ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Багровый пик
Резня на Сухаревском рынке
Золотой запас. Почему золото, а не биткоины – валюта XXI века?
Леди и Некромант
Страсти по Адели
Омуты и отмели
Принц инкогнито
Последняя миля
Всё, о чем мечтала
Содержание  
A
A

СТЕПАН:

Скажите, чтоб не очень увлекались
В поджогах, грабежах и баболюбстве —
Я ведь желаю только проучить
Сей град за непокорство и гордыню,
С лица ж земли сносить не собираюсь.
Ведь я же не злодей и не насильник,
А своего народа благодетель.
А так как нынче Ново-Мангазея
Уже в составе царства моего,
Об чем указ вечор подписан мною,
То я не ворог подданным своим,
Пришедшим ныне под мою корону,
А царь — хоть грозный, но и справедливый!..
Что скажешь ты, мой верный воевода?

ВОЕВОДА:

Приказ я отдал прекратить разбой —
И так уж все пограбили, что можно
И девок перепортили довольно.

СТЕПАН:

Молчи! Меня касаться это не должно;
Я — царь, а не убийца, не насильник.
А коли наши славные стрельцы
Кой в чем переусердствовали малость,
Пускай господь их судит, а не я.

ВОЕВОДА:

Как скажешь, Государь, все в царской воле.

СТЕПАН:

Что это за людишки там стоят?

ВОЕВОДА:

Градоправитель Новой Мангазеи…
Ну, то есть бывший, я хотел сказать,
А вместе с ним старейшины градские.

СТЕПАН:

Чего им? Впрочем, подойдут пускай.
Да им скажи, чтоб слишком не робели —
Ведь я их новый царь, а не какой-то
Упырь, иль бес, иль злой поработитель.

— Ну как? — вдруг обернулся к Василию Мисаил, читавший за царя Степана. Правда, в его исполнении грозный монарх больше смахивал на гоголевского городничего.

— Довольно любопытно, — осторожно ответил Дубов. — Что это за пьеса?

— О, это великое произведение великого сочинителя! — важно сообщил Антип. — Считавшаяся безвозвратно утерянной трагедия Джона Уильяма Свампа «Завоевание Мангазеи».

— Там и для тебя есть что сыграть, Савватей Пахомыч, — подхватил Мисаил. — К Степану приходят городские старейшины, они просят пощадить мирных жителей и обещают отдать ему все свои несметные богатства, но царь отвечает, что ему и так все принадлежит, а главного старейшину велит высечь у себя на конюшне. И тогда сей старец выхватывает из-за пазухи дамасский кинжал и гордо закалывается. Уверен, что у тебя это прекрасно получится!

— Я подумаю над вашим предложением, — дипломатично уклонился от ответа Дубов. — Но что это за Джон Уильям как там его и почему трагедия неизвестная, если у вас есть ее текст?

— Джон Уильям Свамп был по роду занятий представителем одного крупного торгового дома с Альбиона в Новой Мангазее, — начал терпеливо объяснять Антип, — но основным делом его жизни стало сочинительство для подмостков. Свамп был свидетелем завоевания Мангазеи царем Степаном и поведал об этом в своей трагедии, написанной хотя слогом аглицких драм, но на нашем языке, коим он, долгие годы живя здесь, овладел в совершенстве. Но потом все списки этой трагедии были отобраны, а сам Джон Уильям выслан обратно в Англию.

— Так что же, значит, все описанное имело место на самом деле? — заинтересовался Дубов.

— Да как ты не понимаешь, Савватей Пахомыч, — загорячился Мисаил, — художник имеет право на свое видение происходящего. Это ведь не какой-нибудь бездарный ремесленник…

— Да нет, это-то я понимаю, — поспешно перебил детектив, не желая вдаваться в концептуальные дискуссии о художественном вымысле и пределах его допустимости, — просто я не понимаю, как эта пьеса два века спустя попала к вам.

— Загадочное дело! — с сомнением покачал головой Антип. — Сегодня мы выступали на площади со своими шутками, а когда уже собрались уходить, то к нам подошел какой-то невзрачный господин и сказал: «Что вы всякую дрянь играете — это с вашими-то способностями!». Протянул нам этот свиток, а сам был таков.

Василий осторожно взял в руки свиток с «Завоеванием Мангазеи»:

— Бумага хоть и не очень новая, но двести лет ей никак не дашь. А вы уверены, что это действительно та самая вещь, а не какая-нибудь подделка?

— Да как ты можешь?! — чуть не подпрыгнул Мисаил. — Так написать мог только настоящий великий маэстро!..

— Ну хорошо, — опять не стал спорить Василий, — допустим, что это и есть та самая трагедия. А вы не задумались, почему она всплыла именно сегодня? Не оттого ли, что кому-то выгодно разжигать в Мангазее противо-царь-городские настроения? И вы прекрасно знаете, кто он — этот кто-то!

— Князь Григорий?.. — неуверенно пробормотал Антип.

— А вам не кажется странным, — продолжал Дубов, — что пьесу, считающуюся утерянной два века назад, неизвестно кто отдает неизвестно каким скоморохам…

— Как это неизвестно каким?! — сорвался с места Мисаил. — Просто человек увидел, что такие даровитые скоморохи, как мы, исполняют всякую дрянь, и решил нам помочь!

— Вздор! — решительно заявил Василий. — Если хотите, я могу рассказать, как все было, а вы уж сами решайте, как поступать. Двести лет назад все списки крамольной трагедии были изъяты и, скорее всего, вывезены в Царь-Город, где их поместили в спецхран. Ну, то есть, в тайное бумагохранилище, — поправился детектив. — Мне доподлинно известно, что сторонники князя Григория имеются в самых высоких Царь-Городских кругах, и они-то, имея доступ в спецархив, могли вынести оттуда рукопись трагедии и сделать с нее сколь угодно списков — один из них и попал к вам.

— Но для чего? — удивился Антип.

— Это элементарно! — в сердцах брякнул Василий. — То есть, я хотел сказать, что и дураку понятно. Для того же самого, для чего тут распространяют подметные письма — чтобы возможно больше мангазейцев ожидали князя Григория как освободителя и благодетеля. Он, в отличие от недоброй памяти царя Степана, надеется взять город с наименьшими жертвами и разрушениями. И отнюдь не из каких-то человеколюбивых побуждений, а чтобы заполучить в готовом виде всю здешнюю инфраструктуру.

— Чего-чего? — не поняли скоморохи.

— Ну, налаженные торговые связи, пристани, судоверфи, всяческие мастерские, кузницы и все такое прочее. Так что думайте сами, вкладывать ли свою лепту в победу князя Григория, или нет. Мне кажется, что мы сюда прибыли, скажем так, с несколько иной миссией.

— Да, пожалуй, — пробормотал притихший Мисаил. А Антип неуверенно добавил:

— Кто его знает? Князья Григории приходят и уходят, а эта, как ее, инфра — остается…

* * *

Едва только Серапионыч возвратился в терем Рыжего, как хозяин кинулся ему навстречу:

— Ну как, доктор, есть надежда?

— Случай, конечно, запущенный, — со знанием дела ответил Серапионыч, проходя в гостиную, — но отнюдь не безнадежный.

— Доктор, а нельзя ли это как-нибудь ускорить? Ведь государство в опасности!

— Как любит говаривать один наш общий знакомый, «Не спеши, а то успеешь», — поправил на носу пенсне доктор.

— Знаю, знаю, — подхватил Рыжий, — «Тише едешь — шире лицо».

— Морда, — учтиво поправил Серапионыч. — Наш общий знакомый в данном контексте употребляет именно это словечко.

— Что ж, морда — так морда, — вздохнул хозяин. — Ну ладно, не буду вас торопить. Но только вы очень уж не затягивайте.

60
{"b":"762","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Просто гениально! Что великие компании делают не как все
Девушка Online. В турне
Эффект Марко
Манифест великого тренера: как стать из хорошего спортсмена великим чемпионом
Маркетинг от потребителя
Князь Пустоты. Книга первая. Тьма прежних времен
Умереть, чтобы проснуться
Мобильник для героя
Необходимый грех. У любви и успеха – своя цена