ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A
* * *

А в круглой башне продолжались исторические беседы.

— Ну что ж, теперь нам понятно, как князь Григорий власть захватил, — подвел черту Дубов.

— Да, жук тот еще, — пробасил майор.

— Ну ладно, это все были частные донесения, — сказала баронесса, — а вот, пожалуйста, официальный документ — переписка высокопоставленных лиц обоих государств. Интересно, что они находились в одном пакете с вышеприведенными тремя донесениями, как будто их кто-то нарочно вместе сложил. Здесь даты нет, но имеется пометка, что данная переписка относится к генварю — иулию одиннадцатого года правления царя Дормидонта. — И баронесса приступила к чтению: — «Главе Царь-Городского Потешного приказа князю Святославскому. На ваш запрос относительно участи царских скоморохов отвечаю следующее…»

— Что за чушь! — перебил майор. — Какой еще Потешный приказ?

— Ну, это, наверное, что-то вроде нашего министерства культуры, — не очень уверенно предположила баронесса. — Так, на чем я остановилась? Да, «…отвечаю следующее. Скоморохи, приехавшие в Белую Пущу потешить честной народ, заявили два представления: древнегреческую трагедь „Офигения в Авлиде“ стихоплета Еврипида и комедь собственного измышления „Просто Маруся“ со слезами, песнями и плясками. Однако, поимев успех изрядный, вконец распоясались и стали по своему почину играть представление без названия, коего начало записали служивые тайного приказа.

ГЛАВНЫЙ СКОМОРОХ.

Милостивые господа,
Слушайте сюда!
Мы вам покажем представление
Всем на удивление.
А коли смотреть не хотите,
То, пожалуй, и не смотрите.
Представляем вам князя Шушка —
Благородного старичка.
А вот его дочка, княжна Ольга,
Что княжила ладно, да жаль — недолго.
А это князев постельничий Григорий,
После сам ставший князем который.
А уж как овладел он престолом княжьим —
Про то мы и расскажем, и покажем.

КНЯЗЬ ШУШОК.

Ох, чего-то мне недужится,
Нога болит и голова кружится.
Скорей бы конец этому горю!

ГРИГОРИЙ (про себя).

Его тебе я живо ускорю.

КНЯЖНА ОЛЬГА.

Батюшка, я несу лекарство.

КНЯЗЬ.

И на кого ж оставлю я государство?

КНЯЖНА.

Живи, батюшка, до ста лет!

(со слезами уходит).

ГРИГОРИЙ.

Тебе, о мой князь, замены нет!

КНЯЗЬ.

Ну, довольно предаваться болезням —
Оборотимся к делам полезным.
Эй, Григорий, где ты, зараза?

ГРИГОРИЙ.

Вот, князь, два на подпись указа.

(Подает бумаги. Князь отворачивается подписать указы, Григорий достает из-за пазухи бутыль с надписью „Отравное зелье“ и подливает в лекарство).

КНЯЗЬ.

Ну все, подписал их своею рукой.
Выпью лекарство — и на покой.

(выпивает, уходит).

ГРИГОРИЙ.

Желаю, князь, счастливого сна.
Теперь на очереди — княжна.

Поняв, что недостойные шуты собираются показать в лицах и с подробностями небезызвестную клевету на нашего всемилостивейшего правителя князя Григория, зрители в лице простого люда начали кидать в поганцев репой, яйцами да каменьями, и тогда служивые тайного приказа, дабы уберечь скоморохов от праведного народного гнева, прекратили представление и в темницу оных препроводили, где они по сию пору и пребывают. Князь Григорий, по доброте и незлобивости своей, давно уже готов простить и отпустить нечестивцев, да озабочен тем, что, оказавшись за пределами темницы, они растерзаны будут честным народом. А посему просим прислать представителя, который и забрал бы оных скоморохов. А ежели они вам не надобны, то отпишите нам об этом, так как кормить их накладно, зело прожорливы, и мы в таком случае отдадим их на праведный суд народа. Барон Альберт, начальник тайного приказа при князе Григории».

— Очень мило, — хмыкнул Дубов. — И что же, их так и казнили?

— Нет, и по этому поводу как раз второй документ. «Расписка. Дана начальнику Потешного приказа князю Святославскому в получении им скоморохов в целости, сохранности и сытости в количестве шести голов. В обмен же получено то, что было обещано. Барон Альберт».

— И чего было обещано? — заинтересовался майор.

— А кто его знает, — пожала плечами баронесса. — Может, деньги, а может, и оружие. Про то в бумагах ничего не сказано. Однако в этом пакете оказался еще один документ, вернее, даже не документ, а частная записка главы Потешного приказа князя Святославского.

— К кому? — заинтересовался Дубов.

— Обращение отсутствует, как и начало записки, — развела руками баронесса.

— Будем считать, что к неизвестному лицу. Судя по тому, что эта записка попала в хранилище — возможно, к самому архивариусу или человеку, близкому к нему. Значит, так — уважаемый, почтеннейший… пишу к вам… как ваше здоровье… Ага, вот: «Намедни Государь призвал меня к себе, дабы обсудить участь злополучных скоморохов. При сем были Рыжий и царь-городский градоначальник князь Длиннорукий. Князь объявил, что на месте Государя не стал бы скоморохов выручать, ибо покусились они на святое — на нашу верную дружбу с князем Григорием, да и плата за их вызволение слишком велика есть. Все, подумалось мне с горькостью, пропали мои скоморохи. Но тут вдруг поднялся Рыжий и твердо сказал, что не вправе мы отдавать своих соотечественников на смерть лютую и что должны выкупить их, перед тем хорошенько поторговавшись о цене. Выслушав внимательно обоих, Государь сказал: „Быть по сему. Тебе, Рыжий, и поручаю вести переговоры с посланниками князя Григория“. Градоначальник при сем зело разозлился и, плюнувши на пол смачно, выбежал из царских покоев, дверию шибко потряся».

Так, ну там дальше уже что-то другое, и подпись: Князь Святославский, писано одиннадцатого иуния одиннадцатого года.

— Все ясно, — хмыкнул Василий.

— Что ясно? — удивился майор.

— Ясно, кто все эти бумаги в один пакет собрал и в доступное для баронессы место положил. — И, не желая продолжать эту тему, сыщик сладко зевнул: — О, уже совсем стемнело, пора и на боковую. Утро, знаете ли, вечера мудренее.

* * *

Царевна проснулась, зажгла тусклый ночник и внимательно, насколько позволяло освещение, оглядела княжескую опочивальню — красные стены с развешанными на них рыцарскими доспехами и охотничьими трофеями, лепной потолок, грубо выкрашенный коричневой краской, и, наконец, само брачное ложе — огромный двуспальный гроб, выстланный изнутри перинами и красным постельным бельем. Князь Григорий с открытыми глазами лежал рядом с царевной и остекленело глядел в потолок.

— Ну что, князь, ублажила я тебя, али нет? — томно потянулась царевна.

Князь медленно повернул голову в ее сторону:

— Вы меня полностью удовлетворили, глубокоуважаемая Татьяна Дормидонтовна. Я беру вас к себе у жены.

25
{"b":"762","o":1}