Содержание  
A
A
1
2
3
...
12
13
14
...
91

— Вещдоки? — деловито спросил Василий.

— Что-что?

— Ну, вещественные доказательства.

— Да нет, не совсем. Я вижу, тут на земле ясные отпечатки сапог, именно таких, какие были на покойном князе Владимире, и еще круглое углубление… Как будто он тут вначале не лежал, а сидел.

— А если он кого-нибудь там ожидал? — осторожно, чтобы ненароком не впутать в это дело Чаликову, предположил Дубов.

— Да, похоже, что так. И этот кто-то явился на свидание не с самыми добрыми намерениями. — Пал Палыч вылез из-под крыльца. — Значит, на покойного напали либо внезапно, со спины, либо убивец — человек, которому он всецело доверял, или, скажем так, от которого не ожидал нападения.

Сердце Василия сжалось: «А что если Надя не сказала мне всей правды? Например, явилась на свидание — из любопытства или из журналистского интереса, тот стал к ней приставать, вот она его… Да нет, кусок мыла был засунут ему в глотку так крепко, что здоровый мужчина его с трудом вытащил. Хотя, с другой стороны, опасность удваивает силы…»

Вслух же Василий сказал:

— Никак не могу понять, любезнейший Пал Палыч, как это случилось, а главное — кому это нужно.

— А, не берите в голову. Лично меня в этом деле привлек лишь способ исполнения, — признался Пал Палыч. — А что касается «кому нужно?» — то это уж вопрос посложнее.

— Но князь Владимир, как я слышал, стоял в оппозиции, то есть, в общем, не особо поддерживал царя Дормидонта и господина Рыжего, не так ли? — не то спросил, не то констатировал Василий. Пал Палыч пренебрежительно махнул рукой:

— Я в ихние дрязги не вникаю. Знаю только, что и у Государя, и у Рыжего есть враги поважнее, чем князь Владимир.

Тут на крыльце появились госпожа Хелена, майор Селезень и Надя Чаликова в сопровождении Рыжего. Судя по одеяниям, все четверо отправлялись в город.

— Пошел наводить порядок в вооруженных силах! — гаркнул майор и строевым шагом, от которого чуть не обвалилось злосчастное крыльцо, двинул по улице.

— А я, как всегда, в архив! — радостно пропела баронесса и поспешно удалилась следом за майором.

— А вы, Наденька? — спросил Дубов.

— Пойду посмотрю, чем живет Царь-Город. Может, потом какую статейку накропаю.

— Только будьте осторожны, — понизив голос, попросил Дубов. — После случая с князем Владимиром всего чего можно ждать.

— Вася, вы полагаете, что его убийство имеет к нам какое-то отношение? — тревожно глянула на детектива Чаликова.

— Во всяком случае, не исключаю, — не стал тот вдаваться в подробности. — Так что будьте особо внимательны и не поддавайтесь ни на какие провокации.

— Будет исполнено! — усмехнулась Надя.

— Ну, как идет следствие? — поинтересовался Рыжий, когда гости разошлись по своим делам.

— Так себе, — ответил Пал Палыч. — Похоже, опять ничего не найдем.

— Но искать будем! — оптимистично заявил Дубов.

— Ищите, — одобрил Рыжий и, наклонившись к Василию, понизил голос: — Только не допоздна. Возможно, уже завтра утром вам отправляться в путь. — И Рыжий направился в сторону своего экипажа, который ждал его на улице напротив крыльца.

— Подвезите и меня до приказа, — попросил Пал Палыч.

— Да ради бога! — беспечно махнул рукой Рыжий, и карета, бренча по бревнам, будто расстроенное фортепьяно, скрылась за поворотом. А Василий заглянул под крыльцо — но не обнаружил там ничего заслуживающего внимания, кроме того, что уже заметил и отметил глава сыскного приказа.

— А в конце-то концов, чего я тут голову себе дурю, — пробормотал Дубов. — Лучше прогуляюсь по городу.

Василий по опыту знал, что если какое-то расследование зашло в тупик, то не следует зря «перегревать» мозги, а лучше всего отвлечься на что-нибудь совсем другое. И если в «своем» мире Василий Николаевич мог, например, съездить на природу, хоть в «Жаворонки» к писательнице Ольге Ильиничне Заплатиной, то здесь ему ничего другого не оставалось, как переодеться в сообразный эпохе кафтан и отправиться в центр города.

Едва Василий завернул на соседнюю улицу, как его глазам предстало величественное шествие, достойное известной басни Крылова: прямо по улице запряженная тройка тащила, вернее, катила невиданного в здешних краях зверя. Разумеется, невиданного для народа, с изумлением наблюдавшего за происходящим. Дубов же тотчас узнал «Джип» майора Селезня, только на переднем сидении вместо майора сидел и не очень умело крутил баранку незнакомый человек с густыми темными кудрями. А из толпы доносились возгласы:

— Опять народу забижательство готовят!..

— Глянь-ка, Борька внутри — да это опять выдумки рыжего черта!..

— Все они заодно!..

— Ничего, вот ужо придет князь-Григорий да задаст им трепку!..

— Да уж, похоже, что князя Григория здесь ждут не дождутся не только воеводы с боярами, — вздохнул Василий и свернул в ближайший переулок. И тут он увидел Чаликову — она была чудо как хороша в длинном сером платье и в высокой шапке, слегка отороченной лисьим мехом. «Да, эта женщина — на все времена», с нежностью подумал Василий и не спеша двинулся следом за Чаликовой, грациозно ступавшей кожаными сапожками по переулочной грязи. Но тут из дыры в заборе вынырнул какой-то субъект в лохмотьях, напоминавший кислоярского бомжа, и о чем-то заговорил с Чаликовой. Дубов спрятался за выступ мрачной избы, выдвигавшейся из общего ряда строений почти на проезжую часть, и наблюдал, готовый в любой момент броситься на помощь Наде. Однако та, несколько минут поговорив с «бомжом», спокойно пошла дальше, а ее подозрительный собеседник вновь нырнул в дыру.

«Странно, о чем они говорили? — ломал голову Василий. — А впрочем, Надя ведь собиралась пообщаться с разными слоями здешнего общества. Не все же с боярами тусоваться». — И детектив, чтобы не мешать журналистке выполнять свой профессиональный долг, вернулся на большую улицу. Поскольку необычная упряжка уже проехала, то там было спокойно и почти безлюдно.

И тут Дубов увидел, как по улице раскованной, чтобы не сказать больше, походочкой фланирует некий господин с аляповатым красным крестом поверх весьма дорогой одежды. Вспомнив рассказ Нади об этом странном боярине, Василий почти машинально пошел следом за ним и очень скоро оказался перед входом в собор — тот самый храм Ампилия Блаженного, который показывал ему Рыжий. Осенившись истовым крестным знамением, господин вошел в церковь.

«Ну, сейчас его оттуда выставят с треском», злорадно подумал Василий, но поскольку это пророчество не сбылось и через пять, и через семь минут, то детективу не оставалось ничего другого, как войти следом.

В церкви шел обряд отпевания — батюшка с клиром дьячков читали отходную убиенному рабу божию Володимиру, каковой смиренно возлежал в роскошном гробу среди немногочисленных провожающих, в одном из коих Дубов увидел господина с ярким крестом. В покойнике же он узнал князя Владимира.

Недолго думая, детектив подошел к скорбящим провожающим и вежливо отвел господина с крестом в сторону.

— Я — частный сыщик Дубов, — вполголоса представился он. — Расследую убийство князя Владимира.

— Боярин Андрей, — представился в ответ его собеседник. — Чем могу служить?

— Как вы думаете, почему погиб князь Владимир? — с ходу приступил к делу Василий.

— Ей-богу, не знаю, — совершенно искренне пожал плечами боярин Андрей. — Но его не должны были убить.

— В каком смысле?

— Ой, да вы меня не слушайте, я вечно несу всякую околесицу. Особенно сегодня, в такой печальный день… — Боярин Андрей глянул на покойника и умильно прослезился.

«А ведь эта фраза у него вырвалась не случайно, — подумал Василий, — надо ее запомнить: Князя Владимира не должны были убить». А вслух он задал следующий вопрос:

— Господин боярин Андрей, знаком ли вам некто маг и чародей Каширский?

— О, еще как знаком! — ответствовал боярин гораздо громче, чем это полагалось в храме, да еще и на панихиде. — Прекрасный человек. Именно он подарил мне это средство от порчи и сглаза. — Боярин Андрей продемонстрировал свой крест — и только тут Дубов заметил, что он был пластмассовым и явно изготовлен в том мире, откуда Василий прибыл.

13
{"b":"762","o":1}