1
2
3
...
23
24
25
...
29

– Но как эти письма попали тебе в руки?

Лука закрыл лицо ладонями, жалея о том, что алкоголь не выполнил свою работу и не затуманил полностью его мозг.

– Я разбирал стол Анджело в офисе. Письма были спрятаны в глубине ящика.

– Господи! – выдохнула Шеннон.

– Я не представляю, как давно они находились у него и обнаружила ли Кейра их пропажу. Но истина такова: мой брат знал правду о том, что случилось два года назад, но тем не менее ничего не сказал мне.

И именно это послужило причиной того, что он напился, тяжело признался Лука. Оказывается, правда была известна два года назад. К тому же брат, которого он так любил, скрыл от него самое важное: Шеннон была невиновна.

– Я прожил два года в полной уверенности, что у меня есть полное право ненавидеть тебя, хрипло произнес он. – И только сейчас понял, что все было совсем не так. Я унизил тебя, а мой брат не мог указать мне на роковую ошибку!

– Он защищал Кейру.

– И это все оправдывает?

– Нет, – призналась она. – Но Анджело и Кейры больше нет, и я не вижу смысла ворошить прошлое.

– Я отказывался верить тебе… Ты должна была убедить меня, показать мне эти письма…

– О, так это была моя ошибка! Отличная защита, – похвалила Шеннон.

– Я не это имел в виду.

– А что ты имел в виду?

– Я не знаю, черт побери! – рявкнул Лука и схватил свой стакан.

– Еще один глоток, и в следующий раз, когда соберешься встать, ты упадешь, – язвительно сказала она и направилась к двери.

Стакан со стуком был возвращен на место.

Удивительно, с какой скоростью мог перемещаться Лука, когда его провоцировали. Он вскочил на ноги, обогнул диван и застыл перед Шеннон, схватив ее за плечи. Все произошло так быстро, что она даже глазом не успела моргнуть.

– Настоящий мачо, – пробормотала Шеннон.

– Можешь ненавидеть меня всю оставшуюся жизнь, но я не позволю тебе уйти.

Глаза Луки были такими черными, что Шеннон казалось, будто она погружается в них. Его руки притягивали, рот приоткрылся от напряжения, но от этого бледное, осунувшееся лицо стало еще красивее. У Шеннон закружилась голова.

– Я всего лишь час назад приехала сюда, – невнятно сказала она. – Какого черта ты решил, что я снова уеду?

– Ты пошла к двери.

– Чтобы положить эти письма в мою сумку! закричала она.

– Тебе следовало запихнуть их мне в глотку!

Шеннон поступила лучше. Закусив губу, она размахнулась и ударила Луку по лицу. Глаза ее снова наполнились слезами.

– Это за то, что ты рылся в моих вещах, – дрожащим голосом проговорила она. – И если бы у меня остались силы, я бы ударила тебя еще раз за то, что ты расстроил меня, хотя нервы мои и без того на пределе!

– Почему?

– Я… беременна, – прошептала Шеннон.

Лука превратился в камень. Казалось, он даже перестал дышать.

– С-скажи же хоть что-нибудь… – Она запнулась, и вдруг все расплылось у нее перед глазами.

Лука поймал Шеннон в тот момент, когда она начала сползать по стене. Выругавшись, он взял ее на руки и положил на ближайший диван. Шеннон была бледная как смерть.

Беременна…

В течение нескольких секунд Лука всерьез подумывал о том, чтобы присоединиться к ней в ее спасительном обмороке. Но беспокойство за нее взяло верх.

Боже, как он ненавидел себя! Разве такой участи достойна прелестная Шеннон? Он не желал слушать ее, не доверял ей, подвергал унижениям, и вот она забеременела от него, в то время как именно этого и боялась больше всего!

– Шеннон… – позвал он, но она не ответила.

Изогнувшись, Лука опустил пальцы в бокал с виски и смочил ее бескровные губы. Шеннон казалась такой безжизненной, что мурашки побежали у него по коже. Вздохнув, Лука поднялся и достал сотовый телефон из кармана своего пиджака, намереваясь связаться с доктором. Когда он включил телефон, десяток сообщений высветилось на экране.

«Мне надо поговорить с тобой. Шеннон».

«Где ты? Шеннон».

«Я еду во Флоренцию. Шеннон».

«Я напугана. Пожалуйста, позвони мне. Шеннон».

«Почему ты не поговоришь со мной. Шеннон».

«Мне нужно услышать твой голос, Лука!»

– Лука…

Он быстро повернулся к Шеннон.

– Я думаю, меня сейчас вырвет, – еле слышно прошептала она.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

Лука отбросил телефон в сторону и снова подхватил Шеннон на руки.

– Полагаю, ты опять проделала весь этот долгий путь, даже не отдохнув ни разу, – сквозь зубы сказал он, направляясь к двери. – Когда же ты наконец станешь благоразумной? Два года назад у тебя случился мышечный спазм, а теперь обморок. Если бы ты подождала до завтра, то мой самолет с комфортом доставил бы тебя сюда. Почему ты всегда нарушаешь мои планы? У меня голова идет кругом, честное слово…

В ванной комнате Лука поддерживал сзади ее волосы, продолжая ругать Шеннон на чем свет стоит.

К тому моменту, когда все закончилось, единственное, что могла сделать Шеннон, – это без сил опуститься перед ним на пол. Ее трясло, тело покрылось противным липким потом. Лука потянулся к крану, включил воду и опять поднял Шеннон на руки. Влажная ткань коснулась ее лица.

Вздохнув, она закрыла глаза и, расслабившись, откинула голову ему на плечо.

Весь путь от дивана до ванной не мог занять больше чем две минуты, но у нее было чувство, будто она только что покорила Эверест.

– Чувствуешь себя получше?

– Ммм…

Волосы Шеннон разметались на его груди.

Она подняла ослабшую руку, чтобы собрать их вместе, но Лука перехватил ее и поднес к своим губам.

– Прости меня, – прошептал он.

– За что? – выдохнула она.

– За то, что не верил тебе, когда следовало. Но больше я никогда…

– Ты обещал мне, что мы не будем ворошить прошлое, Лука, – неожиданно резко сказала она, вырвав свои пальцы и вставая на ноги.

– Но тогда я не знал того, что знаю сейчас.

– Зато я знала. – Шеннон взяла зубную щетку и пасту. – Что изменилось от того, что теперь тебе известна правда?

– Для меня все изменилось. – Голос Луки снова стал злым и напряженным.

– И ты не можешь с этим жить?

– Не сейчас… нет, – ответил он и вышел из ванной.

Шеннон стояла, держа в руке зубную щетку, и напряженно размышляла, как поступить. Если Лука сейчас сбежит, я порву с ним все отношения, в отчаянии сказала она себе. Я уйду отсюда и перееду в гостиницу!

Она не отрываясь смотрела на свое отражение в зеркале, пока чистила зубы. Господи! Лицо бледное, волосы в полном беспорядке. Если сегодня, отправляясь в путь, она выглядела как супермодель, то сейчас напоминала мокрую курицу.

Отвернув кран с холодной водой, Шеннон сполоснула рот. В тот момент, когда она нагнулась, у нее опять закружилась голова. Пришлось крепко вцепиться в раковину, чтобы не рухнуть на пол.

Сильная рука обхватила девушку за талию. Лука выхватил зубную щетку из ее руки. На этот раз он не ругался, но его лицо было опять непроницаемо.

– Для пьяного тебе приходится слишком часто меня поднимать, – язвительно заметила Шеннон.

Лука осторожно положил ее на край кровати.

– Известие о том, что моя жена беременна, отрезвило меня.

– Так ты не возражаешь?

Он рассмеялся, затем присел на корточки и начал расстегивать пуговицы на ее жакете.

– Ты узнала, что беременна. И так испугалась, что даже не потрудилась сказать мне об этом, когда я звонил тебе прошлой ночью. – Сняв с нее жакет, он продолжил:

– Вот у нас и получился тот странный разговор, в течение которого я думал, как помочь тебе в этот ужасный период, пока ты горюешь о своей сестре…

– Я все время горюю.

– Я тоже! – отрезал Лука, стаскивая через голову ее свитер. – Но прошлой ночью ты была напугана, и я чувствовал твой страх. – Он пригладил ладонью волосы Шеннон и принялся расстегивать молнию на ее ботинках. – Тебе следовало сказать мне о том, что тебя беспокоит, и я сразу же вернулся бы в Лондон, чтобы быть рядом. Почему ты промолчала?

24
{"b":"76","o":1}