Содержание  
A
A
1
2
3
...
28
29
30
...
91

— Да, больше похоже, что Каширский мог организовать убийство своего врага Рыжего, но зомби просто «промахнулся», — заметила баронесса. — А может, и нет…

— В общем, тайна убийства пока остается тайной, — констатировала Надя.

— А погодка, однако, расшалилась, — заметил майор Селезень, кутаясь в «воеводничий» кафтан. — Знаете, когда ветер сам по себе или дождь сам по себе — то это еще терпимо, но когда то и другое в комплексе…

— Может, опустимся и переждем внизу? — предложила баронесса.

— Нет-нет, я против, — возразила Чаликова. — Сами мы ковер-самолет не приземлим, а его будить жалко… — Надя кивнула в сторону Чумички, который все так же храпел, не обращая ни малейшего внимания на непогоду.

Тем временем князь-григорьевское редколесье перешло в дремучие хвойные леса Кислоярского царства, и ковер-самолет заскользил над верхушками елей, как по бескрайнему зеленому ковру, приподнимаясь вверх, если елка на пути попадалась слишком высокая.

— Автопилот! — уважительно заметил по этому поводу майор Селезень.

Вскоре, несмотря на стену дождя, путники заметили, что им навстречу летит другой летательный объект, а по мере приближения определились и его формы: большая ступа с метлой, используемой в качестве пульта управления. За пультом восседала старая знакомая — чернобровая трактирщица, она же по совместительству Баба Яга. Приблизившись к ковру-самолету, ведьма принялась на большой скорости описывать вокруг него крутые виражи, явно намереваясь взять на таран. При этом она злорадно выкрикивала:

— Ну что, гости дорогие, не ждали? Ничего, милые, от меня не улетите, я вас все равно изжарю и Горыныча попотчую!

— Может, отдать ей Каширского? — вполголоса предложила баронесса.

— Ни за что! — возмутился Василий. — Его ожидает следствие и судебный процесс.

Тем временем майор извлек из-под кафтана скатерть-самобранку, осторожно, чтобы не унесло ветром, разложил ее прямо на поверхности ковра и скомандовал:

— Самобранка, накройся!

Тут же на скатерти появились разные аппетитные деликатесы, однако майор схватил пустую кружку и недолго думая, запустил ею в ведьму. Та едва успела увернуться.

— Ах вот вы как! — разъярилась воздушная пиратка и, сделав резкий вираж, двинулась прямо на ковер. И когда она уже была готова огреть Селезня метлой по голове, Надя схватила жбан с медовухой и, совсем как покойный князь Владимир, выплеснула содержимое прямо в лицо Бабе Яге. Та дико заверещала, и ступа, лишившись управления, резко полетела вниз, скрывшись между еловых веток.

— На, получай! — рыкнул Селезень и швырнул ей вослед блюдо с огромным осетром.

От шума проснулся Чумичка:

— Ну, что тут опять?

— Да Бабу Ягу отваживали, — скромно сообщил майор.

— Она теперь зла на нас, как черт, — опасливо заметила баронесса. — Вдруг еще вернется и Змея Горыныча с собой притащит?

— Потому нам надо увеличить скорость, — предложил майор. — Как, Чумичка, это возможно?

— Попробуем, — ответил колдун и забормотал какие-то новые заклинания, отчего ковер полетел быстрее, хотя и ненамного.

— А интересно, они уже там обнаружили, что князь Григорий мертв? — задумчиво произнес Василий.

— Обнаружили, не обнаружили — какая разница, — заметила баронесса. — Не Григорий, так другой появится. Но если они уже нашли его растерзанный труп, то вполне могли снарядить за нами погоню.

— Например, отряд боевых самолетов, — не то всерьез, не то со скрытой иронией подпустил майор. — Так сказать, эскадрон ковров летучих…

— Кишка тонка, — ухмыльнулся Чумичка. — Ковров-то у них навалом, да пользоваться ими никто не умеет. А что до князя Григория, так нет ничего проще. — С этими словами Чумичка извлек из декольте блюдечко с золотым яблоком и попросил: — А ну-ка, золотое яблочко, покатись по блюдечку, покажи нам князя Григория!

И действительно, яблочко покатилось по краю блюдца, и на нем появилось изображение — сначала мутное, а потом все более различимое — лица князя Григория крупным планом.

— Классный телевизор! — восхитился майор Селезень.

Тем временем невидимая камера как бы отъехала и показала общий план — живой и здоровый, но с повязкой на шее, князь Григорий сидел за столом и что-то говорил своим подчиненным.

— Выходит, слухи о смерти князя Григория оказались несколько преувеличенными, — только и смог сказать Василий.

— Опять я дал маху, — печально произнес Чумичка. С этими словами он вновь привалился к Каширскому и захрапел.

Над ковром-самолетом повисло тяжелое молчание, перебиваемое лишь порывами все крепчавшего ветра и звуками дождя. Где-то в отдалении прогремел гром. Путники, каждый по-своему, думали об одном: о напастях, ожидающих в самом ближайшем будущем Кислоярское царство и лично царевну Татьяну Дормидонтовну со стороны злобного и мстительного князя Григория.

Неловкое молчание прервал Дубов:

— Господа, когда я рассказывал насчет Рыжего и убийства князя Владимира, вы мне время от времени задавали вопросы, на которые я отвечал в том смысле, что дайте срок, поговорим и об этом. Так вот, теперь давайте поговорим и об этом. Как вы знаете, наша удивительная эпопея началась с того, что мне позвонили по телефону и сообщили, что давно разыскиваемый мною маг и чародей Каширский скрывается на Гороховом городище. Теперь я с уверенностью могу сказать, что это был голос Рыжего!

— Как, Рыжего? — изумился майор. — Разве между параллельными мирами существует телефонная связь?

— Да нет, звонил Рыжий как раз из «нашего» мира. Он, так же как и его враг Каширский, знает о свойствах каменных столбов и время от времени путешествует из одной реальности в другую. И это многое объясняет. Прежде всего — приказ Чумичке избавиться от нас после завершения операции «Троянская невеста». Это вовсе не от неприязни к нам — просто Рыжий хотел сохранить «окно» на городище в тайне и не превращать его в проходной двор.

— Но для чего он звонил вам? — недоуменно спросил майор.

— Рыжий хотел избавиться от Каширского, — стал терпеливо объяснять Василий, — но сам не мог это сделать. Однако, бывая в «нашем» Кислоярске, он узнал и о художествах Каширского, и о моих попытках его поймать. Потому и позвонил мне, чтобы я «взял» Каширского на Гороховом городище. А если не удастся, то Рыжий готов был пойти и на то, чтобы я следом за Каширским отправился в «параллельный» мир и поймал его там. Естественно, домой он бы меня уже не отпустил. Но когда Рыжий узнал, что в Царь-Город я иду не один, а с целой компанией, он тут же несколько переиграл свои планы и постарался использовать создавшуюся ситуацию на все сто процентов. Единственное, чего он недоучел — так это наших отношений с Чумичкой.

— И что же нам теперь делать? — с некоторой растерянностью спросила Чаликова.

— Мы нанесем ответный удар! — с воодушевлением заявил Селезень.

— И у вас есть план, как это сделать? — поинтересовался Василий.

— Пока что нет. Но мы должны любое обстоятельство обернуть себе на пользу. Что мы, глупее Рыжего?

— Ну, не знаю, — с некоторой иронией заметила госпожа Хелена. — Вот, например, этот противный дождь и гроза. Ума не приложу, как вы думаете обратить их на пользу?

Тут, словно в ответ на слова баронессы, разразился оглушительный раскат грома, и ослепительная молния озарила небеса. От грохота проснулся Чумичка:

— Э, да нам пора опускаться.

— Что, уже прилетели? — удивилась Чаликова.

— В такую грозу летать опасно. — Не вдаваясь в дальнейшие объяснения, Чумичка принялся нашептывать очередную порцию заклинаний, и ковер-самолет стал медленно снижаться.

— Я же говорил — нелетная погода, — прокомментировал Селезень. — Вынужденная посадка. Пристегните ремни.

* * *

Немного покружив над полянкой посреди леса, ковер опустился на мокрую траву. Пассажиры с облегчением вздохнули — полет и вправду оказался очень уж беспокойным.

— Давайте тогда уж переоденемся, — предложила Чаликова, и они с Чумичкой удалились за большущую елку, где Надя отдала Чумичке его промокший кучерский кафтан, а сама облачилась в столь же влажные царевнины наряды.

29
{"b":"762","o":1}