ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

«Все ясно — не похоронили, как подобает по православному обряду, вот он и бродит», смекнула Танюшка.

— О царевна, ты ли это? — вдруг вопросил призрак зловещим шепотом.

— Д-да… Я, — дрожащим голосом отвечала Татьяна Дормидонтовна, невольно отступая назад по коридору.

— Что ты делаешь тут, в этом затхлом пустынном тереме? — продолжал расспросы призрак.

— А какое тебе дело? — вскинулась было царевна, однако, сообразив, что с выходцем из небытия лучше не заедаться, честно ответила: — Меня сюда отослал батюшка, подальше от возлюбленного.

— Вот как! — будто бы даже обрадовался призрак боярина Андрея. — Так ведь твой-то возлюбленный меня здесь вчера и поселил. На время, конечно.

— Неправда! — топнула ножкой Танюшка. — Не такой человек Рыжий, чтобы связываться со всякой потусторонней нечистью.

— Кто это нечисть?! — вскричал было призрак, но крепко закашлялся — давало знать недавнее покушение на удушение.

— Ты! — заявила Танюшка. — Ведь ты же призрак, а не я.

— Я — призрак? — изумился боярин. — Ну, царевнушка, ты уж и скажешь!

— Так, значит, ты не призрак? — только теперь начало доходить до Татьяны Дормидонтовны.

— Где ж ты видела, чтобы призрак ходил с крестом? — сказал боярин Андрей. — Обычно они бегут от креста, будто купцы от сборщика податей.

— Да, пожалуй, — вынуждена была согласиться Танюшка. Что правда, то правда — призраков, вооруженных крестом, да еще столь внушительных размеров, ей встречать еще не доводилось. Впрочем, равно как и призраков совсем без креста.

* * *

Около полуночи Василий стучался в обшарпанную дверь по тому адресу, который ему оставил дядя Митяй для связи. Дом представлял собой настоящую развалюшку в окружении таких же жалких лачуг.

Дверь открыл сам дядя Митяй.

— О, это вы, Савватей Пахомыч! Ну, с чем пожавовали? — С этими словами он провел своего гостя через темную прихожую в более чем скромно обставленную комнату, где на столе одиноко чадила свечка.

— Задание выполнено, — присев на колченогий стул, сообщил Дубов.

— Вы его высведили? — обрадовался Седой.

— Не только выследил, но и все остальное. Останки находятся в надежном месте, но к утру их желательно было бы все-таки убрать.

— Уберем, уберем, — радостно приговаривал дядя Митяй. — Савватей Пахомыч, благодарное Очечество не забудет вам этого вевикого дела!..

— Но могут появиться осложнения, — озабоченно перебил Дубов. — Например, если кто-нибудь меня заметил. Так что я хотел бы уже до утра выехать из города.

— Да-да, конешно! — Дядя Митяй порылся во внутреннем кармане и протянул Василию скрепленную печатями бумагу, на коей значилось, что податель сего, Савватей Пахомыч, должен быть повсюду пропускаем без задержек и путевых поборов.

— Вот спасибо! — обрадовался Дубов. — А как насчет наличности? Я об этом говорю отнюдь не из-за стяжательства — но чтобы какое-то время скрываться, мне нужны средства.

Дядя Митяй на минутку задумался:

— Давайте сделаем так. У меня сейчас пви себе почти нет денег, я не думав, што все случится так скоро. Я схожу к себе за деньгами, а вы приходите под утро прямо сюда, я вам отдам деньги, а вы мне покажете, где находится покойник. Потом смево можете ехать, я лично просвежу, чтобы вам не чинили препятствий, а остальное не довжно вас вовновать.

— Договорились! — радостно потер руки Василий, вставая со стула. — А я покамест пойду к Миликтрисе Никодимовне, надо же с ней проститься. Надеюсь, разлука будет недолгой…

— Дево молодое, — захихикал дядя Митяй. — На свадебку-то пвигласить не забудьте!

За этими разговорами дядя Митяй проводил Василия, и тот скрылся во тьме переулка. За углом его ждала скоморошья повозка с Мисаилом на кучерском месте.

— Теперь — на кладбище! — вполголоса скомандовал Василий.

— Опять на кладбище! И ночью!.. — театрально возмутился Мисаил, но Дубов уже решительно влезал в повозку. — Н-но, родимые! — прикрикнул Мисаил на лошадок, и те медленно потащили повозку по узкому переулку.

* * *

Как всегда по вечерам, Пал Палыч изучал сводку событий по Царь-Городу за минувший день. Однако на сей раз он их читал вслух, а его слушателем был ни кто иной как Владлен Серапионыч. Убедившись, что доктор непричастен к осквернению могилы князя Владимира, Пал Палыч проникся к нему гораздо большим доверием, чем в первые дни.

— «Лиходеи, извлеченные из канализации на Ново-Спасской улице, — читал Пал Палыч, прихлебывая из блюдечка свой любимый чай с клюквенным вареньем, — при дознании упрямо молчали и на вопросы отвечать отказывались. Лишь проходящий по делу по кличке „Хромой“ сказал: „Каширский“, после чего внезапно упал замертво. Установивший смерть лекарь Серапионыч произнес непонятное слово „зомби“ и настоял, чтобы „Хромого“ в покойницкой держали в ручных и ножных кандалах…» Что это значит, Серапионыч? — Пал Палыч поднял удивленный взгляд на доктора.

Серапионыч привычным жестом подлил в чай немного содержимого из своей скляночки. Ему нужно было многое объяснить своему собеседнику, но при этом не сказать ничего лишнего.

— Видите ли, достопочтеннейший Пал Палыч, — начал Серапионыч, — само понятие зомби пришло к нам из Африки, где некоторые колдуны владеют искусством оживлять покойников и подчинять их своей воле. Такой вот оживленный покойник и называется зомби. Это уже не совсем человек, и даже кровь у него другая…

— Ну вот, опять нечистая сила, — вздохнул Пал Палыч. — Но какое отношение ко всему этому имеет Каширский?

— Каширский поставил производство зомби, если так можно выразиться, на поточный метод, — объяснил доктор. — В тех краях, откуда прибыли все мы, то есть Василий Николаич Дубов, майор Селезень и ваш покорный слуга, не так давно начали появляться всякие темные личности, многие из которых числились мертвыми. И, едва засветившись, они куда-то бесследно исчезали. Между прочим, «Хромой» — это один из них.

— Поганое дело, — проворчал Пал Палыч.

— И теперь становится ясно, — поправил Серапионыч сползшее набок пенсне, — что Каширский и его люди сначала превращали весь этот сброд в послушных зомби, а затем переправляли в ваши края.

— Но зачем?! — чуть не поперхнулся чаем глава приказа.

— Как это зачем? — доктор отпил чаю с добавкой. — Нападать на людей, выкапывать покойников и вообще выполнять все «установки» Каширского.

— Черт знает что, — совсем погрустнел Пал Палыч. — Мы и со своими лиходеями едва справляемся, а тут еще эта нежить… А кстати, Серапионыч, почему вы решили, что «Хромого» надо держать в покойницкой закованным? Теперь-то он уже по-настоящему покойник!

— Лучший покойник — это мертвый покойник, — вздохнул Серапионыч. — Да, я был вынужден констатировать факт смерти, так как все процессы жизнедеятельности остановились. И все-таки эта смерть ненастоящая.

— В каком смысле? — чуть нахмурился Пал Палыч. Ему начало казаться, что Серапионыч над ним просто смеется. Доктор же был серьезен, как никогда:

— Ну, во-первых, он и без того мертвец, а посему второй раз умереть не может. А во-вторых, чтобы его подопечные не проболтались, Каширский дает им дополнительную установку, согласно которой зомби немедленно умирает, если начнет говорить лишнее. И едва «Хромой» назвал имя Каширского, как тут же свалился замертво. Но эта смерть лишь кажущаяся — через некоторое время труп оживает. Вот, собственно, почему я и попросил, чтобы с него не снимали кандалов.

— Бесовщина какая-то, — поежился Пал Палыч. — И что же теперь с ними делать?

— Лучше всего было бы их раззомбировать, ну, то есть, расколдовать, — ответил Серапионыч. — Но для этого нужен настоящий маг и чародей, причем не менее квалифицированный, чем господин Каширский.

— Где ж такого взять-то?.. Хотя вообще-то есть у нас один такой колдун, — вспомнил Пал Палыч. — Совсем недавно, пару недель тому обратно, он не только перехитрил Каширского, но даже умудрился выкрасть его из Белой Пущи и доставить в Царь-Город. А мы, старые тетери, упустили этого Каширского у себя из-под носа…

77
{"b":"762","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Сломленный принц
Призрак мыльной оперы
Метро 2033: Край земли-2. Огонь и пепел
НЛП. Большая книга эффективных техник
Скандал в поместье Грейстоун
Разрушенный дворец
Человек, упавший на Землю
Мы из Бреста. Путь на запад
Жена поневоле