ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Мрачное королевство. Честь мертвецов
Отель
Брачная ночь с графом
Путин. Человек с Ручьем
Сплетение
Мир вашему дурдому!
Скиталец
Остров Камино
Преследуемый. Hounded
Содержание  
A
A

Мысли детектива стали путаться, и он провалился в глубокий сон.

* * *

Серапионыч неспеша брел в сторону терема Рыжего, с интересом разглядывая дома, палисадники и людей на царь-городских улицах. Вдруг доктор явственно услышал, как его окликнули по имени. Вернее, по отчеству. Доктор обернулся и увидел крытый черный экипаж, запряженный парой лошадок. Из зарешеченного окошка ему махал глава сыскного приказа.

— А, Пал Палыч, — обрадовался Серапионыч, — всегда рад вас видеть.

Экипаж остановился.

— Как хорошо, что я вас встретил, Серапионыч, — оживленно заговорил Пал Палыч. — Похоже, мы взяли след того негодяя, который нападал на князя Владимира и боярина Андрея. Сейчас едем его брать. Хотите посмотреть?

— Отчего же нет? — Доктор поправил на носу пенсне. — С превеликим удовольствием.

— Тогда поедемте вместе, — предложил Пал Палыч и распахнул дверь. Серапионыч осторожно влез в экипаж. Там, кроме Пал Палыча, сидели еще несколько стрельцов сыскного приказа.

Экипаж стронулся с места.

— Коробейник, продавший некоему прихрамывающему человеку три куска мыла, опознал его на улице, и выяснить, где он скрывается, было делом считанных часов, — сообщил Пал Палыч.

— И где же? — полюбопытствовал доктор.

— Вы не поверите — в нашей городской канализации! И, что весьма удивительно, их там несколько, не меньше троих.

— Очень оригинально, — протянул Серапионыч. — Мыло, кровь на кресте, канализация…

— О чем это вы? — не понял Пал Палыч.

— Да так, свои мысли, — неопределенно ответил доктор.

— В общем, мы перекрыли канализацию в обоих концах Ново-Спасской улицы, — продолжал глава приказа, — а крышку заперли на замок. Так что возьмем их прямо в логове.

За этими разговорами группа захвата доехала до Ново-Спасской улицы, где собрался, кажется, чуть ли не весь царь-городский сыскной приказ. Несколько стрельцов, вооруженных пиками и секирами, стояли в непосредственной близости от люка. Поодаль толпились многочисленные зеваки.

— Ну все, можем начинать, — сказал Пал Палыч, неспешно вылезая из экипажа. Один из стрельцов, гремя ключами, открыл замок, двое других сдвинули канализационный люк с места.

Пал Палыч наклонился над зияющим отверстием и громко крикнул:

— Вы окружены, сопротивление бесполезно! Выходи по одному, и без глупостей!

Из недр канализации заслышались какие-то неясные звуки, и минуту спустя из отверстия начал появляться перепачканный землей деревянный ящик, оказавшийся гробом. Следом за ним оттуда же вылезли два человека, одетые в лохмотья, от которых разило нечистотами. Оба щурили глаза и что-то бормотали себе под нос. Стрельцы тут же связали им руки и повели в экипаж.

Тем временем с гроба сняли крышку, и под нею оказался уже несколько подпорченный труп некоего богато одетого человека.

— Князь Владимир! — узнал покойника Пал Палыч. — Черт побери, зачем он им понадобился?!

— Вообще-то я догадываюсь, зачем, — пробормотал Серапионыч, — но это долго объяснять.

Глава сыскного приказа вновь склонился над люком и крикнул:

— А теперь — хромой!

Из отверстия вылез высокий мрачный тип в дырявой шинели, висевшей на нем, как на вешалке. Он озирался кругом и тоже что-то бормотал.

Стрельцы подвели к Пал Палычу молодого парня в расшитой тесемками синей рубахе.

— Значит, вы и будете тот самый коробейник Петрушка? — спросил Пал Палыч.

— Он самый и есть, — весело тряхнул парень копной черных кудрей.

— Посмотрите внимательно, узнаете ли вы этого, гм, человека?

— А и смотреть нечего, — Петрушка блеснул белозубой улыбкой, — он же и есть тот господин, что купил у меня три куска мыла!

Неожиданно «господин» зарычал, будто дикий зверь, и, отринув от себя двоих дюжих стрельцов, вынул что-то из кармана шинели. Не успели охранники схватиться за свои секиры, как он бросился к Петрушке и попытался это что-то засунуть ему в рот. Но, к счастью, неудачно — стрельцы набросились на него сзади и скрутили руки. На мостовую упал брусок мыла.

— А вот и третий, — удовлетворенно сказал Пал Палыч, поднимая мыло. — Увозите их поскорее в сыскной приказ и проведите дознание по всем правилам, — отдал он распоряжение своим подчиненным. — Ах да, еще не забудьте убрать перекрытия в канализации.

— Все Рыжий виноват со своим дерьмопроводом, — донеслись до Серапионыча слова одного из зевак в толпе. — Раньше никаких притонов под землей не бывало…

Серапионыч смотрел, как хромого уводят в черный экипаж. Он тоже опознал человека в рваной шинели, но отнюдь не торопился докладывать об этом главе сыскного приказа. Задержанный в недавнем прошлом был наемником в Придурильской республике и в других «горячих точках», и Серапионыч собственными глазами видел его труп в Кислоярском морге каких-нибудь несколько месяцев назад.

— Значит, и этот тоже из тех, — пробормотал доктор. И, обернувшись к главе приказа, попросил: — Пал Палыч, не позволите ли вы мне поприсутствовать при допросе задержанных?

— Да сколько угодно, — рассеянно махнул рукой Пал Палыч.

* * *

Коренастый мужичок шел по дороге, что-то мурлыкая себе под нос. Время от времени он поправлял лямки рюкзачка и поглядывал по сторонам — не случатся ли еще какие разбойнички. И вдруг он услышал топот копыт у себя за спиной и быстро развернулся. Завидев карету, он даже как-то расслабился и чуть усмехнулся. И поднял руку, будто голосуя такси, хотя такой жест был совершенно чужд этому миру. Но, что еще более странно, карета, чуть обогнав его, остановилась, и в ней открылась дверца, приглашая пешехода вовнутрь. На ходу снимая рюкзачок, путник потрусил к экипажу. И, плюхнувшись на мягкие сиденья, весело осклабился:

— Привет, Херклафф!

Хозяин кареты изобразил на своем лице «улыбку крокодила», которая на путника не произвела никакого впечатления.

— Прифет, Каширский, — ответил хозяин, хитро поблескивая моноклем, и крикнул извозчику: — Челофек! Трогай! Мать тфою…

И снова, обращаясь к своему попутчику, вежливо спросил:

— Я прафильно выразился?

— В общем-то правильно, Эдуард Фридрихыч, — отвечал Каширский, разглядывая пуговицы на камзоле попутчика. — Но пристало ли барону так выражаться?

— Пристало! Пристало! — радостно закивал барон. — Мужик есть тфарь, понимающая лишь грубое слофо.

И, заметив ухмылку Каширского, веско добавил:

— Вот и князь Григорий со мной по этому фопросу фсегда быль софершенно согласен.

Каширский с нескрываемой досадой пожал плечами и отвернулся к окну. Барон же, выдержав паузу, спросил елейным голосом:

— Я слышал, у фас были неприятности?

Каширский резко повернулся, видимо, собираясь и ответить столь же резко, но наткнулся на улыбку барона, как на столб.

— Да, было тут дело… — промямлил он.

Херклафф же, протирая монокль платочком, продолжал тем же невинным тоном:

— Я думать, что наш сфетлейший князь ф честь праздника будет ф хорошем расположении духа.

Каширский навострился:

— Какого праздника?

— А фы не знаете? — ехидно отвечал барон. — Ах, майн гот, я забыл, фы же сидели ф каталашка. Я прафильно фыразился?

— А выразиться по сути вы не можете? — не выдержал Каширский.

— Можно и по сути, — отвечал барон, водружая монокль на место. — Хотя я и не особенно ф курсе сути. Тфести лет от князя Григория не было никаких фестей, и вот он фдруг прислал мне приглашений на праздник. Наферное, опять затефайт какую-нибудь гроссе делишко. Еще кофо-нибуть заколдофать… Я так полагать, что фы, херр Каширский, знайть больше? Хотя если фы сидеть ф каталашка…

— Я хоть и сидел в каталажке, но знаю побольше вашего, Эдуард Фридрихыч, — не выдержал Каширский. — Что за праздник, я вам не могу сказать, но, судя по всему, он приурочен к взятию Царь-Города.

— А разфе Царь-Город фзят? — блеснул моноклем барон. — Я этого не заметить…

— Еще не взят, но вот-вот будет взят, — с запальчивостью продолжал Каширский. — И лично я многое сделал, чтобы это произошло скорее и вернее.

75
{"b":"762","o":1}