ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Ну что же, господа, кажется, положение более-менее ясно. Остается принять решение. — Его Величество обвел взглядом всех присутствующих, как бы приглашая высказаться.

— Мое мнение прежнее — выступать немедленно, — твердо заявил Зигфрид.

— Полностью согласен! — прорычал Беовульф.

— А вы, дон Альфонсо? — спросил король.

— Вообще-то я, конечно, за скорейшее выступление, — несколько заколебался дон Альфонсо, — но вчерашняя вылазка господина Флориана говорит, что перед нами хитрый и подлый противник, которого так просто не возьмешь. Может быть, нам следовало бы получше разведать, каковы их силы и что у них за оружие, а уж в поход отправиться завтра?

— Правильно, нечего горячку пороть, — поддержал Полкан.

— Позвольте вам напомнить, господа, что в королевском замке находится княжна Марфа, — сдержанно проговорила Надежда, хотя внутри у нее все клокотало. — И, по имеющимся сведениям, ей грозит смертельная опасность.

— А ведь верно, как это мы забыли! — громогласно хлопнул себя по лбу Беовульф.

— И еще позвольте напомнить, что в любой момент вурдалаки могут прислать подкрепление, — продолжала Чаликова, — и уж тогда успех нашего предприятия становится более чем сомнительным. Решайтесь, Ваше Величество!

Александр неспеша поднялся из-за стола. Все ждали его последнего слова. Несколько минут в комнате царило молчание. Наконец, король произнес как-то сухо и буднично:

— Выступаем сегодня.

— Ура! — громогласно взревел Беовульф. — По коням!

— Но сам я не смогу возглавить поход в полной мере, — продолжал Его Величество, — так как, увы, ничего не смыслю в военных вопросах. Поэтому обязанности предводителя я попрошу принять уважаемого Зигфрида — уверен, что его огромный опыт будет воистину неоценим в деле восстановления справедливости.

— Пойду подыму рыцарей, — пробурчал Беовульф и, топоча сапожищами, вышел из комнаты. В глубине души он надеялся, что король назначит военачальником именно его, Беовульфа, но умом понимал, что выбор короля был не просто верным, а единственно верным — ведь Зигфрида, никогда не участвовавшего в сварах многочисленных рыцарских группировок, чтили и уважали все без исключения.

* * *

Завтрак в королевском замке проходил на редкость уныло — за столом не было никого, кроме Виктора. Слуги с несколько испуганным видом вносили блюда, но Его Высочество к ним почти не притрагивался — даже своей любимой овсянки он съел не более трех ложек, а затем отставил тарелку в сторону.

Когда слуги унесли немногочисленную посуду, Виктор попросил Теофила остаться:

— Судя по всему, скоро сюда явятся наши славные рыцари… Вернее, они уже давно были бы тут, если бы по ночам поменьше бражничали, а утром вставали пораньше.

— Прикажете запереть ворота? — почтительно спросил Теофил.

— Нет-нет, как раз наоборот — раскройте их настежь! — Губы Виктора тронула чуть заметная усмешка. — Что толку, если рыцари их сломают? А дядюшке потом чинить…

— Будет исполнено, — кивнул слуга.

— А прислугу уведите подальше, — продолжал Виктор. — Лучше бы вовсе из замка. Или куда-нибудь в хозяйственные постройки.

— Зачем, Ваше Высочество? — несколько удивился Теофил.

— Я не хотел бы, чтобы кто-то из вас попал под горячую руку, когда тут начнется… — Виктор задумался над тем, каким словом обозначить то, что начнется, когда в замок вломятся господа рыцари, но, так и не найдя достаточно яркого обозначения, заговорил о другом: — Кстати, а что Марфа?

— Ее Светлость изволит почивать, — невозмутимо ответствовал Теофил. — Но возле нее неотступно находится Кузьма Иваныч, так что для беспокойства нет причин. Прикажете ее разбудить?

— Нет-нет, пусть почивает и дальше. Ей лучше этого не видеть… — Виктор тяжко вздохнул и задумался о чем-то своем.

— Разрешите выполнять приказания? — прервал Теофил тягостное молчание. Виктор рассеянно кивнул. — Стало быть, открыть ворота и увести прислугу. Других повелений не будет?

— Нет-нет, это все. И если я вам понадоблюсь, то буду у себя в рабочей горнице.

Теофил молча поклонился и, немного помедлив, покинул трапезную. На пороге он украдкой обернулся — Виктор все так же неподвижно сидел за столом.

* * *

Анна Сергеевна быстро шагала по дороге, петляющей среди болот, а за ней, то и дело отставая, семенил Каширский.

— Да что вы там плететесь?! — бранилась госпожа Глухарева. — Хотите, чтобы нас рыцари схватили, туды их растуды!

— Анна Сергеевна, а куда мы идем? — робко спросил Каширский, с трудом догнав свою спутницу.

— А если б я знала! — раздраженно бросила Анна Сергеевна. — В Кислоярск нам хода нет — мы там на три года вперед «наследили». В Белую Пущу — нельзя. Мы ж все ихние задания завалили к чертям собачьим, теперь на глаза упырям лучше не попадаться…

— А что так?

— Вам напомнить? Извольте. Дубова мы упустили? — упустили. Покровского не застрелили? — не застрелили. Наконец, самозванку не зарезали? — не зарезали, черт побери!

— Но ведь нам всякий раз препятствовали объективные обстоятельства, — осторожно возразил Каширский.

— Это вы объясняйте не мне, а барону Альберту, — желчно хмыкнула Анна Сергеевна. — Но лично я в Белую Пущу больше не ходок…

— Ой, кто это? — вдруг испуганно пискнул Каширский.

— Где? — обернулась Глухарева.

— Вон там, на болоте.

Приглядевшись, Анна Сергеевна увидела, как на некотором расстоянии от них по болоту медленно бредет какой-то человек с мешком за плечами.

— Это по наши души! — истерично вскричал Каширский. — Теперь нас будут судить за покушение на убийство! Вот к чему привели ваши авантюры…

— А по-моему, это Иван Покровский, — не обращая внимания на вопли своего спутника, злобно проговорила Анна Сергеевна. — Я слышала, что он как раз крутится тут на болоте. Это очень кстати…

— На что он вам? — пожал плечами Каширский.

— Болван! — вспылила Анна Сергеевна. — Убьем, а башку отнесем Альберту — хоть какая, но отмазка!

— Зачем отягощать свою душу новым злодеянием? — возразил Каширский. — Тем более что барона Альберта вроде бы Покровский больше не интересует…

— Вы что, праведником решили заделаться? — насмешливо процедила Глухарева. — Вот до чего доводит чтение ваших идиотских богословских трактатов!

— Да нет, Анна Сергеевна, просто я стараюсь соразмерять цели и действия. И в данном случае нахожу… м-м-м… ампутацию головы нецелесообразной. Тем более что этот субъект — по определению не Иван Покровский.

— С чего вы взяли?

— Видите ли, настоящий господин Покровский известен трезвым образом жизни, а вы приглядитесь к тому человеку на болоте — траектория его движения выдает сильную степень алкогольной интоксикации.

Приглядевшись внимательно, Анна Сергеевна была вынуждена признать правоту своего подельника. Разумеется, беглые авантюристы и не подозревали, что «нетрезвой» походке путник был обязан чудо-клубочку, старавшемуся указать наиболее безопасный путь через очередное топкое место. А на болоте, как известно, прямые пути не всегда самые лучшие.

Так Чумичкин волшебный клубок еще раз выручил Ивана-царевича. А Анна Сергеевна и Каширский, привычно перебраниваясь, продолжали свое бесславное отступление в полную неизвестность.

* * *

Рыцари удивленно топтались перед распахнутыми воротами королевского замка и решали, что им делать. Они ждали чего угодно, но только не этого.

— Да, весьма странно, — вздохнул король Александр. Он сидел на белом коне, но, в отличие от господ рыцарей, был без доспехов и даже без меча. Казалось, что Его Величество относится к предстоящей миссии как к чему-то не слишком серьезному.

— Что они там, совсем с ума посходили? — кипятился Беовульф. — Или так перепугались, что все разбежались и даже ворот не прикрыли! — Доблестный рыцарь пнул сапожищем одну из створок. Та жалобно скрипнула.

— А вдруг это ловушка? — предположил дон Альфонсо. — Дескать, добро пожаловать вовнутрь, а там…

100
{"b":"761","o":1}