ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Серапионыч лишь вздохнул: он уже представлял, как ему-"младшему" придется завтра отдуваться за слова и дела своего двойника — гостя из будущего.

Взяв у Нади двухкопеечную монетку, Серапионыч отправился в будку:

— Алло, милиция? Можно инспектора Лиственницына? Николай Палыч, тысяча извинений, это опять я. Скажите, у вас табельное оружие при себе? Нет-нет, дело совсем в другом. Я тут случайно узнал, что Вася, ну, ваш племянник, собрался идти в Дом культуры на какую-то лекцию. По истории, профессор из Санкт-Пе… из Ленинграда. А по городу, как я слышал, бегает разъяренная Анна Сер… то есть какая-то маньячка, которая пытается отравить детей ядом. Да-да, совершенно верно, и с ней еще жулик-гипнотизер. И вот я подумал — лекция, может быть, закончится поздно, а вы тоже допоздна на службе задерживаетесь… Встретите? Очень хорошо, спасибо вам!

Доктор повесил трубку и, радостно посвистывая, вышел из телебудки:

— Ну, за Васю мы можем не беспокоиться: инспектор его и встретит, и до дома доведет. А у нас одна дорога: с чистой совестью — на Городище.

— Постойте, Владлен Серапионыч, нам же еще нужно вещи забрать, — напомнил Васятка.

— Заберем по дороге, — беспечно ответил доктор. — Я теперь наверняка в морге, так что никаких осложнений не предвижу.

Однако совсем без осложнений дело все-таки не обошлось: во дворе докторского дома они столкнулись с представительного вида дамой.

— Денек добрый, Владлен Серапионыч, — несколько удивленно поздоровалась женщина. — А это и есть ваши северные гости?

— Да-да, они самые, — обрадовался доктор, — Надя, Васятка. А сия почтеннейшая дама — та самая Наталья Николаевна, которая выручила вас, Наденька, этим чудным синим платьем.

— Большое вам спасибо, Наталья Николаевна, — искренне поблагодарила Чаликова. — Уж извините, что так вышло. Но как только я куплю себе новое, то ваше верну.

— Да не торопитесь так, Надя, — приветливо улыбнулась Наталья Николаевна. — Тем более, что оно вам очень к лицу.

— И не удивительно, — подхватил Серапионыч. — Ведь Надя тоже, как и вы, учительница. И представьте себе — тоже математики!

Этого доктору, конечно же, говорить никак не следовало, так как Наталья Николаевна тут же завела с коллегой профессиональный разговор:

— Скажите, Наденька, а какого вы мнения о новом учебнике по алгебре под редакцией академика Холмогорова? Лично мне кажется, что он очень уж все усложнил. Даже я с трудом понимаю, что там написано, где уж ученикам!

— Да-да, Наталья Николаевна, я с вами совершенно согласна, — промямлила Надя и столь выразительно глянула в сторону доктора, что он счел нужным вмешаться:

— Дорогая Наталья Николаевна, позвольте вам заметить, что летние каникулы не только для ребят, но и для учителей.

— Конечно, конечно, — рассмеялась Наталья Николаевна. И, еще раз глянув на доктора и его гостей, неуверенно спросила: — Извините, Владлен Серапионыч, но мне показалось, что вы уже только что вошли в дом…

— Ну да, вошел, — легко согласился доктор, — а потом вышел гостей встретить. Знаете, первый день в чужом городе… Это у них в Верхоянске три улицы, и весь город, а у нас с непривычки и заблудиться недолго.

«В Верхоянске? А вчера он говорил, что гости из Воркуты, — удивленно подумала соседка, провожая взглядом Серапионыча и его спутников. — Вечно этот доктор все перепутает…»

— Выходит, Владлен Серапионыч, что он… то есть вы дома? — тревожно спросил Васятка уже на лестнице.

— Ничего, себя я беру на себя, — бодро ответил доктор. С этими словами он вытащил было ключи, но спрятал их обратно в карман и нажал кнопку звонка.

Ждать пришлось минуты две, пока дверь не открылась, а на пороге показался «младший» Владлен Серапионыч, почему-то с марлевой повязкой, прикрывавшей нос.

Увидев своего «старшего» двойника, а с ним молодую даму и мальчика, «младший» доктор непроизвольно вздрогнул — он узнал тех людей, которые приходили к нему в пьяных кошмарах накануне вечером. Но сейчас-то он был трезв!

Как бы там ни было, законы гостеприимства взяли свое, и хозяин посторонился, пропуская пришельцев в квартиру. Чтобы убедиться, что перед ним не призраки, доктор как бы невзначай прикоснулся к руке Васятки, вошедшего последним — она была не только твердой, но даже теплой.

— Понятно, вы приготавливаете смесь по моему рецепту и прикрыли нос, чтобы избежать испарений, — сказал «старший» доктор, снимая с головы соломенную шляпу и вешая ее на крючок. — Ну что вы, голубчик, это совершенно излишне. Главное, соблюдайте пропорции, и все будет о'кей.

«Младший» Серапионыч еще раз вздохнул, но повязку снял.

— Проходите в комнату, — пригласил он гостей. — Располагайтесь, включайте телевизор, а я пока приготовлю чаю.

От чая гости отказались, а от телевизора — нет.

— Мы должны до вечера вернуться в свое время, — пояснила Чаликова, — и просто зашли забрать кое-какие вещи. Если помните, вы разрешили их у себя оставить.

— Да-да, разумеется, — дрожащим голосом проговорил «младший» доктор. Он уже отчаялся разобраться, происходит ли все это въявь или в его помутненном рассудке, и решил положиться на волю обстоятельств.

А «старший» доктор, словно и не замечая растерянного состояния себя двадцатилетней давности, непринужденно развалился в кресле.

— Надеюсь, друг мой, вы не станете мне пенять, что я слегка опустошил ваш холодильник и похитил десять рублей, — говорил он. — В конце концов, вы и я — одно и то же лицо, так что какие могут быть обиды!

— Да-да, конечно… — еще раз пролепетал «младший» Серапионыч. Он мог сколько угодно считать гостей своим материализовавшимся бредом (тем более, что о похожем случае он читал в научной фантастике), но исчезновение части продуктов было фактом более чем реальным.

А по телевизору шла очередная серия «Гостьи из будущего». К немалому удивлению Васятки, прямо внутри странной коробки, как живые, бегали какие-то человечки — это прибывшие из будущего космические пираты гонялись за обычным школьником, имевшим неосторожность похитить у них прибор для чтения мыслей. Все это очень походило на события нынешнего дня, разве что пираты были не космические, а сухопутные.

Тем временем «старший» Серапионыч бесцеремонно залез в шкаф и извлек оттуда небольшой саквояжик.

— Прошу вас убедиться, что здесь только наши вещи, — обратился он к себе «младшему». Тот лишь махнул рукой — дескать, делайте, что хотите, а я уже вообще ничего не понимаю.

И вдруг фильм резко прервался прямо на полуслове, а на экране появилась голова известного теледиктора Игоря Кириллова.

— Заявление советского правительства, — без предисловий заговорила голова. — Сегодня в 14 часов 45 минут в воздушное пространство СССР вторгся южнокорейский пассажирский самолет. Поднятые по тревоге истребители ВВС заставили нарушителя покинуть наше воздушное пространство. ЦК КПСС и Совет Министров СССР выражают решительный протест правительству Южной Кореи и стоящим за ним милитаристским кругам США и НАТО… — Далее следовали полагающиеся в таких случаях слова, отражающие не столько факты, сколько общественно-политические эмоции.

— При Андропове бы точно сбили, — заметил по этому поводу «младший» Серапионыч, и было не совсем ясно, хвалит ли он новое руководство страны, что оно поступило иначе, или напротив, порицает.

— Значит, это не тот самолет, который сбили, а другой, — задумчиво промолвила Надя. — А этого случая я совсем не помню.

— Ну, мало ли что приключилось за последние двадцать лет, — возразил «старший» Серапионыч. — Да-да, случай со сбитым «Боингом» до сих пор помнят, а то, что случилось сегодня — так, рутина в международных отношениях.

Тем временем Игорь Кириллов закончил читать заявление, и по экрану вновь забегали герои и антигерои «Гостьи из будущего». «Младший» Серапионыч слушал разговоры своих гостей, ничего толком не понимая, и лишь молил того, в которого никогда не верил, чтобы все это поскорее закончилось и призраки растаяли в воздухе.

79
{"b":"760","o":1}