ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Рыцарь Модест, славящийся своей зоркостью, стоял на площадке самой высокой башни королевского замка и вглядывался вдаль. Правда, в отличие от побывавших здесь накануне Виктора и Марфы, Модест отнюдь не обозревал окрестности, любуясь суровыми красотами болотистого края, а внимательно следил за дорогой, ведущей к замку. По замыслу Зигфрида, Модест должен был уведомить остальных, когда к замку приблизится Его Величество.

И вот на дороге из-за пригорка появился белый конь, а на нем — всадник в малиновом камзоле. И конь, и человек казались игрушечными на расстилавшемся внизу желто-зеленом ковре, но все приметы совпадали — и конь, и камзол, несомненно, были теми самыми. Их одолжил Александру доблестный рыцарь Беовульф.

Модест уже поднял было руку, чтобы дать условный знак другому рыцарю, ожидавшему во внутреннем дворе замка, но тут же опустил. Что-то было не так. Конь, гордость хозяина, всегда славился быстрыми ногами, а сейчас едва плелся. К тому же Модест заметил, что всадник был не один — у него за спиной сидел еще один человек. Дальнейшие наблюдения еще более озадачили дозорного — за конем на расстоянии нескольких шагов шло какое-то темное существо на четырех ногах. Напрягши зрение до предела, Модест разглядел, что за спиной всадника сидит женщина, ведущая на веревке бурую корову. Но человек на коне, вне всяких сомнений, был король Александр, и Модест, несмотря на охватившее его изумление, замахал алым платком.

Этот знак тут же был замечен внизу.

— Король едет! — закричал дежуривший внизу, и тут же внутренний двор замка наполнился невесть откуда появившимися господами доблестными рыцарями. Они встали длинным ровным рядом напротив ворот и нетерпеливо ждали, когда законный правитель въедет в свой чертог полноправным хозяином. Господина Беовульфа особо умиляло то, что наконец-то осуществится его заветная мечта — увидеть короля Александра на белом коне.

Каково же было удивление Беовульфа и его боевых товарищей, когда через открытые ворота действительно въехал Его Величество на белом коне, а следом за ними с протяжным мычанием вошла корова.

Однако, хоть и в столь своеобычной форме, но триумфальный въезд Александра в замок состоялся, и рыцари нестройным хором провозгласили:

— Да здравствует король! Виват!

И только теперь все заметили, что король не один — вместе с ним прибыла какая-то неизвестная дама. И когда приветствия смолкли, Александр ловко спрыгнул с коня, помог спуститься спутнице и обратился к рыцарям с краткой речью:

— Господа, примите мою самую искреннюю благодарность, что встали на защиту попранной справедливости и восстановили ее. — Король вздохнул и немного помолчал. — А теперь позвольте представить вам Катерину — вашу будущую королеву. — С этими словами Александр трепетно поцеловал ручку своей даме.

Рыцари стояли, пораскрыв рты — такого они от своего короля совсем не ожидали. Первым пришел в себя Беовульф:

— Да здравствует Ее Величество королева!

Разумеется, и это приветствие тут же было горячо подхвачено всеми рыцарями. Катерина стояла несколько смущенная — ее, прожившую долгие годы на уединенном хуторе и порой месяцами не видевшую никого, кроме Александра, такое многолюдие явно утомляло. Не говоря уж о всеобщем внимании к ее скромной особе.

— Ну а Буренку нам пришлось привести с собой, — добавил Его Величество, ласково похлопав корову по крупу, — не оставлять же без присмотра… — Александр снова вздохнул, как бы вспоминая те дни, что он провел с любимой женщиной вдали от людской суеты. Но теперь людская суета вновь окружила его, и с этим приходилось считаться. Его Величество сделал широкий пригласительный жест: — Господа, ну не стойте вы как вкопанные, сегодня же ваш день. Добро пожаловать на небольшой праздничный пир.

Рыцари радостно потянулись в трапезную, где слуги уже вовсю накрывали на стол.

Зигфрид и Беовульф подошли к королю. Отвесив почтительный поклон Катерине, отчего та совсем растерялась и не знала, чем ответить, Зигфрид сказал:

— Ваше Величество, а как насчет Виктора?

— А что такое? — с неудовольствием спросил король.

— Ну, мы держим Его Высочество под надзором в его же покоях, — сообщил Беовульф. — До вашего распоряжения.

— Ничего, потом разберемся, — беспечно махнул рукой Александр. — Да, а кстати, что с той девушкой, с княжной Марфой?

— Жива и здорова, — ответил Зигфрид. — Она же, между прочим, и помешала нам отрубить Виктору голову.

— А, ну и правильно, — вздохнул король. — Не думаю, что сегодня подходящий день для казней. — Александр медленно двинулся в сторону трапезной. И уже на ходу спросил: — А почему я не вижу госпожу Чаликову?

— Так она ж теперь вместе с Марфой, — хмыкнул Беовульф. — Должно быть, у них там свои дамские разговорчики…

— Да нет, не думаю, что дамские. Скорее другое… — Однако договорить Его Величество не успел, так как прямо при входе в трапезную залу на него радостно вспрыгнул неведомо откуда взявшийся Уильям. Вскарабкавшись по камзолу и привычно устроившись на плече, кот что-то замурлыкал королю на ухо.

Так вместе с Катериной и Уильямом Его Величество вошел в залу. Уже успевшие рассесться за длинным столом рыцари поспешно вскочили.

— Садитесь, садитесь, — махнул рукой Александр.

Но тут дверь трапезной распахнулась, и Теофил впустил в залу еще нескольких гостей — и их появление господа рыцари также встретили не без воодушевления: то были поэты, которых сразу же после взятия замка вызвал из корчмы Флориан. Впереди шествовала собственной персоной госпожа Сафо — и хоть на ней все еще была та одежда, в которой она копала канавы, но, глядя на нее, никто бы не усомнился, что перед ним настоящая служительница муз.

По знаку Александра рыцари пододвинулись на скамьях, дабы высвободить место для поэтов, а слуги побежали за дополнительными столовыми приборами.

В королевский замок стремительно возвращалась прежняя жизнь и прежние порядки.

* * *

Недолгий осенний день клонился к закату. Анна Сергеевна и Каширский по-прежнему плелись по бесконечной пустынной дороге, которая змейкой вилась между болот. После долгих споров было принято решение, единственно возможное в их незавидном положении — пробираться к Гороховому городищу, минуя Белую Пущу, а по возможности и Царь-Город. Не будучи особенно искушен в географии параллельного мира, Каширский все же составил маршрут, который оказался в три раза длиннее, чем тот путь, которым путешественники обычно добирались от Новой Ютландии до Кислоярского царства и обратно. Однако другой возможности у них сейчас не было, и приходилось действовать, исходя из реалий. Особенно трудно было смириться с этим Анне Сергеевне, и она снимала нервное напряжение громкой и нелицеприятной бранью. Доставалось всем — и Каширскому, и барону Альберту, и королю Александру, и Виктору, но более всех — Василию Дубову. Каширский со скорбным видом внимал забористым речам своей наперсницы, и лишь при особо неприличных выражениях краснел и смущенно опускал глаза, будто красна девица.

— Посмотрите туда, — прервал Каширский очередную руладу Анны Сергеевны, посвященную Херклаффу и его «липовым» сокровищам.

— Куда? — резко обернулась Глухарева.

— Туда, туда, — Каширский указал вверх. По небу летела крупная темная птица. Но летела она как-то не очень уверенно — ее то и дело заносило в сторону.

— Ну и что такое? — скривила губки Анна Сергеевна. — Можно подумать, я орлов не видела!

— Это, кажется, коршун, — определил Каширский и для пущей важности даже произнес непонятное латинское слово. — И такое впечатление, что раненый…

— А мне что за дело, — злобно процедила Анна Сергеевна, — пускай хоть коршун раненый, хоть петух недорезанный!

В этот миг коршун камнем упал на землю прямо под ноги Анне Сергеевне и Каширскому — видимо, силы совсем его оставили.

— А давайте съедим его на ужин, — предложила Глухарева, глядя на недвижно лежащую птицу.

— С точки зрения диетологии, — начал было Каширский, но тут коршун чуть приподнялся, вскинул клюв и в мгновение ока превратился в высокого худощавого господина, одетого в темный фрак.

107
{"b":"761","o":1}