ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Очаровательная девушка
Эволюция разума, или Бесконечные возможности человеческого мозга, основанные на распознавании образов
Найди меня
Все чемпионаты мира по футболу. 1930—2018. Страны, факты, финалы, герои. Справочник
Личные границы. Как их устанавливать и отстаивать
Великий русский
Князь Пустоты. Книга третья. Тысячекратная Мысль
Тонкое искусство пофигизма: Парадоксальный способ жить счастливо
Там, где цветет полынь
Содержание  
A
A

— А как насчет нашего друга Рыжего? — ехидно поинтересовалась баронесса.

— А тут, пожалуй, посложнее, — покачал головой Василий. — Сдается мне, что у столь незаурядной личности вряд ли может существовать двойник в параллельном мире. Конечно, смотря что таковым считать…

— Однако, господа, не мешало бы определиться с ночлегом, — вернул майор метафизическую беседу к прозе жизни. — Уже скоро стемнеет, а мы еще не нашли верного причала.

— Может, вернемся в деревню? — предложила Надя.

— Возвращаться плохая примета, — возразила баронесса.

— Тогда — полный вперед! — подытожил Василий.

* * *

Вскоре в сгущающихся сумерках путники увидели неподалеку от дороги высокое бесформенное сооружение, которое при более близком рассмотрении оказалось церковью. Заброшенной ее назвать, пожалуй, было бы нельзя, но и содержащейся в идеальном порядке — тоже.

— Середина двенадцатого века, — тут же сообщила баронесса. — То есть, насколько я понимаю, сооружена еще до раздвоения реальностей. Простояла до начала двадцатых годов, после чего там располагался колхозный хлев, однако несколько лет назад ее начали понемногу восстанавливать.

— Ну, здесь мы сможем хоть как-то переночевать, — уверенно заявил Александр Иваныч. — Чумичка, тормози телегу!

Придержав лошадей, Чумичка с опаской оглядел церковь:

— Не нравится мне тут. Но дальше начинаются земли князя Григория, а там ночевать — верная погибель.

— Так что же делать? — нетерпеливо спросила Надя.

— Будем здесь.

Карета остановилась перед потрескавшейся и изрядно обвалившейся папертью, пассажиры вышли, и майор принялся дубасить в дверь сторожки, прилепившейся сбоку от входа в церковь.

Вскоре на стук вышел сторож — маленький седенький старичок лет под сто, одетый в какие-то немыслимые лохмотья.

— Здесь царевна Татьяна Дормидонтовна, — с ходу сообщил майор Селезень. — Обеспечьте Ее Высочеству и сопровождению достойный ночлег.

— O-о-о, кто к нам пожаловал! — радостно зашамкал сторож. — Только где ж я вас поселю?.. Разве что прямо в церкви. Там и просторно, и покойно. — Погремев огромной связкой ключей, старичок взял на изготовность самый внушительный.

Высокопоставленная делегация, ведомая старичком сторожем, торжественно направилась в храм. Между тем Дубов с Чумичкой выносили из кареты все нужное для скромного ночлега.

— Ну, здесь-то нечистая сила не посмеет нас тронуть, — с благолепием произнесла баронесса, взирая на иконы, горящие свечи и прочую благодать.

— Да уж, сюда они не сунутся, — удовлетворенно добавил Селезень. Чумичка промолчал, только скептически хмыкнул.

— Спокойной вам ночи, господа хорошие, — низко поклонился сторож и, тяжело шаркая сношенными лаптями, вышел из храма.

Спать еще не хотелось, и путники, расположившись со скромной закуской вокруг алтаря, вновь принялись обсуждать конечную цель своей поездки — свадьбу царевны с князем Григорием и поимку зловредного чародея Каширского.

— Я вижу ситуацию так: перед нами вражеская крепость, — разглагольствовал майор, — и наша задача ее захватить. И тут возможны варианты — либо штурм, либо осада, либо обманный маневр.

— Ни штурм, ни осада в нашем случае никак не подходят, — заметила баронесса, — слишком уж силы неравны. Да-да, Суворов побеждал не числом, а умением, но Суворов же и говаривал, что противника надо изучать. А мы об этом князе Григории толком ничего не знаем.

— Потому-то нам и предстоит действовать по методу Штирлица, — сказал Дубов. — Проникнуть в самое логово неприятеля и подтачивать его изнутри.

— Жаль только, что мне во всей этой истории отведена роль подсадной утки, — вздохнула Чаликова.

— Лично я подсадной уткой быть не собираюсь, — громогласно заявил Селезень. — Если что, я их трам-тарарам…

— Вот этого-то я и опасаюсь, — озабоченно покачал головой Дубов. — Вы, Александр Иваныч, как всегда, не сдержитесь и сорвете всю операцию. Поэтому очень прошу вас — больше дела, меньше эмоций.

— Ладно, ладно, — примирительно проворчал майор. — Будем, значится, посдержаннее. Да и чего это мы все о делах — давайте о чем веселом поговорим.

— Ну-с, если хотите, — подхватила баронесса, — могу еще поразвлечь вас документами из городского архива.

— Опять всякие гадости, — пробурчал Селезень. — Я же чего действительно веселое имел в виду. А тут снова эти пасквили.

— Нет, исторические документы, — с важностью поправила баронесса и, снова пошарив в многочисленных нижних юбках своего «фрейлинского» платья, извлекла рулончик пожелтевшей бумаги. — «Сегодня посланец князя Григория разговаривал при мне с боярином Губиным и гадости всяческие про нашего царя-батюшку рассказывал. Де, на встрече его с князем Григорием целовались они взасос аки бабы, и водку вместе распивали в количествах немеренных, и в дружбе вековечной друг-дружке клялись. А после князь Григорий посуду на счастие бил, а царь токмо улыбался, на все эти бесчинства глядя. Я схватил негодяя посланца за бороду, да боярин Губин вступился за него. И сказал, что правда это все и что токмо польза от дружбы с князем будет. Что, объединившись с нашим царем, они изгонят инородцев зловредных, от коих хиреет земля кислоярская. Я сказал ему, что ложь сие и клевета зловредная, так как доподлинно знаю, что царь наш батюшка Дормидонт ни с какими мужиками никогда в жизни не целовался и делать этого не будет, так как противно ему сие. Но посланец поганый настаивать стал, что сам при том присутствовал и своими глазами видел, как князь с царем лобзались и водку распивали. Я уж не знаю, что бы я сделал с ним, вражиной, да тут подошел к нам князь Владимир и, услышав об чем спор, окатил меня медовухой из кружки со словами, что я-де сам инородец и под дуду инородцев пляшу. И еще окатить хотел, да промахнулся и окатил медовухой посланца и извиняться перед ним начал, и кафтан с него стянул, сказав, что заменит ему на новый. Но посланец, за свой кафтан ухватившись, заорал неблагим матом, что, мол, его грабят, и хотел ударить князя Владимира, да тот увернулся ловко, и попал посланец прямиком в ухо боярину Губину. А поспевший тут боярин Андрей ударил крестом своим Губина, да по башке, и закричал голосом дурным, что де боярина Губина враги убивают. А уж что дальше было, я не упомню, так как и меня по голове чем-то стукнули сильно. И шишка потом была с кулак, но обида не в том, а в напраслине, на нашего царя-батюшку возводимой. Боярин Куняев».

— Полный дурдом, — махнул рукой майор.

— А я так не думаю, — задумчиво заметил Василий и, обратясь к баронессе, спросил: — И это все?

— Да все, собственно, — отвечала та, — разве что тут еще приписка есть, явно другой рукой сделанная.

— Какая? — спросила Надя.

— Да всего одно слово, — пожала плечами баронесса. — «Дурак».

— И все? — удивилась Надя.

Но за баронессу ответил Василий:

— И этого более чем достаточно. Госпожа Хелена, позвольте вам задать нескромный вопрос.

— Для меня как историка не существует нескромных вопросов, — горделиво ответила баронесса.

— Меня интересует, как к вам попали все эти манускрипты.

Баронесса чуть смутилась:

— Ну, если не вдаваться в подробности, то я применила тот же способ, который не решилась использовать на базаре, ну, вы помните, с историческим кувшином.

— А если конкретнее? — попросил Дубов.

— Когда архивариус Саввич вышел в соседнее помещение, я схватила с полки первую попавшуюся бумагу и сунула под юбку.

— И Саввич ничего не заметил? — несколько удивился Василий.

— Не совсем, — ответила баронесса. Как раз в тот момент, когда я прятала бумагу, он неожиданно вошел в комнату и не мог не заметить моего замешательства. Но мне показалось, что он улыбнулся мне как сообщник и после этого несколько раз покидал комнату, оставляя меня наедине с документами. Ну и я, сами понимаете… — Баронесса смущенно замолкла.

— Я вас прекрасно понимаю, дорогая баронесса, — усмехнулся Дубов. — Ясно, что эти документы вам просто подбросили. Но настолько ловко, что вы этого даже не поняли, а считаете, что сами их, гм, слямзили. Остается только выяснить, кто и с какими целями их вам столь виртуозно подкинул.

20
{"b":"762","o":1}