раз ты попыталась оправдаться, упомянув ее имя.

– Потому что ты едва не оторвал мне голову!

– Думаю, сейчас самое время сделать это, проскрежетал Лука и в самом деле шагнул по направлению к ней, однако сдержал себя, зашипев от ярости.

С болью и горечью Шеннон смотрела на Луку и не узнавала его. Сейчас он был похож на того холодного, угрюмого незнакомца, который вошел в ее квартиру несколько недель назад. Куда подевались ласковые отношения и нежное тепло, возникшие между ними в последнее время? И почему проблемы других людей должны разрывать их собственные сердца на клочки? Может быть, им изначально не следовало сближаться?

Что же такое удерживает их вместе?

– Секс, – пробормотала Шеннон в ответ на собственные мысли.

– Что?

– Нас связывает только отличный; секс, – неохотно пояснила она.

Побледнев еще сильнее. Лука вздрогнул.

– В наших отношениях есть нечто большее, чем игры в постели.

Есть ли? Шеннон с грустью посмотрела на письма, дрожавшие в ее руках.

– Ты женился на мне, потому что у тебя не было другого выбора, – сказала она ему. – Ведь у меня мог появиться другой мужчина, вот ты и решил взять в свои руки полный контроль надо мной и моей долей в состоянии семьи Сальваторе, доставшейся мне от Анджело.

– Полная чушь! – возразил Лука.

– Да? Тогда почему ты залез в мои личные бумаги? – с вызовом спросила она. – Чтобы совершить такой ужасный поступок, должны быть серьезные мотивы! Ты надеялся найти что-то против меня, чтобы использовать в суде, на тот случай, если этот дурацкий брак лопнет по швам?

Вероятно, факты, с помощью которых можно будет доказать, что я плохая мать для Розы и совершенно не способна быть соопекуном в ее наследстве!

– Пресвятая Мадонна, – вздохнул Лука. – Ты даже не представляешь, как ошибаешься!

Но Шеннон не слушала. Неожиданно она обнаружила еще одно письмо, лежащее под креслом, и наклонилась за ним. Это было одно из ее писем к Кейре. Слезы хлынули у нее из глаз.

– Как ты мог пойти в дом Кейры и рыться в ее личных бумагах, как мог…

– Нет.

Она взглянула на него.

– Что – нет?

– Я не ходил в дом Анджело и Кейры, – устало сказал Лука. – Я не был там с тех пор, как… – Он опустился на диван и поставил стакан на журнальный столик.

23
{"b":"76","o":1}