ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Ну, это я и сам вижу, — рассмеялся Дубов. Как раз справа от дороги показалась полянка, казавшаяся красной от обилия мухоморов. — Хотя Мухоморье, то есть Новая Ютландия — королевство небольшое и бедное, но зато здесь живут именно те доблестные витязи, которые только и могут положить конец князю Григорию… О, да мы за разговорами уже и приехали!

Василий оглядел окрестности — и действительно, невдалеке, за перелеском, поднимались башни замка, принадлежащего славному рыцарю Беовульфу.

* * *

— Прошу, — указал Александр пажу на кресло под старинным портретом какого-то знатного господина в камзоле, а сам уселся напротив, подле обширного стола. Тут же ему на колени вспрыгнул Уильям.

— Ваше Величество, — несмело заговорил Перси, — если я отвлекаю вас от важных государственных дел…

— Да какие там дела, — вздохнул Александр, почесывая Уильяма за ушком. — В нашем преславном королевстве вообще никаких дел нет. A если и есть, то ими занимается Виктор, мой племянник.

— У вас есть племянник? — несколько удивился паж.

— Ну да, просто ты его не видел — он живет в другом крыле замка и совершенно равнодушен к высоким искусствам, бедняга. — Александр взял со стола кубок и, заметив движение Перси, поспешно сам налил себе вина из темной бутыли, стоящей в глубине стола. — Не желаешь? Ну, как хочешь. Нет, не подумай, что я пьяница, просто под чарку хорошего вина и беседа идет веселей.

— Да ну что вы, Ваше Величество, разве я смею… — дежурно возмутился паж. A король, аккуратно опустив кота на пол, подошел к окну и устремил взор куда-то вдаль:

— Опять затопило. Хорошо, хоть дождь прекратился. — И, помолчав, добавил: — Угораздило же моего почтенного пращура, — он кивнул в сторону портрета, — поставить замок мало что на болоте, так еще в самой низине. Стоит полить дождю, даже совсем немного, и мы отрезаны от окружающего мира на несколько дней…

Король вновь печально замолк, а Перси, воспользовавшись возникшей паузой, заговорил:

— Прошу прощения у Вашего Величества, что вмешиваюсь не в свое дело, но мне не дает покоя ужасная смерть Касьяна Беляники.

Король обернулся и пристально поглядел на Перси:

— Это всем нам не дает покоя. A для меня настоящий позор — выходит, я пригласил его к себе в замок и…

— Совершенно верно, Ваше Величество, — подхватил паж, — и наш долг — найти злодея-людоеда и тем самым смыть с себя это пятно!

Александр опустился в кресло и, вздохнув, медленно произнес:

— Да, Перси, ты прав. Но кто возьмет на себя благородную обязанность установителя истины?

— Я! — выпалил паж. И, поняв, что действительно вышел за пределы своих полномочий, смущенно заговорил: — Ваше Величество, позволите ли вы быть перед вами полностью откровенным?

— Дозволяю и повелеваю, — торжественно ответил король.

— Честное королевское?

— Честное королевское. Говори же!

Перси несколько замялся:

— Прямо и не знаю, с чего начать. В общем, Василий, то есть боярин Василий, прибыл в Мухомо… простите, в Новую Ютландию со вполне определенной миссией.

— Ну, это понятно, — отпил немного вина Александр. — То-то он так скоро куда-то ускакал. И что же это за миссия, с коей прибыл твой хозяин?

— Да нет, он мне вовсе не хозяин… — Перси пожалел, что у него вырвались эти слова, но было уже поздно. Александр поставил кубок на стол:

— Я уже давно понял, что боярин Василий вам вовсе не хозяин. А вы — не совсем паж. — И, с хитрецой улыбнувшись, король добавил: — Не так ли, сударыня?

— Вы очень проницательны, Ваше Величество, — почтительно сказал Перси. — Да, я женщина, и здесь тоже с определенным заданием.

— Позвольте узнать ваше имя, мадемуазель? — учтиво осведомился король. — Или фрекен, как говорят на родине моих предков.

— Надежда, — ответил «не совсем паж». — A если полностью, то Надежда Чаликова. A по основному роду занятий — журналистка.

— Надежда… Красивое имя, — одобрительно кивнул Александр. — Почти как Перси. Только, простите, что это за жур… жур… как его?

— Ну, это не так просто объяснить, Ваше Величество, — несколько смутилась Надежда. — В общем, я пишу о том, что вижу…

— A, так вы тоже стихотворица! — обрадовался король.

— Н-нет, скорее прозаик.

— Тоже неплохо. Ну а теперь, сударыня Надежда Чаликова, будьте любезны объяснить, что за особая миссия привела вас ко мне в замок и как вы думаете узнать, кто съел Касьяна. — Вспомнив вид обглоданных костей, король резко помрачнел.

— Можете называть меня просто Надя, Ваше Величество, — улыбнулась Чаликова, — мне так привычнее. Только, прошу вас, для всех остальных я должна оставаться Перси, пажом и слугой боярина Василия.

— Да, разумеется, — кивнул король.

— Вероятно, Вашему Величеству известно о недавнем походе князя Григория на Царь-Город? — Король кивнул. — В тот раз у него ничего не получилось, но ясно, что своих замыслов он не оставил.

— Да уж, если князь Григорий чего себе в голову вобьет, то уже не отступится, — заметил Александр.

— Ну вот, а всего опаснее то, что у него есть свои люди в Царь-Городе. Одного из них, столичного мэра, то есть градоначальника князя Длиннорукого, вовремя разоблачили и упрятали в темницу, да что толку — он ведь был не один. Да и не только в Царь-Городе — у вас тоже могут быть его агенты.

— У меня? — изумленно вскинул Александр брови. — Но с какой стати?

— Как это с какой стати, Ваше Величество? — возмутилась Надя. — Покончив с Кислоярским царством, он же сюда полезет!

— Ну, на что ему наши болота, — как бы успокаивая самого себя, возразил Александр.

— Болота, может, и не нужны, — ответила Чаликова, — но у Григория большой зуб на ваших доблестных рыцарей. Вернее сказать, он не может спать спокойно, имея их у себя в тылу.

— Говорил я сто раз своим доблестным рыцарям, чтобы вели себя потише… Постойте! — неожиданно резко вскочил Александр. — Я вспоминаю — боярин Василий что-то спрашивал насчет Беовульфа и еще кого-то. Эдак он еще поедет настраивать их против князя Григория!

— Нет-нет, Ваше Величество, — поспешила успокоить короля Надя. — Василий Николаич просто хочет, так сказать, частным порядком прощупать обстановку.

— A, ну тогда другое дело, — опустился в кресло Александр. — Нам тут, знаете ли, приходится быть очень тихими и незаметными, чтобы беды не накликать.

— A мне почему-то кажется, что ночное происшествие как-то связано с происками князя Григория, — гнула свое Чаликова.

— Сомневаюсь, — возразил король. — Князь Григорий и его сподвижники только пьют кровь, а людоедство — это все же несколько другое. Но вы правы — установить истину обязательно нужно. Погодите, как же я поручу вам это благородное дело, если вы значитесь пажом? A, знаю — я сам займусь изысканиями справедливости, а вы будете постоянно находиться при мне. Вы согласны, госпожа Надя?

— Это вы здорово придумали, Ваше Величество, — радостно ответила Надежда. — Только я здесь человек совсем новый и толком ни с кем еще не знакома. Может быть, Ваше Величество подозреваете кого-то из обитателей замка в склонности, так сказать, к людоедству?

Король немного подумал:

— Да, я понял вашу мысль. Никто извне попасть сюда не мог — ведь нас затопило весьма основательно. A что касается обитателей… Ну, уж в своих слугах я могу быть уверен — они служат уже долгие годы, многие помнят еще моего покойного батюшку…

— A все эти творческие личности? — осторожно поинтересовалась Чаликова. — По-моему, вчера они отличились отменным аппетитом. Особенно господин Диоген.

— Ну, вы уж скажете!.. — запротестовал Александр.

— Нет, Ваше Величество, вы уж как хотите, но для себя всю эту публику я оставляю под подозрением, — решительно заявила Надя.

— Ну что же, — уныло пожал плечами король. — Я не верю, что среди них есть настоящие, а не словесные людоеды, но голову в залог не поставил бы…

— A тот господин во фраке? — припомнила Надя.

5
{"b":"761","o":1}