A
A
1
2
3
...
128
129

— В каком смысле? — не понял Дубов.

— Формально так и было. Но истинная причина совсем другая — сохранить Землю. Хотя бы в версии «дубль-два».

— И неужели ничего нельзя сделать? — совсем пригорюнился Василий.

— Ну, почему нельзя? Наверное, можно, — со вздохом ответил учитель. — Да и нужно всего-то ничего: осознать глубину своего падения, покаяться, забыть все раздоры и личные корысти, уничтожить ядерные запасы, сократить до минимума все вредные производства, перейти на более экологически чистые источники энергии, и так далее, и тому подобное, а потом молить Господа Бога о спасении. И тогда, может быть, удастся избежать гибели. Но все это, конечно, из области фантастики.

— Да уж, — вынужден был согласиться Дубов. — Я где-то читал, будто бы американцы собираются осваивать Марс…

— Ну да, одну планету загадили, теперь за другую возьмутся, — хладнокровно подтвердил учитель. — И далее по списку.

— С них… С нас станется, — проворчал Василий и вдруг со стоном повалился на диван.

— Что с тобой, Вася? — заволновался учитель. — Тебе плохо?

— Нет, я подумал… Зачем Марс? Если они узнают, то сюда, к вам попрутся!

— Этого не будет, — спокойно и даже немного торжественно ответил учитель. — Этого не будет, потому что не будет никогда. Кстати сказать, имей в виду — Горохово городище тоже скоро закроется. — И подчеркнул: — Навсегда закроется.

Василий решительно поднялся:

— Спасибо тебе, учитель. Спасибо за все. Скажи Солнышку и всем, кто меня помнит, что я их очень люблю и буду помнить всегда.

Учитель удивлено глянул на Дубова:

— Скажу, конечно, раз ты просишь. Но почему бы тебе самому этого им не сказать?

— Пожалуйста, отправь меня скорее обратно. Представляю, что там творится. Надя уж, наверное, весь Кислоярск вверх дном перевернула. А завтра и Царь-Город перевернет!

В очках учителя заиграли озорные искорки:

— Не перевернет, не волнуйся. Погости у нас, пока не надоест, а потом возвращайся домой, никто ничего и не заметит!

— Правда? — недоверчиво посмотрел на него Василий.

— А разве я тебе когда-нибудь врал? — чуть обиделся учитель.

…Надя и Серапионыч с удивлением смотрели на Василия, который, как ни в чем не бывало, развалился в кресле и подлил себе в чашку немного кипятка, правда, уже слегка остывшего.

— Вася, куда вы пропали? — первой не выдержала Чаликова.

— Как это — куда пропали? — преувеличенно удивился Дубов. — Я здесь.

— В этом никто не сомневается, Василий Николаич, но нам с Наденькой показалось, что вас, некоторым образом, поглотил этот, гм, прибор, — несколько витиевато заметил доктор, имея в виду кристалл.

— Нет-нет, Владлен Серапионыч, вы что-то путаете, — рассмеялся Василий, поправляя на плечах неведомо откуда взявшееся японское кимоно. — Просто я, ну, скажем так, в коридор выходил… А чего это вы в темноте сидите?

Надежда оглянулась в поисках выключателя — стены тонули во мраке.

129
{"b":"760","o":1}