ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Веревкин, — поправила баронесса.

— Да хоть Бечевкин. Так и «Вечерний звон» сюда попал, да и мало ли что еще…

«К примеру, пластмассовый крест боярина Андрея», — припомнил Василий, но вслух об этом говорить не стал.

— А неплохо бы, однако, отобедать, — предложил майор. — Как говорится, соловья баснями не кормят. А то этот Соловей Петрович нам всю обедню обгадил.

— А здорово вы его, однако, в лес закинули, — сказал Дубов. — Я бы эдак не сумел.

— Пустяки, — небрежно махнул Селезень рукавом кафтана. — Просто двое пернатых в одной берлоге не живут, ха-ха-ха!

— Надо глянуть, вся ли еда на месте, — озабоченно заметила Чаликова. — Похоже, что эти бедные люди первым делом набросились именно на провиант…

Но тут Чумичка и сам остановил лошадей, так как слева от дороги на краю леса показался теремок с узорной надписью над входом — «КОРЧМА».

— Очень кстати! — обрадовался майор.

— Уж слишком кстати, — с подозрением покачал головой Дубов.

Собственно, харчевня представляла собой довольно ветхую избушку с трубой, из которой валом валил дым. Сие архитектурное сооружение покоилось на сваях, торчащих из земли.

— Ничего удивительного, местность-то болотистая, — прокомментировал майор, и путники отважно поднялись по шаткому крылечку. Правда, дверь оказалась столь низкой, что Дубов едва не стукнулся головой о притолоку.

Внутри общепитовская избушка оказалась весьма обширным помещением, заставленным аккуратными деревянными столиками и табуретками. Других посетителей в корчме не было.

— Очень уж тут просторно, — скептически заметила баронесса. — С виду — ветхая старая избенка, а тут…

— Специфика дизайна, — откликнулась Надя. — Видела я как-то маленькие «вольксвагенчики» в форме жука — снаружи и смотреть не на что, а в салон пять человек запросто садятся.

— Не то что мой «Джипик», — тяжело вздохнул Селезень.

Тут из-за стойки появилась барменша, или кабатчица — моложавая блондинка с густыми черными бровями. Одета она была в цветастый халат с накинутым поверх фартуком, а на плече у нее сидел сытого вида черный кот, лениво поглядывающий на гостей зеленым глазом.

— О, кто к нам пожаловал! — тихим страстным голосом с артистическими придыханиями воскликнула чернобровая шинкарка. — Что будем кушать?

— Обедать, — коротко заказал майор Селезень.

— А, ну ясно, — и с этими словами трактирщица неслышной походкой удалилась за стойку.

— А что, очень уютный шалманчик, — заметил Дубов. — Удивительно только, как это он до сих пор не прогорел: уже сколько едем, а никого не встретили. Разве что Соловья-Разбойника с его камрадами.

— Да уж, начало какое-то не того, — глубокомысленно протянул майор.

— А дальше, чует моя душенька, еще похлеще того будет, — эхом отозвалась Чаликова.

— Что-то все приуныли, — с деланной бодростью сказала баронесса. — Ничего, сейчас я вас поразвлеку малость. — И она, лихо задрав верхнюю юбку, принялась усердно шуровать в многочисленных нижних.

— Во дает! — удивленно и в то же время смущенно пробасил майор Селезень.

— Ага, нашла! — издала радостный клич баронесса и извлекла из каких-то только ей ведомых тайников своих одежд некую бумагу, сложенную трубочкой. — Это документ, — гордо потрясая бумажкой, заявила она, — который я, так сказать, позаимствовала из хранилища. Точнее, не один документ, а несколько, связанных между собой общей темой. Датируются девятым годом правления царя Дормидонта, то есть пятнадцать-шестнадцать лет назад.

Баронесса развернула бумажку и начала деловито зачитывать:

— «По поводу продажи пик, мечей и щитов посланцам князя Григория имею сообщить: причитающаяся плата была получена сполна и в золотой монете. Подпись — боярин Куняев».

— Не понял? — подал голос майор.

— Сейчас поймете, — кивнула баронесса и продолжала: — Следующий документ. «Председатель боярской думы со товарищами обсудил продажу оружия посланцам князя Григория. И, изрядно поразмыслив, порешил, что старое и ветхое оружие продавать можно и должно, для пополнения казны». Печати, подписи — все как положено. Следующий документ: «При самой передаче оружия я не присутствовал, так как необходимости в том никоей не видел. Как мне было наказано, деньги получил с посланцев и в казну немедля передал, оставив себе токмо за труды одну десятую долю. Потому мне не ведомо, каким образом посланцам князя Григория было продано цельное оружие. Боярин Куняев».

— Ничего не понимаю, — удивленно покачал головой Селезень.

Василий же с Надей слушали внимательно и сосредоточенно. А баронесса с азартом продолжала:

— Так вот еще документик: «Бояре Голованов, Губин и Стежков побывали на оружейном подворье и опросили тамошних писцов на предмет продажи оружия посланцам князя Григория. Писцы те аки ужи на сковородке вились, но все же сознались, что от боярина Куняева имели приказ отдать оружие исправное вместо ветхого». Подписи и так далее. А вот еще бумаженция: «Прошу принять от меня нижайший дар в виде Заливного луга с отменными покосами, что на дороге в Волчанку расположен. С одной лишь просьбой нижайшей — отвести от меня наветы, возводимые по поводу оружия ветхого, к подмене коего я никакого отношения не имею. Боярин Куняев».

Баронесса, оторвавшись от чтения, обвела всех победным взором:

— Ну и как вы думаете, кому это Куняев взятку сует? Правильно — председателю Боярской Думы. И чем это кончилось?

— Ему башку отрубили! — прорычал майор.

— Вот и не угадали! — радостно захлопала в ладоши баронесса. — Читаем еще один документик: «До общего сведения довожу, что с продажей оружия вышла накладка, в коей боярин Куняев неповинен, а повинны писцы оружейного подворья, кои за свои злые дела и отменно наказаны будут». Подпись и печать председателя Боярской Думы князя Устинова.

— Бардак, — угрюмо подвел черту майор Селезень. Василий же, почесав в затылке, задумчиво спросил:

— Госпожа баронесса, а почему вы раньше не ознакомили нас с этими документами?

— А куда нам было спешить? — засмеялась в ответ Хелен фон Ачкасофф и вдруг резко посерьезнела. — Что я, сумасшедшая, что ли — такие бумаги в городе на свет божий вытаскивать. Я еще жить хочу, знаете ли. Да и вообще…

Но договорить баронесса не успела, так как в этот момент пол под ногами заметно покачнулся.

— Землетрясение?! — встревожился Дубов.

— Да нет, сваи оседают, — невозмутимо пробасил майор, стараясь удержать на столе салфетку и солонку.

— Топчутся, — немногословно возразила Надя.

— Кто, сваи?

— Вот именно. Или вы не догадались, куда мы попали? В избушку на курьих сваях!

— Да, лопухнулись мы, однако, — спокойно констатировал Селезень. — И как это наш Чумичка так прошляпил?

— Значит, они и его охмурить успели. — С этими словами Василий глянул через маленькое подслеповатое окошко на улицу. Там Чумичка потчевал царских рысаков сеном и овсом. — Надо бы ему как-то дать знать, чтобы находился в готовности…

— А давайте смоемся, пока она там кухарничает, — предложила Чаликова.

— Бежать с поля боя? Никогда! — заявил майор. — Будем организованно отступать.

Однако организованное отступление не удалось бы в любом случае: из-под стойки выскочил хозяйкин кот и, прямо на ходу вырастая до размеров огромной пантеры, кинулся к выходу. Там он лег поперек дверей и, глядя на гостей, сладко замурлыкал.

— Отступление затрудняется, — оглядев поле предстоящей битвы, констатировал Селезень. — Эх, жаль, не прихватил я с собой «Дегтярева»…

Тут в зал вернулась чернобровая хозяйка.

— Ну, что там наш обед? — как ни в чем не бывало спросила баронесса.

— Ах, извините, гости дорогие, придется малость подождать, — с глубоким сожалением ответила хозяйка. — Змей Горыныч прилетит только через час.

— Змей Горыныч? — удивилась Надя. — Не слишком ли это острое и горячее блюдо?

Кривая ухмылка тронула тонкие губы хозяйки:

— Да нет, касатики мои, не Змей Горынычем я буду вас потчевать, а его — вами!

17
{"b":"762","o":1}