ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Используются, дорогая баронесса, — поправил Дубов, оторвавшись от своих мыслей.

— Ну да, используются, — согласилась баронесса. — Но это если говорить в настоящем времени о той эпохе, куда мы перенеслись.

— Вот это меня и смущает, — озабоченно сказал Василий. — Ну ладно, допустим, что мы перенеслись, или злодей Каширский нас перенес во времени, но не раньше середины шестнадцатого века, когда стена города была разрушена во время неких междоусобиц… Кстати, с кем Кислоярск воевал?

— История там очень запутанная, и точно сказать, с кем кто воевал, довольно сложно — все время возникали разные временные союзы, и одни и те же княжества то враждовали друг с другом, то объединялись против еще кого-то. Кстати, судя по историческим свидетельствам, немалую роль во всей этой междоусобице играло княжество, чья столица располагалась на нынешнем Гороховом городище, — выдала ценную информацию баронесса.

— Да, но почему тогда на городище нет никаких следов жизни, даже более того — заброшенное место, внушающее мистический страх местным жителям? — задался новым вопросом Василий. — Остается предположить, что там время движется в другом направлении, чем здесь… Нет-нет, не будем вдаваться в дебри научной фантастики, лучше подумаем, что нам делать. Меня, например, весьма озадачила фраза одного из стражников: «Все ясно, это те самые». Выходит, нас уже ждали?

— Ну, это как раз понятно, — заметил майор Селезень. Он и Чаликова давно прекратили бесплодные пререкательства и внимательно прислушивались к разговору Дубова с баронессой. — Ясно, что им уже донесли — к городу движется четверка подозрительных личностей. Разведка — первое дело, особенно во время военной нестабильности!

— А может, Каширский? — неуверенно предположила Надя. — Вдруг он узнал о нашем появлении и решил избавиться от нас чужими руками?

— Не думаю, — покачал головой Василий. — С его-то способностями он мог разделаться с нами, что называется, «не отходя от кассы». И вообще, сдается мне, что кто-то нас пытается использовать в своей большой игре в роли пешек. Причем не проходных, а скорее разменных. И что этот «гроссмейстер» — явно не Каширский.

— A кто же? — вздохнула Надя. Но в этот момент дверь распахнулась и в темницу вошел статный человек лет сорока или чуть старше. Судя по высокой меховой шапке и кафтану, отделанному соболем, он принадлежал к более влиятельным кругам кислоярского (или, точнее, царь-городского) общества, чем ранее встреченные крестьяне или черношапочные стрельцы.

Чувствуя, что майор уже готовится выдать очередной неподцензурный афоризм, Василий перехватил инициативу:

— Уважаемый господин, мы хотели бы получить юридические обоснования нашего содержания под стражей.

Господин расстегнул кафтан и снял с головы шапку, обнажив густую копну ярко-рыжих волос:

— Уф, жарко… Но приходится носить — как-никак, подарок с царского плеча. Я ведь, собственно, пришел извиниться перед вами за действия наших ретивых охранников. И чтобы сколько-то загладить нашу общую вину, милостиво приглашаю поселиться у меня в тереме. Уверяю, вам там будет и удобно, и просторно.

— Лучше в тереме, чем в тюрьме, — брякнул майор. Он был, в сущности, добрый человек и не умел долго сердиться.

— Простите, с кем имеем честь? — поинтересовалась баронесса.

— Ах, ну что вы, я всего лишь покорнейший слуга нашего всемилостивейшего царя Дормидонта Петровича, — с хитроватой улыбкой ответил нежданный избавитель. — Зовите меня просто Рыжим. Так меня все кличут, и сам Государь тоже.

Уловив немой вопрос Дубова, госпожа Хелена прошептала:

— В Кислоярске правили князья, а не цари, и между ними никакого Дормидонта не было… По крайней мере, в сохранившихся летописях таковой ни разу не упоминается.

Детектив рассеянно кивнул и следом за Рыжим и своими спутниками покинул сырую темницу.

ГЛАВА ВТОРАЯ

ЗАГАДОЧНОЕ УБИЙСТВО

Запряженная парой гнедых, темная карета медленно тянулась по грязной немощеной улице, а ее пассажиры сбивчиво рассказывали своему избавителю о том, как они попали в Царь-Город. Внимательно их выслушав, Рыжий ответил:

— Что ж, все ясно — к нам вы попали через Холм Демонов. Там действительно происходит… хотел сказать — такое, но точнее было бы сказать — даже и не такое. Знаете, на свете есть многое, что и не снилось ни нашим царь-городским мудрецам, ни их зарубежным коллегам, но у нас ведь как? Если что нельзя объяснить — значит, чертовщина и колдовство. Поэтому я попросил бы вас никому здесь больше не говорить обо всем, что вы мне сейчас рассказали. Давайте-ка… — Рыжий на минутку задумался. — Давайте представим вас заморскими гостями — это будет более натурально. Поживите пока у меня в тереме, а я устрою так, чтобы вам было оказано всяческое содействие.

— Скажите, господин Рыжий, — несмело обратилась баронесса, — а смогу ли я поработать в ваших, ну, как они у вас называются, в общем, в исторических архивах?

— Да сколько угодно! — радостно откликнулся Рыжий. — Я сам лично представлю вас нашему придворному летописцу, и он вам все покажет и расскажет.

— У меня к вам тоже будет просьба, — сказал майор Селезень. — Мы приехали на «Джипе», ну, это такая телега, только с мотором, но она малость испортилась, и нам пришлось ее оставить прямо на дороге недалеко от городища. Надо бы ее, того самого…

— Сделаем, — перебил Рыжий. — Насчет исправить — не обещаю, но в город привезем обязательно.

Тем временем экипаж остановился возле скромного, но добротного двухэтажного терема, и Рыжий галантно помог дамам выйти из кареты:

— Вот и ваше пристанище. Слуги укажут вам горницы, а я должен ехать на доклад к Государю. Пока отдыхайте, дорогие гости, а за обедом встретимся и побеседуем поосновательнее.

* * *

Немного оклемавшись после ночных и утренних злоключений, гости собрались в небольшой уютной комнате, отведенной майору Селезню, чтобы обсудить создавшуюся обстановку и план дальнейших действий.

— По-моему, Рыжий — неплохой человек, — заметила Чаликова, — и он искренне хочет нам помочь.

— А у меня такое впечатление, будто я его когда-то где-то видела, — задумчиво пробормотала баронесса фон Ачкасофф.

— Ну, это как раз не удивительно, — откликнулся Дубов. — Рыжеволосые люди вообще все чем-то похожи друг на друга. А вот его голос… Где-то как будто я его слышал, и совсем недавно! Нет, никак не вспомню.

— А мне он доверия не внушает! — рубанул Селезень. — И с чего бы это ради он поселил нас у себя в доме? Подозрительно.

— Лично мне здесь нравится больше, чем в подвале, — возразил Дубов. — Внушает ли нам доверие Рыжий, или не внушает, в нашем теперешнем положении не имеет ровным счетом никакого значения. Давайте действовать по обстоятельствам. Вы, уважаемая баронесса, когда попадете в архив, поинтересуйтесь не только вашими любимыми доисторическими черепками, но и событиями более недавней истории — например, когда и при каких обстоятельствах подле царя появился наш благодетель Рыжий. Вы, Наденька, если будете беседовать со здешними жителями, то постарайтесь их вызвать на откровенность — ну, вы знаете все эти журналистские хитрости — и тоже узнайте побольше о Рыжем. Сдается мне, что он весьма важная фигура при дворе Дормидонта Петровича… А каковы ваши планы, майор?

— Я человек военный, — отчеканил Селезень. — Буду знакомиться с вооруженными силами. — И, подумав, добавил: — Если получу допуск.

— Очень хорошо, — одобрил Дубов, — но заодно попытайтесь провентилировать и вопрос о настроениях в войсках.

— Будет сделано, товарищ генерал! — щелкнул каблуками Селезень.

— А сами вы чем займетесь, Васенька? — спросила Чаликова.

— А я буду думать и наблюдать, наблюдать и анализировать, — с важностью ответил детектив. — Не забывайте, что мы еще должны выйти на след господина Каширского!

* * *

За обедом Рыжий хлебосольно потчевал дорогих гостей стерляжьей ухой, жареными рябчиками и прочими царь-городскими деликатесами, попутно удовлетворяя их любопытство. Дубов отметил и откровенность, с которой Рыжий отвечал на все вопросы — качество, не очень-то свойственное Кислоярским государственным мужам той эпохи, из которой они прибыли.

5
{"b":"762","o":1}